Россию ожидают перебои поставок фруктов в магазины, считает генеральный директор агентства FruitNews Ирина Козий, а цены в магазинах серьезно вырастут

– Ирина, как известно, импорт фруктов из Европы и США в Россию был запрещен. Как это отразилось на прилавках магазинов?

– Количество фруктов в магазинах по нашим данным сократилось примерно на 30%. Выбор у покупателя стал меньше. В среднем, в московских сетях рост цен на фрукты составил 17%. Но, например, киви в некоторых магазинах подорожали в два раза: в среднем, рост цен на этот фрукт составил 42%. Растут цены на косточковые культуры, то есть на сливы, абрикосы, персики, нектарины, черешню…

– А с чем это связано? Мы так много импортировали персиков, слив и нектаринов из стран ЕС?

– Местное производство этих культур составляет менее 8%. То есть импорт — это 92% от всего, что лежит на полках магазинов. И 75% от всего импорта составляли поставки из ЕС. Персики поставляла нам Испания, это более половины всех поставок. Порядка 18% поставляла нам Греция. Также были и итальянские персики.

– Однако в магазинах сейчас лежат и персики, и нектарины, дефицита не наблюдается. Это старые поставки? Фрукты, которые завозились еще до эмбарго?

– Что-то завозится под видом сербских фруктов. Но судя по качеству, в основном это старые запасы, то, что осталось у импортеров, и потихоньку распродается.

– Но ведь есть и другие страны, из которых можно завозить те же персики, да и не только. Фрукты выращиваются и в Турции, Сербии, в Китае…

– Другие страны-импортеры поставляли менее 25% косточковых культур к нам. Персики, нектарины, абрикосы и сливы производятся и в Азербайджане, и в Турции, и в Китае, но этим странам придется увеличить поставки в 6 раз. Это очень сложно. Никто не выращивал персики или нектарины просто так, с большим запасом. Во всем мире фермерами выращивается столько плодов, сколько эти фермеры смогут продать. У них уже расписаны поставки всех выращенных персиков. Кроме того, в Европе умеют лучше хранить фрукты, европейские персики лежали до декабря и не теряли товарного вида.

Косточковые культуры из южных стран, как правило, лежат на полках магазинов лишь в августе-сентябре. В октябре, в основном, продавались уже европейские персики и нектарины. И в Турции, и в Азербайджане, и в Узбекистане — и урожай более ранний, и хуже условия хранения…

– А насколько подорожали персики, абрикосы, нектарины и сливы в Москве?

– Если сравнивать с августом прошлого года, то можно сказать, что розничные сети подняли цены на 33%.

– Это какой-то ажиотаж среди поставщиков и спекуляция магазинов? Или рост цен вызван объективными условиями?

– Это вынужденная ситуация. Таков сегодня спрос, и такое сегодня предложение.

Но есть фрукты, которых ситуация вообще не коснулась. Это бананы и цитрусовые (апельсины, мандарины, лимоны). Бананы поставлялись из Эквадора, цитрусовые попадали к нам из Египта, Марокко, Южной Африки, Израиля. Бананы и цитрусовые культуры отчасти вытеснят яблоки в нашем рационе.

– Но почему? Так много яблок поставлялось к нам из Польши, что теперь без польских поставок мы вынуждены будем есть вместо яблок бананы?

– 70% яблок поставлялось к нам именно из запрещенных стран. Это Польша, Молдова, поставки из которой теперь закрыты, Италия, Франция, Бельгия…

– А как же Китай, Сербия, Македония? Китайские яблоки всегда были на прилавке…

– Китай увеличит поставки. Но китайские яблоки в принципе более дорогие. Сербия перенаправит свои объемы. Но они невелики.

Запрещенные страны поставляли нам 875 тыс. тонн яблок. Сербия же продавала в Россию 90 тыс. тонн, возможно, что она сможет увеличить поставки на 60 тыс. тонн, но это очень мало. Из Македонии поставлялось всего 200 тонн яблок в год, это 0,2% от импорта. О массовом завозе македонских яблок говорить не приходиться.

Конечно, основной производитель яблок в мире — это Китай. Но всего 3% яблок эта страна поставляет на экспорт. Дело в том, что Китай экспортирует яблок все меньше и меньше. Просто в самом Китае население становиться богаче, уровень жизни растет, и все больше яблок потребляют внутри страны. Если в 2007 году в Россию из Китая поставлялось 22% всех яблок, то теперь всего 7,5%. Китай постарается увеличить объем поставок в Россию, но это будут более дорогие яблоки, чем европейский импорт. Китайские яблоки ведь традиционно востребованы и в США, поставлять туда фрукты Китаю удобнее с точки зрения логистики. В России же Китай всегда снабжал яблоками Дальний Восток и Восточную Сибирь.

– Но яблоки растут и в России, будет ли у нас больше своих яблок?

– Чтобы собрать яблоки, нужно сначала посадить яблоню. И тогда через 5 лет она даст урожай, и яблок будет больше. Но прямо сейчас, моментально российские фермеры не смогут вырастить яблоки. Яблоки однозначно будут дорожать. Следует ожидать перебои с поставками вплоть до марта следующего года. Весной начнется урожай в Чили и других странах Латинской Америки. Ведь, как известно, когда у нас зима, в Латинской Америке лето. И яблоки приплывут к нам оттуда.

– Правильно ли я понимаю, что зимой нас ждет даже не подорожание яблок, а их дефицит?

– Яблоки будут дорожать, и на прилавках магазинов их станет меньше.

– Понятно, что за один год в России невозможно вырастить собственные яблони и груши. А в долгосрочной перспективе яблоками-то наша страна могла бы себя обеспечивать?

– Да. Но пока она выращивает всего 20% от всех яблок, что лежат в магазинах. Сейчас в правительстве идет обсуждение различных программ, которые могли бы помочь местным фермерам. И это очень хорошо. Сейчас садоводам не хватает той поддержки, которую оказывает им государство. Европейский фермер получает кредит и выплачивает всего 1% годовых, а наш фермер — 14–16%. Работать с такими кредитами в сельском хозяйстве чрезвычайно сложно.

Наши фермеры получают субсидии, но их явно недостаточно. Кроме того, как я уже говорила, до первого урожая яблоня растет пять лет, а срок эмбарго всего 1 год. Что будет через год? Будет ли действовать запрет на ввоз фруктов? Чтобы производители делали долгосрочные инвестиции, им необходима стабильность, они должны иметь возможность делать прогнозы на много лет вперед. Какой будет налоговая политика? Удастся ли им через пять-семь лет продать яблоки новых яблонь?

– Но, тем не менее, в России выращивают яблоки, и российские сельхозпроизводители неоднократно жаловались, что их продукцию не берут продуктовые сети. Сетевые магазины вместо этого стараются завозить импорт. Я знаю историю одного фермера на Кубани, который был вынужден раздавать в этом году свои фрукты бесплатно, так как в магазины их не брали. А это были натуральные свежие фрукты, намного лучше, чем импортные, которые долго хранятся, но при этом не очень вкусные…

– Фермеру надо ведь не просто вырастить яблоки. Продавцы из магазинов не приедут к фермерам брать фрукты «с куста». Фермерам нужно организовывать хранение, сортировку фруктов. Крупные яблоки складывать к крупным, мелкие к мелким. Желательно сортировать их по цвету. Потом упаковать их. Фрукты быстро портятся и надо быстро доставлять их в магазины. Тогда магазины возьмут фрукты. Но организация сортировки, упаковки, хранения и доставки свежих фруктов — это очень сложный бизнес, и большие инвестиции.

– Да. Фермерам сложно организовать подобные высокотехнологичные производства. Например, член Совета Федерации Сергей Лисовский недавно говорил о том, что в стране необходимо строить специальные распорядительные центры, куда фермеры могли бы свозить свои фрукты, а уже в этих центрах проводилась бы их сортировка, и доставка в магазины. Как Вы относитесь к этой идее?

– В этом плане стоит вспомнить опыт западных стран, где успешно существуют сельскохозяйственные кооперативы. Когда фермеры и вместе делают то, что не по силам каждому из них в отдельности. В частности, занимаются вопросами сортировки доставки фруктов.

– А каким образом государство могло бы стимулировать фермеров объединяться в подобные сельхозкооперативы?

– Методы стимулирования вполне понятны: это налоговые льготы и субсидии производителям.

Источник: www.gudok.ru