Евгений Геннадьевич Воронов, директор ООО «Амурагроцентр», в своей статье эксклюзивно на портале AGRO XXI, оценивает особенности рынка одной из самых маржинальных культур в мире. Читайте аналитику от эксперта!

Что это за три источника, три составные части супердоходности выращивания сои в последнее десятилетие? За чей счёт и кто основной бенефициар?

Первый источник – это высокие мировые цены и слабый рубль. Второй источник – полная отмена налога на прибыль в сельском хозяйстве, в том числе растениеводстве масличных. Третий источник – полная отмена экспортной пошлины на сою.

За чей счёт существует эта супердоходность выращивания масличных? Если за счёт абстрактного дяди, тогда пускай будет.  Но нет, она существует за счёт государства и населения. Это происходит, потому что государство отказалось от налога на прибыль, посадив на голодный паёк муниципальные бюджеты сельских поселений, уменьшив доход областных бюджетов, одновременно увеличив их расходы на помощь муниципальным за счёт трансферов. Государство также недополучило налоги с перерабатывающих предприятий, так как рентабельность переработки уменьшилась до нуля или вовсе стала отрицательной из-за высокой цены сырья.

В итоге российское население, покупая дорогие продукты, в цепи производства которых участвуют масличные, заплатило за это снижением своей покупательской способности. Причем самый большой вклад в суммарный ущерб для государства и населения внесла именно отмена экспортной пошлины на масличные. Так как внутренние цены определяются экспортной ценой, то отмена экспортной пошлины значительно увеличила внутренние цены на все продукты, повысив продовольственную инфляцию и снизив покупательскую способность населения.

Выиграла от этого только одна крайне малочисленная группа – владельцы хозяйств, выращивающих сою. Сверхприбыль и рост, которые демонстрируют растениеводы масличных последнее десятилетие, они объясняют гениальными менеджерскими талантами. Эти люди пришли, поставили правильно задачу, объяснили правильными словами и получили огромный положительный результат, сверхдоходы и рост своего бизнеса, который только благодаря им стал приносить большую ежегодную прибыль. В переработке же масличных всё с точностью до наоборот: предприятия закрываются, банкротятся из-за недостаточной доходности. Это происходит, потому что их менеджмент недостаточно профессионален, ставит неправильные цели и объясняет все трудовому коллективу неправильными словами. Говорят, что «и из мечты можно сделать варенье, надо добавить только немного фруктов и сахара». Рассмотрим, так у кого же в масложировой отрасли оказались фрукты и сахар, а у кого осталась голая мечта.

До 2008 года у растениеводов масличных таких прекрасных финансовых результатов не было. Начиная только с 2008 года на производителей масличных, в данном случае растениеводов сои, в финансовом плане обрушился «золотой дождь». Такой производственный показатель эффективности хозяйствования, как урожайность, все эти годы был скромным, как правило, держался на среднестатистическом и средне историческом уровне, но финансовые показатели, начиная с 2008 года были великолепными. Почему же? В 2008 году, как все знают, наступил мировой финансовый кризис, который начался с краха Lehman Brothers и банка Bear Stearns. Тогда, в рамках борьбы с кризисом, ФРС США (Федеральная резервная система) начала свою политику количественного смягчения, а проще говоря, эмиссии ничем не обеспеченных денег. Эти деньги попали на рынок акций, сначала восстановив его, а потом и подняв котировки до и выше предкризисных. Деньги пошли на рынок биржевых товаров – коммодитиз, к которым относится такая масличная культура, как соя и продукты ее переработки.

Цены на сою после кризиса 2008 года выросли в 2 раза по сравнению с докризисным уровнем. Посмотрите на график N1. Цена сои в России с 2008 года вплоть до 2014 года была высокой, причём девальвации рубля ещё не было. Рост объясняется только за счёт роста мировых цен. После 2014 года цена стала ещё выше, но это уже будет связано с другим фактором – девальвацией.

цены на соевые бобы в россии

С 2008 по 2014 годы цена на сою стала выше в 2 раза, чем до 2008 года. Те, кто начал заниматься растениеводством сои с 2008 года оказался в тепличных финансовых условиях, цена на продукцию выросла в два раза, издержки остались теми же, урожайность той же, финансовые показатели стали более чем привлекательными.

В 2012-2013 гг. произошло ещё одно событие, благодаря которому доля заработанных денежных средств, оставляемых в сельскохозяйственных компаниях, повысилась ещё на 20%. В России в 2012 году сначала временно, а потом на постоянной основе, с внесением этого в налоговый кодекс, отменили налог на прибыль в сельском хозяйстве, ничего не потребовав взамен. Обычно, когда государство даёт какую-то льготу, то выдвигаются определенные требования, например, произвести такие-то инвестиции или создать столько-то рабочих мест. Причем это фиксируется в конкретные обязательства бизнеса и на конкретные сроки. В данном случае налог отменили просто так. Подарили. Это называется блатной капитализм, crony capitalism. Для отрасли создали тепличные финансовые условия. Кто посмотрит на тех, кто был у руля в 2012-2013 гг., без труда догадается, что за Агро компания пролоббировала эту льготу. Когда налоги отменяют просто так, без обязательств, причём только в одной отрасли экономики России, хоть и важной, это без всякого сомнения блатной капитализм.

Суммарно в год государство теряет в районе 80 млрд рублей, получая сомнительный, никем и ничем не измеряемый результат. Выиграли от отмены налога на прибыль в основном или крупные агрохолдинги, у которых большая прибыль из-за того, что доля постоянных затрат на единицу продукции намного меньше, чем у средних и особенно мелких хозяйств, или владельцы хорошей по бонитету земли, находящейся в пригодной по климатическим условиям зоне, в связи с более высокой урожайностью. Что первых, что вторых немного, более 80% остальных владельцев хозяйств практически ничего с этой льготы не получили.  Чуть позже мы вернемся к оценке насколько это экономически целесообразно, рассматривая это в общих интересах.

А сейчас зафиксируем, что начиная с 2012 года, в сельском хозяйстве и растениеводстве сои стало оставаться на 20% больше заработанных средств, чем до 2012 года. Причем ещё раз заметим, эти средства хозяйствующий субъект может тратить по собственному усмотрению. Никакими ограничениями сэкономленные на налоге на прибыль деньги не облагаются.

С 2012 года любая рентабельность растениеводов сои стала чистой рентабельностью, так как налога на прибыль нет. Отличное сочетание факторов: высокая цена на продукцию, высокая прибыль и полное отсутствие налога на прибыль. Кому же достался этот «бонус»? К сожалению, жители села от этого ничего не получили. Работники растениеводческих хозяйств тоже, поскольку их зарплата не зависит от стоимости продукта, который они выращивают. Это увеличило доходность только владельцев выращивающих сою хозяйств. Муниципальные же и областные бюджеты потеряли доходы, особенно пострадали муниципальные бюджеты, где налог на прибыль с растениеводческих хозяйств составлял львиную часть бюджета. Доходы областных бюджетов тоже снизились, однако расходы выросли, ведь теперь они должны были увеличить дотации муниципальным бюджетам, чтобы покрыть их гигантские дефициты, возникшие после отмены налога на прибыль, ведь в сельском поселении растениеводческое хозяйство было единственным крупным плательщиком налогов.

Очень интересная получилась конструкция – бюджеты содержат всю инфраструктуру в широком смысле этого слова (транспортную, энергетическую, социальную), выращивающее сою хозяйство пользуется всем бесплатно, а всю прибыль без уплаты каких-либо налогов имеет только владелец хозяйства.

Может правильно сделали, что отменили налог на прибыль? Зачем он вообще нужен? Оказывается, нужен. Налог на прибыль выполняет универсальную перераспределительную функцию от дохода с капитала и ренты с земли обществу. Отсутствие этого налога приводит к усилению неравенства не только между владельцем хозяйства и другими членами общества, но и среди владельцев хозяйств, в связи с разным качеством земли и климатической зоной, а, следовательно, и суммой ренты. Напомним, что к традиционным факторам производства (экономическим ресурсам, необходимым для производства товаров и услуг) относят землю, труд и капитал, владельцем которых в нашем случае является собственник растениеводческого хозяйства.

Капитал – это все имеющиеся производственные фонды, к которым относятся здания и сооружения, оборудование, инструменты, инфраструктура, а также товарно-материальные запасы, с помощью которых осуществляется производство других товаров и услуг.   

Согласно общепризнанной современной теории неравенства французского экономиста Тома Пикетти, причина неравенства в том, что рост прибыли от владения капиталом и землёй превосходит рост ВВП, а значит и рост заработной платы. В этом случае налоги выполняют перераспределительную и выравнивающую неравенство функцию. У кого есть капитал и земля, тот имеет с них больше, чем тот, у кого есть только труд. Тот, у кого земля лучше по бонитету и находится в более благоприятной климатической зоне, имеет с неё больший доход (ренту), чем тот, у кого земля хуже. С этого большего дохода государство должно брать налог на прибыль и перераспределять эти средства обществу или среди тех растениеводов, у кого земля хуже и, соответственно, финансовые результаты хуже. Государство в результате отмены налога на прибыль потеряло на ровном месте в районе 80 млрд рублей в год.

Надо сказать, что в сельском хозяйстве отмена налога на прибыль, как мы видим, привела к очевидным минусам. К сожалению, плюсов, кроме увеличения доходов владельцев, нет. Практика показала, что собственные инвестиции в основной капитал (не кредитные!) с 2012 года стали намного меньше, чем сумма неуплаченного налога на прибыль. Иными словами, только часть сэкономленных на налоге на прибыль денежных средств пошла на инвестиции. Это невыгодная сделка для государства, ведь первейшая цель любой льготы бизнесу – это стимулирование инвестиций в основной капитал. Однако в случае растениеводства ограничительным фактором для роста инвестиций и производства выступает количество пригодной и экономически целесообразной для этого земли. Как правило, вся земля при деле и имеет хозяев, то есть одно хозяйство может расти практически только за счет скупки другого. Вряд ли целесообразно для этого давать льготу по прибыли, так как в целом обществу это ничего не даёт, меняется только запись в реестре с одного владельца на другого. Можно расти за счёт ввода в сельхозпроизводство засушливых и обводненных земель, но на ирригационные или мелиоративные мероприятия нужны уже деньги другого порядка, нежели сэкономленные средства от налога на прибыль. Поэтому денежные средства, дополнительно остающиеся у растениеводов сои от льготы на прибыль, используют в основном на скупку других хозяйств поменьше или на покупку инвестиционной недвижимости.

Можно смело утверждать, что в любом случае сэкономленные на налоге на прибыль средства попадают на рынок коммерческой недвижимости. Их либо владельцы хозяйств сразу пускают на эти цели, либо они покупают хозяйство поменьше, а уже владелец хозяйства поменьше покупает на них коммерческую недвижимость с целью вложить в объекты, которые ему будут приносить доход. Это легко проверить, собрав данные по покупке объектов недвижимости владельцами хозяйств и членами их семей начиная с 2013 года. Вкладывать эти средства ещё куда-то владельцам хозяйств бессмысленно, особенно бессмысленно им вкладывать в полном объёме сэкономленные средства в свой собственный сельскохозяйственный бизнес, ведь для этого есть разнообразные льготные программы. Зачем оставлять сэкономленные средства как оборотные, если можно прокредитоваться под 2%, а средства положить на депозит под больший процент. Зачем покупать на них технику, если под это можно взять льготный кредит, да ещё и с компенсацией части капитальных затрат. И так по всем позициям.

Государство в пределах 300 млрд рублей в год тратит на безвозмездную поддержку сельского хозяйства. Зачем тратить свои деньги, ведь их можно положить на депозит, купить недвижимость или пустить на потребление, а всё что необходимо взять по различным льготным программам. Ещё раз повторимся, льгота по налогу на прибыль – это крайне невыгодная сделка для государства. Государство, если бы получало этот налог на прибыль, смогло бы на 25% увеличить бюджет Министерства сельского хозяйства, и если бы пускало бы эти дополнительные 80 млрд рублей в год на компенсацию процентов или части капитальных затрат, необходимых для государства инвестиционных проектов, то получило бы на порядок больший эффект. Не стоит также забывать сегодня, что растениеводство, что овощеводство, что животноводство – это по сути промышленные производства с всё меньшей долей труда наёмных работников в валовом доходе на единицу продукции, поэтому влияние льготы по налогу на прибыль на рост доходов, работающих в сельском хозяйстве (не владельцев) – нулевое. Льгота по налогу на прибыль – подарок только одной категории: владельцам хозяйств.

В 2014 году произошло ещё одно событие, которое сильно повысило доходность в растениеводстве. 10 ноября 2014 года ЦБ РФ завершил переход на политику плавающего курса рубля, демонтировав валютный коридор, существовавший с 1995 года. Только ленивый не предупреждал о негативных последствиях этого шага для экономики России, но охота пуще неволи, при переводе в режим управляемого плавающего курса обвалили рубль в 2-2,5 раза на ровном месте. Всё-таки, не затрагивая тему необходимости перехода на политику «плавающего курса», а также её адекватности экономическим реалиям России (об этом много написано и сказано), можно сказать, что для растениеводов сои это обернулось многократным повышением их доходов. Цена сои выросла в 2-2,5 раза сразу, на второй день после девальвации. В то же время издержки только за пять лет после девальвации повысились всего на 50%. Причём, если девальвация была в 2 раза, чистая доходность растениеводов сои повысилась в 3-4 раза, так как выручка выросла в 2 раза, а издержки практически остались прежними. И с этой сверхприбыли растениеводы сои не платили никаких налогов и вольны были ею распоряжаться по собственному усмотрению.

Но на этом «золотой финансовый дождь» не закончился, он продолжился. В 2015 году в рамках вступления в ВТО было принято решение об отмене экспортной пошлины на сою, с 20% она уменьшилась до 0%. Соответственно, цены реализации сои повысились ещё на 20% с учетом того, что ценообразование на сельскохозяйственное сырьё в Росси осуществляется по экспортному паритету, то есть экспортная цена в долларах умножается на курс доллара к рублю за минусом транспортных расходов до точки отгрузки на экспорт. Этот шаг нанес всем наибольший ущерб, так как цена повысилась на всю продукцию, неважно на экспорт или на внутренний рынок, повысив продовольственную инфляцию и снизив покупательскую способность населения. После отмены экспортной пошлины растениеводы сои стали получать не просто прибыль, а уже сверх – сверхприбыль, причём с этой сверхприбыли они как не платили, так и не платят никаких налогов. Все деньги оседают в карманах исключительно владельцев выращивающих сою хозяйств без каких-либо обязательств по целевому использованию этих средств. Если сложить отменённый налог на прибыль и отменённую пошлину, то значительная часть этой сверхприбыли сформировалась за счёт отмены этих налогов, по сути подарка государства.

Как правило, государство понимает, что цены на базовое сельскохозяйственное сырье надо держать под пристальным контролем за счёт самых разнообразных механизмов, так как цены на сырьё определяют стоимость продуктов питания на полке магазина. Например, повышение цены семян подсолнечника на 1 рубль увеличивает стоимость 1 литра подсолнечного масла на полке магазина на 2,66 копеек. И так как государство обычно держит цены на базовое сельскохозяйственное сырьё под контролем, не допуская их значительного повышения, то для поддержания доходности аграриев страны выделяют огромные средства через Министерство сельского хозяйства РФ для оказания им безвозмездной помощи. В таком случае и цены низкие, и доходность аграриев достаточная для продолжения их деятельности. Однако в России в последнее десятилетие все пустили на самотек, решили, что рынок всё рассудит, и не учли, что при системе формирования цен на базовое сельскохозяйственное сырьё по экспортному паритету категорически запрещается отменять экспортные пошлины, конечно, при условии, если мы хотим стабильных и предсказуемых цен на продукты питания внутри страны. Не учли, что при отмене экспортных пошлин значение и влияние роста мировых цен и падающего рубля резко повышаются. Вот и получили гигантский рост цен на базовое сельскохозяйственное сырьё, соответственно, рост цен на продукты питания и продовольственную инфляцию. Чистая доходность растениеводов стала зашкаливающей (чистая рентабельность и за 100% и за 200%), при этом ещё никаких налогов и так и оставшаяся огромная бюджетная помощь. Справедливо было бы всю бюджетную помощь отправить потребителям дорогого сельскохозяйственного сырья, то есть переработчикам и населению. Однако многократно возросшие доходы, бюджетную помощь и полное отсутствие налогов оставили у растениеводов.

Это чувствуется. Все последние года съезды растениеводов больше напоминают сборище голливудских звёзд, на автостоянке только дорогие или очень дорогие машины. Не удивительно, ведь растениеводы забрали абсолютно всю доходность и у переработчиков масличных, и у мукомолов, и у свиноводов с птицеводами, не говоря уже о потребителях, которые и оплачивают праздник растениеводов.      

Таким образом, с 2015 года вся, абсолютно вся доходность в масложировой отрасли сместилась в сторону растениеводов масличных. Причём там же государство освободило их от всех налогов и пошлин, и там же сосредоточило основную государственную поддержку (субсидии, дотации, компенсации и льготы). С 2008 года по 2015 год доходность выращивания сои была высокой, но после 2015 года высокая цена на сою, слабый рубль, отсутствие налога на прибыль и отмененная экспортная пошлина вкупе со значительной государственной поддержкой по снижению себестоимости выращивания сои и компенсации части капитальных вложений, превратили растениеводство сои в курицу, несущую «золотые яйца» за счёт сверхприбыли и сверхдоходности.

То, что яйца «золотые» смогло убедиться все население страны, так как дорогая соя как базовое сельскохозяйственное сырье, определяет дорогую стоимость таких продуктов питания, как яйцо, соевое масло, майонез, маргарин, мясо птицы и свинины, колбасные изделия. Безусловно, совершая все эти регуляторные шаги, которые привели к сверхприбыли владельцев выращивающих сою хозяйств, государство исходило в основном из благих побуждений, но как известно «благими намерениями вымощена дорога в ад».

Огромный финансовый плюс получили только владельцы выращивающих сою хозяйств, крайне немногочисленная категория. Все остальные получили гигантский минус. Минус получило всё население России, покупая дорогие продукты (масло, яйцо, мясо), платя за них снижением своей покупательской способности. Минус получили переработчики масличных, покупая дорогое сырьё и не имея возможности переложить возросшие затраты на потребителя. Минус получило государство, не имея никаких налогов с растениеводов масличных и недополучая налоги с переработчиков, так как их рентабельность стала нулевой или вовсе отрицательной из-за дорогого сырья.

Самое удивительное, что сверхприбыль и «золотой финансовый дождь», обрушившийся на растениеводов сои не смогли сделать растениеводство сои на Дальнем Востоке транспарентным и прозрачным. Казалось бы, почти никаких налогов, работай в белую, но нет, сегодня растениеводство сои – самая криминализированная отрасль Дальнего Востока. Растениеводы скрывают истинную площадь посевов под сою, не показывают выручку, стараются продать сою за неучтенные наличные. Если китайские компании отправляют сою на экспорт, то валютную выручку они не возвращают. Российские же экспортеры занижают контрактную стоимость, остальную часть берут неучтенными наличными. Если взять налоговые декларации любого экспортера как физического лица (его и членов его семьи) за последние пять лет и сопоставить это с появившимися у них активами за тот же срок, обнаружится большая разница, в сотни миллионов или миллиарды рублей в зависимости от объёма экспорта. И никого это не волнует, и контролирующие органы ничего не могут сделать, так как для того чтобы у них появились полномочия для проверки, должен возникнуть ущерб, недоплаченный налог или пошлина. Обратное введение экспортной пошлины на сою даст им эти полномочия, необходимые для наведения порядка.

Удивительно поведение растениеводов сои. Получив эти гигантские преференции, они тем не менее остались недовольны. Они недовольны властью, им кажется, что она мало помогает. Они недовольны любыми регуляторными шагами, требованиями предоставить хоть какую-то отчетность за безвозмездно получаемые от государства средства. Таких условий, которые растениеводы имели последнее десятилетие и до сих пор имеют, нигде в мире нет. Ни в одной стране мира сельское хозяйство не освобождено полностью от налогов.

«В этом мире неизбежны только смерть и налоги» говорил Спарк Мацунага. Оказывается нет, для владельцев хозяйств имеются преференции. Рост мировых цен на сельскохозяйственное сырье и девальвация рубля тоже увеличивает доходы только владельцев хозяйств, хотя казалось бы они то тут причём, почему эти факторы приводят к росту только их благосостояния, почему остальные (переработка, население, государство) должны оплачивать этот «пир во время чумы» (благосостояние всех падает, а их повышается). Обычно государство имеет регуляторные механизмы, типа постоянных экспортных пошлин, которые не позволяют при изменении конъюнктуры наживаться одной крайне немногочисленной категории за счёт всех остальных. В данном случае этот механизм, к сожалению, отсутствовал.

Особенно повезло растениеводам сои на Дальнем Востоке, ведь рядом находится Китай с самым дорогим рынком сои в мире. Они даже не понимают и не осознают насколько в исключительных условиях они находились и находятся: никаких налогов на протяжении 8 лет, никаких экспортных пошлин на протяжении 5 лет и рядом самый дорогой рынок для продукции, которую они выращивают вкупе с высокими мировыми ценами и слабым рублем и с безвозмездной ежегодной помощью государства. С их точки зрения их финансовые успехи – исключительно заслуга их гениального менеджмента, остальным надо просто лучше работать.

Иногда в истории так бывает. Например, США, 19 век, все стараются сделать какую-то монополию, Рокфеллеру пришла мысль сделать монополию по нефти, а тогда нефть использовалась в основном для освещения, очень узкий нишевой рынок. И вот он скупает те месторождения нефти, которые были и тут, бах, случилось появление двигателя внутреннего сгорания, спрос на нефть вырос в десятки и сотни раз. Рокфеллер в одночасье стал миллионером (по тем ценам сегодня он мультимиллиардер). Так и наши растениеводы сои, пять-десять лет назад и больше получили землю или бесплатно от государства, или купили за копейки, построили или купили все основные средства по льготным программам. И тут приходит всё то, о чем мы писали выше, и растениеводы сои в одночасье стали миллиардерами или мультимиллионерами, стоимость их бизнеса выросла в десятки раз.

Стечение обстоятельств или их умелое руководство? Спросите их, ответят, что второе. Они не задумываются и не задают себе вопрос, а почему же лучшие хозяйства области отдались Иркутскому МЖК бесплатно.  Хозяйства, которые получил Иркутский МЖК в период с 2007-2008 гг., находились в самой лучшей климатической зоне с самыми лучшими землями Амурской области и просто немного не дотянули до этих сладких времен и сегодня в шоколаде не они, а Иркутский МЖК, забирающий их продукцию по цене гораздо ниже рыночной. Но такова психология человека, если произошло что-то хорошее, то конечно только благодаря его уму, если же случается что-то плохое, то это стечение обстоятельств, а то что может быть и наоборот, мозг не хочет видеть, поэтому и не видит.

Видение сегодняшних растениеводов сои ситуации по успеху их бизнеса ближе к словосочетанию «пришел – увидел – победил», а за чей счёт победил и с чьей помощью, они не задают себе этих вопросов. Однако, вернемся к фруктам и сахару, к трем источникам.

Три источника, три составные части супердоходности растениеводства сои: 1) высокие мировые цены на сою и слабый рубль 2) отсутствие налога на прибыль в растениеводстве сои 3) отсутствие экспортной пошлины на сою. Все эти факторы обеспечивают сверхдоходность владельцев выращивающих сою хозяйств, причём эта сверхдоходность государству ничего не даёт и не вызывает даже соразмерного увеличения вложений в основной капитал. В то время как высокая цена сырья уничтожает внутреннюю переработку и вызывает снижение покупательской способности населения из-за дорогих продуктов.

Для элементарной гармонизации отношений в цепочке: государство – производители сои – переработчики – население, необходимо как минимум снизить внутренние цены на сою в России, что можно сделать, учитывая систему ценообразования по экспортному паритету, только за счёт обратного введения постоянной вывозной 20%, но не менее 110 евро/т, пошлины на сою. Причём оставшиеся факторы, обеспечивающие очень хорошую доходность растениеводства сои, так у них и останутся, как и высокие мировые цены на сою, слабый рубль, отсутствие налога на прибыль в растениеводстве и значительная бюджетная помощь. Даже после введения постоянной экспортной пошлины чистая рентабельность выращивания сои не опустится ниже 60-80% и останется самой высокой во всей масложировой отрасли. Надо помнить, что в экономике рай для одних – это возможно ад для других.

Как говорил Бердяев Н.А.: «Государство существует не для того, чтобы превратить земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад». Экономика нуждается в регулировании, в гармонизации финансовых взаимоотношений различных субъектов, в данном случае масложировой отрасли. Однозначно надо у одних забрать лишнее, чтобы дать другим жизненно необходимое. К сожалению, другого варианта решения данной проблемы нет.

Автор: Евгений Геннадьевич Воронов, директор ООО «Амурагроцентр».