Перспективы и последствия для России

Вопросы продовольственной безопасности и внутреннего самообеспечения не являются новыми для России. Лозунги и призывы к бизнесу наладить собственное производство продуктов питания в достаточном объеме для удовлетворения потребительского спроса давно звучат с высоких трибун. И в некоторых сегментах, действительно, произошли важные структурные изменения. За 10 последних лет мы практически полностью отказались от импорта мяса птицы и яйца, свинины, теперь экспортируем зерно, гречку и подсолнечное масло.

К сожалению, во многих других направлениях производства продуктов питания ситуация не такая радужная. Самая высокая доля импорта наблюдается во fresh-сегменте.

Так, объем поставок свежих яблок и груш в Россию достигает 45 % — 55 % в объеме потребления жителями РФ, или около 1,6 — 1,7 млн тонн в год. Основными поставщиками яблок и груш являются Польша (до 50 % от объема поставки), Молдова и Бельгия (по 9 %), Сербия и Италия (по 4-5 %).

Объем импорта свежих томатов и огурцов в РФ в прошлом 2014 году превысил 960 тысяч тонн, что выше всего товарного производства этих овощей отечественными сельхозпроизводителями. Совокупная доля Украины, Испании, Польши, Нидерландов и других стран ЕС в поставках томатов и огурцов составляет более 25 %.

Импортные поставки свежей и охлажденной рыбы и морепродуктов только из Норвегии в прошлом году составили 295 тысяч тонн. 81 % экспорта норвежских морепродуктов в РФ составили лосось и форель.

Эмбарго на импорт из стран ЕС, Норвегии, Канады, США, Австралии и Украины, принятое Правительством РФ 7 августа, затронули большой перечень продуктов питания и сельхозпродукции, в том числе, во fresh-сегменте.

Согласно заявлениям чиновников, перед российскими производителями открыты самые широкие возможности по наращиванию объемов производства в условиях отсутствия конкуренции со стороны импорта. Одновременно к росту поставок продуктов питания в Россию активно готовятся Турция, Китай, Белоруссия, Казахстан, Аргентина, Чили.

По мнению исследовательской компании «Технологии Роста», в сложившейся ситуации с эмбарго имеют высокую вероятность реализации несколько тенденций в ближайшее время:

• Отечественные производители в ближайшей перспективе будут наращивать не столько объемы, сколько отпускные цены,
• Рост цен на значительную часть продуктов питания неизбежен. Увеличение цен в течение 2014—2015 гг. составит от 5 % до 20 % в зависимости от сегментов,
• Увеличение поставок свежих продуктов из Турции и Китая ведет за собой рост доли низкокачественного импорта с нарушением фитосанитарных норм на российских прилавках,
• Дефицит продуктов питания будет ощущаться, прежде всего, в премиальных сегментах оригинальных продуктов.
• Для обеспечения продуктовой безопасности РФ требуется 3 условия: огромный объем частных инвестиций, «длинные дешевые» деньги из банков и мощная целевая поддержка сельхозпроизводителей со стороны государства. Пока у нас нет ни одного из этих условий.

Если говорить о потенциале роста внутреннего производства и полном импортозамещении, то, как показывает жизнь, опираться следует на реальные производственные возможности. По крайней мере, цикл производства не может быть сокращен или ускорен по желанию чиновников. Чтобы собрать яблоки, нужно высадить сад, чтобы получить сметану, требуется вырастить корову.

Отечественные производители смогут увеличить объемы производства овощей не ранее конца лета — начала осени 2015 года. Объемы производства косточковых фруктов смогут быть увеличены не ранее 2018—2020 гг., яблок и груш — не ранее 2020—2023 гг. При этом самым острым остается вопрос огромного дефицита современных овоще- и фруктохранилищ, и внедрения соответствующих технологий, позволяющих сохранять урожай до следующего года.

Круглогодичное производство свежих томатов, огурцов, баклажанов, перца и зелени в защищенном грунте для полного удовлетворения внутреннего спроса может быть налажено не ранее 2025—2030 гг., для чего необходимы значительные инвестиции со стороны частного бизнеса и работающие целевые программы поддержки со стороны государства.

Производство молочных и мясных продуктов для обеспечения внутреннего спроса может быть поставлено не ранее 2022—2025 гг. Для развития молочного животноводства требуются не только резкое увеличение товарного стада КРС, но и организация развитой логистики свежего молока и строительство огромного количества новых перерабатывающих заводов в регионах. При этом небольшую часть продуктов, типа испанского хаммона или итальянского пармезана, россияне смогут попробовать только во время путешествий или контрабандой.

Замещение импорта рыбы и морепродуктов может произойти только на продукты-аналоги вследствие отсутствия некоторых видов в акватории России. Выращивание аквакультуры лососевых в Карелии, безусловно, возможно, но по вкусу они значительно отличаются от полюбившихся россиянам норвежских. Замена лосося на отечественную горбушу, о чем так часто говорят в СМИ, на практике вообще невозможна вследствие принципиальных отличий по потребительским свойствам рыбы. Искусственное выращивание креветок, которые на 90 % идут к нам сейчас из-за рубежа, в РФ отсутствует.

В любом случае, введение годового эмбарго на несколько миллионов тонн продуктов питания, традиционно поступающих в Россию, серьезно нарушает сложившийся продуктовый баланс. Более того, изменения и ограничения коснутся не только конечных продуктов питания и пищевых производств, но и самих отечественных производителей. Так, современные технологии выращивания овощей и зелени в защищенном грунте предполагают использование специального оборудования и конструкций, а также минеральных удобрений, ядохимикатов, заменителей грунтов, а главное, — семян томатов, огурцов, баклажанов и пр. голландской, французской или немецкой селекции. Без всех этих составляющих развитие тепличного овощеводства в РФ на текущей стадии просто невозможно.

В конце лета-осенью влияние эмбарго на российские прилавки минимально, поэтому, с политической точки зрения, время для введения эмбарго выбрано совершенно верно. Отечественные потребители ощутили явный рост цен на большинство продуктов питания, связанных с девальвацией национальной валюты и продуктовым эмбарго, начиная с начала декабря 2014. «Пик» ценовых проблем, связанных с эмбарго, пришелся на февраль — май.

Технологии Роста