Из Ульяновской области в результате бюрократических помех и коррупции уходит молочная продукция

 

В России вот уже несколько лет как сохраняется кризисная ситуация в молочном животноводстве. По мнению заместителя министра сельского хозяйства Российской Федерации Ильи Шестакова, причина кроется в дефиците сырья. Он, в свою очередь, вызван падением объёмов производства молока, стоимость которого бьёт все рекорды. Соответственно этому растёт себестоимость продукции. Об этом Национальный союз производителей молока (Союзмолоко) давно ставит в известность премьер-министра страны.

Депрессивная ситуация в молочной отрасли, по мнению специалистов, вызвана отсутствием должной поддержки со стороны федерального центра. В высших эшелонах власти словно не понимают, что повышение стоимости молока ведёт к росту цен на конечную продукцию из него и, как следствие, сокращение потребления. Дефицит сырья, и это уже заметно, сказывается и на качестве молочной продукции, на изготовление которой переработчики всё чаще пускают дешёвые растительные жиры, в частности, пресловутое пальмовое масло. Тем не менее, как только заходит речь о субсидировании молочной отрасли, в верхах начинаются непонятные подковёрные игры.

 

Ульяновская область общей участи не избежала. Производство молока уменьшилось на 13 процентов, в основном за счёт хозяйств населения, в которых была проведена инвентаризация. Складывается парадоксальная ситуация. В регионе сохранено молочное стадо, построены такие крупные комплексы, как мегаферма «Октябрьская» в Чердаклинском районе и «Агро-Гулюшево» в Сурском, идёт модернизация и реконструкция целого ряда действующих ферм. Между тем цены на продукцию на него продолжают расти.

«Проблемы в молочном животноводстве очевидны, — поясняет ситуацию заместитель председателя правительства — министр сельского, лесного хозяйства и природопользования Александр Чепухин. — Молочное производство — это очень сложная отрасль, где полный цикл обмена стада составляет 15 лет. Сюда необходимо вкладывать „длинные“, до 20 лет, деньги с одновременным снижением процентной ставки. Ничего этого нет. Закупочные цены? Они то растут, то падают. Соответственно этому возникает риск потерять потребителя. Если упадёт спрос на молоко, то упадёт и потребление. Тогда потребуются годы, чтобы его восстановить: такое наша область уже проходила».

 

А пока при наличии острого дефицита сырья за производителей молока идёт драка. Крестьяне до недавнего времени и подумать не могли, что за ними будут бегать и предлагать хорошие деньги, только чтобы они продали молоко. Ничего удивительного, если учесть, что такие крупнейшие потребители сырья, как «Алев», Кузоватовская «Вита», «Молвест» сидят на голодном пайке и вынуждены выезжать за молоком в соседние регионы.

 

Тем не менее, как пояснил на заседании Агропромпалаты региона заместитель министра сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов — директор Департамента производства, переработки сельскохозяйственной продукции и торговли Ульяновской области Вячеслав Рожнов, производителя молока столкнулись в нынешнем году с очень серьёзными проблемами. Это, прежде всего, снижение объёмов государственной поддержки на его производство, рост кредитных ставок. Остаётся без решения набивший за долгие годы оскомину вопрос диспаритета цен, когда цены на сельхозпродукцию падают, а на технику, запасные части, горюче-смазочные материалы, удобрения, семена постоянно растут. А вместе с ними и цены на энергоносители, импортные кормовые добавки, комплектующие, семя высокопродуктивных быков.

Перечисленные проблемы ведут к значительному росту себестоимости молока. В настоящее время она составляет в среднем по региону 19,4 рубля за один литр. Тогда как закупочная цена — от 16 до 21 рубля. Хозяйства идут на крайние меры. Надо проводить весенне-полевые работы. Денег или остро не хватает или их нет совсем. Остаётся один выход: выводить со двора, проще говоря, пускать под нож стадо крупнорогатого скота, у кого он есть, чтобы на вырученные средства провести посевную. «А что прикажете делать крестьянам?» — восклицает руководитель одного из сильнейших в регионе многопрофильных сельхозпредприятий «Чеботаевка» Сурского района и председатель Ассоциации производителей молока Ульяновской области Николай Лаврушин. И сам же отвечает на свой вопрос: «Если не будет финансирования, то молочная отрасль умрёт».

 

Может ли Ульяновская область противостоять натиску цен на молоко и его растущий дефицит? Однозначного ответа нет. Установить твёрдые закупочные цены? Но это будет против правил рынка. Производители молока только сейчас, с ростом закупочных цен, получили возможность реконструировать и модернизировать свои фермы, многие их которых в буквальном смысле по 20 лет не меняли крыши и стойловое оборудование. Опять же, не предложит регион достойные цены, их предложат соседи. Недаром глава региона Сергей Морозов неоднократно отмечал, что сельхозпродукция уходит за пределы области и возвращается виде готовой молочной продукции, но уже по накрученным ценам.

 

Позиция неоднозначная. Никто не вправе запрещать крестьянам реализовать плоды своего труда там, где они считают нужным. Опять же, правила рынка таковы: продают тому, кто больше заплатит. Из региона уходит продукция, а вместе с ней деньги, которые за неё можно было бы выручить. Между тем региональные производители получают субсидии из бюджетов всех уровней, другие виды поддержки. А сырьё везут на сторону? Не совсем порядочно, знаете ли: сегодня положили деньги в свой карман, а завтра опять с протянутой рукой к областному пирогу.

 

В последние годы много говорится об инвестиционных проектах в молочном животноводстве. Но за исключением двух уже упомянутых нами проектов, об остальных, что называется, ни слуху, ни духу. В том числе о доброй дюжине молочно-товарных ферм с содержанием не более 400—600 коров в каждой, о которых руководством регионального Минсельхоза заявлялось некоторое время тому назад. Если мы хотим поднять молочную отрасль региона на достойную высоту, нам от решения этой проблемы не уйти. Она находит своё решение? Скажите нам об этом.

 

Приходится и радоваться и изумляться, что при неимоверных трудностях молочная отрасль Ульяновской области прочно держится на плаву. По словам Вячеслава Рожнова, в сельскохозяйственных организациях отмечается увеличение продуктивности скота. Посмотрим динамику. За минувший год надой на одну фуражную корову составлял (здесь и далее средние цифры) 4 209 килограммов, что на 9,4 процента выше уровня предыдущего года. За первый квартал текущего года эта цифра составила 984 килограмма на фуражную корову или на 4,6 процента выше показателя за аналогичный период прошлого года.

 

Кто-то может сказать, что показатели величина непостоянная. Но далеко не всё зависит от региона. Он неоднократно выходил и продолжает выходить в федеральный центр с предложениями, которые призваны стабилизировать ситуацию в молочной отрасли не только Ульяновской области, но и в целом по России. На заседании Агропромпалаты Вячеслав Рожнов озвучил их в очередной раз. Назовём основные. Выплаты сельхозпроизводителям субсидий на возмещение части затрат при покупке нового доильного оборудования в размере 30 процентов от его стоимости. Увеличение ставки субсидий сельхозпроизводителям, увеличившим объёмы производства и реализации молока, из расчёта пять рублей за каждый килограмм, реализованный сверх уровня 2014 года. Ограничение импорта в Россию сухого молока и сыров.

 

Наивно полагать, что предложения немедленно найдут свою реализацию. Но ситуация не безнадёжная. Потому, хотя бы, что Минсельхозом России одобрено и принято предложение Ульяновской области по выплате субсидий на один литр молока без учёта качественных показателей по жирности и белку. Есть «первая ласточка», будут и другие. А это означает, что быть Ульяновской области, как и прежде, с большим молоком.

Источник: media73