В связи с этим появляются фирмы, предлагающие продажу энергии вертикальным фермам как услугу

Вертикальные фермы могут быть той технологией, которая людям для продовольственной безопасности в условиях различных угроз: от глобального потепления до эпидемий.

Технологии вертикального земледелия без доступа к естественному солнечному свету признаются эффективными: они требуют на 95 процентов меньше воды и на 99 процентов меньше земли, чем обычные фермы, в то же время не требуют пестицидов и могут размещаться в городах, чтобы доставлять свежие продукты локально.

Тем не менее, сити-фермерство требует ошеломляющего количества энергии. Светильники работают 16 часов в день, не считая энергозатрат на функционирование оборудования для вентиляции и кондиционирования.

Но сотрудники компании Schneider Electric видят в этом возможность и в партнерстве с Scale Microgrid Solutions внедряют бизнес-модель «энергия как услуга» для компаний, занимающихся сельским хозяйством в помещениях. В соответствии с соглашением, Scale финансирует, строит и поддерживает микросеть для производства энергии на месте и продает энергию покупателю - стартапам, работающим в закрытой системе вертикального земледелия.

В последние полтора года Schneider объявил о сделках с Fifth Season и Bowery Farming, двумя вертикальными фермерскими стартапами.

«Многие объекты – действующие и потенциальные - не оборудованы для удовлетворения потребностей в электроэнергии. Модернизация объекта может занять от шести месяцев до полутора лет и стоить миллионы долларов -, считает Марк Физель, президент Smart Grid в Schneider Electric. – Работа вертикальной фермы предполагает не тривиальные нагрузки. В сети может быть или не быть пропускной способности, чтобы справиться с этими нагрузками, особенно когда вы находитесь в столичный районах, где распределение электроэнергии зачастую ограничено».

В микросетях Schneider и Scale используется энергия, полученная от комбинации солнечного и природного газа, которая, по словам компаний, является экологически чистой.

По словам Физеля, компания изучает способы создания полностью чистых микросетей, но в городских района существуют ограничения по количеству солнечных батарей, необходимых для энергоемкости растительных ферм и которых надо довольно много.

Впрочем, изобретатели не теряют надежду на востребованность и оптимизацию своей технологии. В конце концов, глупо сжигать ископаемое топливо для создания искусственного солнечного света, считают они.

Производство электроэнергии на месте - это все равно что собирать собственную энергию для выращивания растений, технологический посредник между солнцем и фотосинтезом. Поскольку микросети способны работать в автономном режиме, это повышает устойчивость производства.

Энергетика представляет собой важнейшую статью для ведения сельского хозяйства в помещениях, на которую, по подсчетам экспертов, приходится от 30 до 50 процентов эксплуатационных расходов сити-фермы.

С моделью Schneider и Scale «энергия как услуга» каждый стартап сможет узнать стоимость энергии в будущем, что облегчит создание бизнес-плана и привлечение инвесторов.

«Если мы сможем обеспечить фиксированную цену на энергию в течение длительного периода времени - 10, 15, 20 лет, сити-фермеры лучше поймут финансовые нюансы в отношении стоимости энергии», - сказал Физел.

Сейчас стоимость киловатт-часа (кВт-ч) варьируется в зависимости от территории обслуживания и проекта, но, по словам Физеля, цена колеблется в диапазоне от 10 до 15 центов за кВт-ч, что соответствует средним промышленным тарифам на электроэнергию в зависимости от региона.

Тем не менее, неясно, будет ли эта цена на электроэнергию сохраняться для ветикального земледелия в долгосрочной перспективе. Логан Эшкрафт из консультационной фирмы Centrica Ventures считает, что для безубыточности ферме потребуется цена от 7 до 9 центов за кВт-ч.

Мэтт Барнард, генеральный директор стартапа, занимающегося вертикальным сельским хозяйством, отметил, что желаемая стоимость еще ниже, заявив, что для успеха компании потребуется от 3 до 5 центов за кВтч.

«Этот вопрос затрагивает суть того, сможет ли эта отрасль преуспеть и масштабироваться. Это обсуждение единицы экономики, - говорит Эшкрафт. – В конечном итоге, это товары. И они вынуждены конкурировать с ценами на товары в продуктовом магазине. Я не видел никаких доказательств того, что потребители готовы доплачивать за продукцию, которая выращивается в помещении, а не на улице, даже если капуста немного слаще или руккола немного острее».

Тем не менее, рынок молодой, и есть примеры инвестиций в вертикальное земледелие. Союзный банк Швейцарии прогнозирует, что к 2030 году продовольственные инновации станут рынком стоимостью 700 миллиардов долларов, что в пять раз превышает показатель 2018 года, а это означает, что финансовые рынки вкладывают средства в переосмысление продуктов питания.

(Источник: www.greenbiz.com. Автор: Сара Голден).