Что такое экономика АПК на макроуровне и есть ли способы решить проблему недофинансирования селекции в России

Владимир Жегусов, аналитик Центра технологического трансфера НИУ ВШЭ (ЦТТ), рассказывает читателям портала AGRO XXI о «подводных камнях» в российской селекции, обсуждаемых в ходе сессии «Российское семеноводство в свете мирового опыта: проблемы и/или благоприятные возможности» на международной конференции «Где маржа» - 2020», которая состоялась 6 февраля (организатор ИКАР).

владимир жегусов

«Агропромышленный комплекс представляет собой длинную цепочку создания стоимости, где в начале находится фундаментальная наука (биотехнологии), а в самом конце – аграрий, который непосредственно работает в поле.

У каждого участника цепочки (селекция, семеноводство, агрохимия, аграрии) - свой отдельный «радар», который обращен на специфические вызовы и проблемы и позволяет сориентироваться на собственном узком участке цепочки. Именно поэтому, кстати, подавляющее большинство инициатив по изменениям в отрасли носят фрагментарный характер.

В исследовании по функционированию отрасли селекции и семеноводства в России «Селекция 2.0», которое проводит Высшая школа экономики, мы задались целью выступить в роли интегрального «радара», проанализировав всю цепочку с точки зрения совокупной создаваемой маржи (дополнительной ценности) и ее распределения между участниками. Этот процесс, по сути, и является экономикой АПК на макроуровне.

Анализ показал, что значительная часть вызовов для отрасли АПК лежит как раз в проблеме увязки отдельных звеньев цепочки, их координации с целью увеличения совокупной маржи и справедливого распределения этой маржи среди участников. Для долгосрочного устойчивого роста всей цепочки необходимо, чтобы каждый участник получал часть совокупной маржи, соответствующую вкладу в ее формирование. В противном случае данный участок цепочки окажется недоинвестирован и будет тормозить развитие всей отрасли. Такая ситуация сейчас наблюдается в селекции и семеноводстве.

Разберем теорию на примере рынка пшеницы. Совокупная выручка участников рынка составляет около 700 млрд руб. Если предположить, что целевой средний рост урожайности пшеницы в России 2% в год, то вклад селекции в этот процесс составит примерно 50%, а остальные 50% - дополнительные средства развития (удобрения, агротехнологии и пр.). Таким образом, вклад селекции в совокупную маржу - 7 млрд руб. в год.

В то же время, на сегодня объем инвестиций в селекцию пшеницы в России исчисляется всего 700 млн руб. в год, что в 10 раз меньше соответствующего вклада в маржу. Для сравнения, в Австралии инвестиции в селекцию пшеницы составляют как раз около 7 млрд руб.

Главная причина того, что при распределении маржи между участниками цепочки плохо работают рыночные механизмы - это оторванность селекции от семеноводства.

Сорт, будучи однажды выведен на рынок, может впоследствии фактически бесконтрольно воспроизводиться «серыми» семенными компаниями. Более того, подавляющая часть таких семенных компаний не являются специализированными, поэтому страдает не только селекция, но и качество семян, а, следовательно, и аграрии.

Проблема недоинвестирования в селекцию может решаться 3 базовыми способами: развитие системы роялти, создание вертикально-интегрированных селекционно-семенных компаний и государственные субсидии в селекцию. Россия выбрала третий путь, но здесь возникает ряд существенных проблем.

Во-первых, объем госинвестиций значительно ниже оптимального.

Во-вторых, отсутствует разделение между инвестициями в фундаментальную селекцию (пребридинг) и коммерческую селекцию.

Мировой опыт показывает, что фундаментальная селекция выполняется государственными институтами и финансируется за счет субсидий, а взаимодействие с прикладной селекцией выстраивается через консорциумы и частно-государственные партнерства. Прикладную селекцию берут на себя частные компании, а возврат инвестиций обеспечивается через сбалансированную и эффективную систему сбора роялти.

Третья проблема селекционной отрасли в России - это оторванность государственных селекционных учреждений от рынка, так как они получают госфинансирование и перед ними не ставится бизнес-задач. Поэтому предстоит еще немало усилий, чтобы добиться устойчивого долгосрочного роста в этом сфере».

(Автор: Владимир Жегусов, аналитик Центра технологического трансфера НИУ ВШЭ (ЦТТ)).