На этот раз к реализации задумки подключились предприниматели

В Свердловской области не оставляют попыток возродить и развить идею бывшего губернатора Эдуарда Росселя о массовом сборе и обработке дикоросов в целях поднятия экономики. Уральцам дан новый посыл: лесную и садовую продукцию можно сдавать за деньги коммерсантам, которые, в свою очередь, будут замораживать сырьё.

Готовый товар планируют продавать в другие регионы и оставлять у себя для поддержания продовольственной безопасности. NDNews.ru встретился с авторами этой идеи и выяснил подробности.

«Заветы дедушки Росселя»

Впервые «ягодную» тему Россель поднял весной 2009 года. В условиях экономического кризиса он выдвинул идею развивать сбор дикоросов и грибов. «Вон, у нас один предприниматель 180 тонн грибов собрал, обработал и продал за границу. Многие семьи за сезон продают их столько, что покупают автомашину. Можем собирать, кормить себя и других, — рассказывал Россель на одной из сельскохозяйственных ярмарок. — У нас колоссальный объём грибов, говорю я вам. 94 тыс. тонн, вагонами грибы собираем. А в течение 3-4 лет будет 160 тыс. тонн».

Тогда мало кто принял его слова всерьёз, идея с годами стала «мемом». Преемники предали забвению его идею по формированию плодово-ягодного холдинга, вспоминая о ней разве только в качестве курьёза. Но когда начался новый кризис, Россия в ответ на санкции Европы объявила продовольственное эмбарго, власти всерьёз забеспокоились. Цены на продукты резко устремились вверх, качество ввозимой по альтернативным маршрутам продукции оказалось на порядок хуже.

Расчёт на собственное сырьё оказался непродуманным. В частности, чиновники не смогли наладить работу потребительской кооперации. В результате под мощный удар кризиса угодили, например, молокоперерабатывающие заводы и производители йогуртов, которые закупали из-за отсутствия местного сырья почти 100 % ягодного материала в Евросоюзе. Пострадали и другие направления АПК региона, поэтому «заветы дедушки Росселя» вновь стали актуальными.

Ноу-хау для Урала — заморозка дикоросов

На состоявшемся в 18 февраля в законодательном собрании области совещании на тему развития сельских территорий вдруг выяснилось, что идея экс-губернатора дала новые ростки. Выступивший на мероприятии директор ООО «Ягоды Урала» Григорий Болотов предложил создать в регионе «рассредоточенный питомник» — по аналогии с потребкооперацией. Он пояснил, что его предприятие занимается заморозкой овощей и фруктов, и пришло время для увеличения объёмов и расширения ассортимента сырья, в чём могут помочь рядовые граждане и небольшие фермерские хозяйства.

О фантастическом обогащении населения за счёт дикой природы и приусадебных участков речи пока не идёт, но поднять на новый уровень продовольственную безопасность региона бизнесменам по силам. О том, как этого можно добиться, рассказал сам Болотов.

— Григорий Борисович, как вам видится бизнес-модель задуманного предприятия?

— Мне представляется такой вариант. В муниципалитетах обустраиваются пункты приёма от граждан лесной и садовой продукции. Определяем в деревнях конкретных людей, отвечающих за этот вопрос, предоставляем им ящики под продукцию. Они забирают у людей выращенные или собранные ягоды, грибы, платят им по расценкам и передают нам.

Почему я говорю о так называемом рассредоточенном питомнике? Потому что мы готовы даже предоставлять гражданам, желающим этим заниматься, саженцы, кусты той же смородины и других культур. Чтобы они посадили и стали собирать урожай. Мы понимаем, что до первого урожая нужно подождать года три, и готовы ждать. Потому что потом будем получать сырье.

Кроме того, у многих фермеров есть огромные свободные пространства. Пусть они их засаживают определёнными культурами, устраивают нормальные хозяйства, нанимают людей для ухода за овощами и фруктами, сбора — многие же сидят сегодня без работы. И потом передают нам то, что выросло. Все будут довольны.

— Что вы будете делать с полученной продукцией?

— Замораживать овощи и фрукты. Для этого приобрели «морозильный тоннель» (кстати, отечественного производства). Таких по стране всего 10-15 штук. Сырьё чистится, нарезается и подаётся в холодильную камеру, где, избавленное уже от влаги, под струями холодного воздуха замораживается со всех сторон. Овощи и фрукты сохраняют до 95 % природных веществ. Раньше в основном занимались цветной капустой, капустой брокколи, фасолью, шампиньонами. Но сейчас расширяем ассортимент — делаем ставку на ягоды и грибы.

— Считаете, эта продукция также будет пользоваться популярностью?

— Конечно. Вопрос в другом — у нас в Свердловской области, например, лесных ягод мало, регион урбанизирован. В основном лесная ягода продаётся через рынки и на трассах. А та, что идёт в розницу в магазинах — это ягода привозная, из Карелии, Кировской и Тюменской областей, а также Пермского края. Но можно сделать так, что на прилавках будет местная продукция, в замороженном виде. И собирательство и огородничество вновь становятся актуальными.

— Сколько вам нужно ягод и грибов вообще?

— Около 500—600 тонн в сезон. Из этого следует, что нам невыгодно покупать по килограмму у частников, нужны другие объёмы, от организованных сообществ. Что касается закупочных цен, то вот пара цифр. Бруснику, клюкву возьмём по 70-80 рублей за килограмм, смородину, крыжовник — по 40-50 рублей. Для населения это реальный заказ, реальные деньги.

Представляете, если жители области начнут в массовом порядке сдавать товар? Розничные цены сразу упадут. Сейчас идёшь, видишь на прилавке — подберёзовики мороженые стоят 280 рублей. Это же безумие! И непонятно, откуда они вообще. А так у нас будет своя, свежая продукция. Принёс домой, разморозил, если нужно — приготовил, и ешь. Тот же наш картофель замороженный готовится всего за 3-4 минуты, потому что в нём уже нет влаги. Мы им кормили, кстати, министра АПК и продовольствия Свердловской области, ему понравилось.

Выплаты уральцам — сотни миллионов рублей

— О каком снижении цен можно говорить в случае, если «рассредоточенный питомник» заработает?

— Например, наша цель — килограмм замороженного, уже порезанного картофеля — 35 рублей в магазине. Это притом, что сейчас простой картофель, неочищенный, стоит дороже. И тут же есть другой, тоже положительный момент — в условиях снижения розничных цен население будет получать дополнительный существенный доход.

Вот вам простая арифметика. Сегодня ежедневно мы выпускаем порядка 8-10 тонн готовой продукции, в год — около 2 тыс. тонн. Мы готовы отдавать сельчанам в пределах 40 млн рублей за фрукты и овощи. В дальнейшем хотим выйти на объём в 6-7 тыс. тонн в год. Для этого придётся перерабатывать 12-13 тыс. тонн сырья. А тогда сможем выплачивать по 120—130 млн рублей в год. А нужно всё, дикая ягода — черника, брусника, клюква. Садовая ягода — крыжовник, черноплодная рябина, смородина, облепиха и т. д. Все эти ягоды нужны в любых количествах, чтобы закрыть недостаток товаров, которые ранее поступали в огромных количествах из Польши. Если всё будет налажено, это будет серьёзное подспорье для экономики региона.

— Почему вам не сотрудничать с плодопитомниками или крупными фермерами?

— У крупных фермеров слишком большие запросы и объёмы сбыта. С плодопитомниками уже пробовали сотрудничать, опыт оказался не совсем удачным — у них почти нет финансирования. Вот взялись работать с камышловским питомником. Нам сказали — будет 80 тонн ягод. Отвечаем — классно, ждём. Потом звонят и говорят — все посевы съели гусеницы. Почему? Потому что не успели обработать. Почему не успели? Потому что не было денег. А нужно-то было всего 15 тыс. рублей…

— Выходит, сейчас действительно удачное время вспомнить идею Росселя, предложить широким слоям населения взяться за сельское хозяйство?

— Абсолютно в этом уверен. Видите ли, в последние годы у нас наблюдалось продовольственное изобилие. В магазинах были дешёвые фрукты и овощи, население к этому привыкло, перестало заниматься садами и огородами, как это было в советские времена. Но сейчас ситуация резко изменилась. Растут курсы доллара и евро, при этом в целом снижается качество продуктов. Это беда.

С другой стороны, в Свердловской области издавна хорошо выращивают картофель, продают его в другие регионы. Но есть негативный момент — фермеры «наелись» низкой ценой. Вот сейчас в хранилищах у одного производителя картофеля может лежать 4-5 тыс. тонн продукции, которая попросту гниёт. Надо с этим что-то делать — необходимо более разумно подходить к производству сельскохозяйственных культур и запасаться ими.

Цель в перспективе рассредоточенного питомника — поднять уровень продовольственный безопасности, зафиксировать цены на жизненно важные продукты. А стабилизация будет, если покупать местный продукт, перерабатывать и продавать его тут же.