Что мешает сибирякам развивать овощеводство

До недавнего времени к обилию импортных овощей на прилавках супермаркетов и магазинов сибиряки относились довольно спокойно. Хотя были и те, кто выражал недоумение: «Морковь из Израиля и чеснок из Китая? Неужели своих нет?». Однако события 2014 года заставили всерьез задуматься о продовольственной безопасности страны. Действительно, а кто или что не дает выращивать в нужных объемах, к примеру, на Алтае, собственные капусту, свеклу, лук?

В Алтайском крае пик развития овощеводства пришелся на 1989—1991 годы. Потом начался спад. И если в 1985 году 63 процента общего урожая выращивали специализированные совхозы, а 37 — население, то уже в 1991-м оказалось наоборот. В конце 1980-х горожане стали в массовом порядке получать заветные шесть соток и сами себя снабжать овощами. В итоге к 2010—2013 годам на долю специализированных хозяйств (с учетом фермерских) приходилось только 13-15 процентов овощного производства. Получается, что снабжение населения овощами — дело рук самого населения. Но правильно ли это? Тем более что вокруг Барнаула растет количество заброшенных дачных и садовых участков.

Правда, в последние годы усилилась роль фермерских хозяйств — их доля в валовом производстве овощеводства открытого грунта увеличилась с 2,5 процента в 2002 году до шести-семи — в 2014-м. Бум пришелся на 2010-й, когда европейская часть России пострадала от жесточайшей засухи. Отпускная цена на картофель доходила до 12-15 рублей за килограмм, хотя в обычные годы не превышала трех-четырех рублей. Колонны большегрузных фур заходили в Алтайский край и загружались в поле, минуя оптовые базы. Многие предприниматели тогда «купились» на это, но в следующем году овощной бум закончился.

Сегодня на плаву держатся только те фермеры, кто внимательно отслеживает рыночную конъюнктуру. Но и им требуется модернизация производства, а также кооперация.

— Развитие овощеводства упирается в ряд проблем. Во-первых, высокая себестоимость производства. Во-вторых, товарный вид продукта, который зависит от транспортировки, хранения, упаковки, — отмечает ректор Алтайского государственного аграрного университета Николай Колпаков.

Для выращивания овощей много земли не надо, но требования к техническому оснащению и энерговооруженности высокие. Современному овощеводству открытого грунта нужны новые типы машин, а в России, увы, есть только единичные разработки. Необходимы экономные системы полива, высокопродуктивные сорта и гибриды, эффективные средства защиты растений от сорняков, болезней и вредителей, ресурсосберегающие технологии, позволяющие максимально исключить ручной труд. В советские времена рабочие руки поставлял город — за каждым овощеводческим хозяйством закрепляли завод, институт или иную организацию. Сейчас такая практика невозможна.

В Сибири с ее суровыми климатическими условиями нужно развивать овощеводство как в открытом грунте, так и в защищенном. То есть, строить современные крупные тепличные комбинаты. Уверенно держатся тепличные хозяйства, где своевременно была проведена модернизация, а руководители вели разумную политику в сфере кредитования. В этой связи важна поддержка со стороны региональных властей. Например, администрация Алтайского края выступала гарантом при открытии кредитной линии для тепличного комбината «Индустриальный» в Барнауле.

Еще одно необходимое условие для развития овощеводческого хозяйства — наличие собственной базы хранения. Цена на урожай, например, капусты или моркови в осенние и зимние месяцы разнится сильно. И наличие овощехранилищ позволяет сельхозпредприятию значительно улучшить экономическую эффективность производства, создает перспективы развития.

К слову, сейчас никто из алтайских фермеров не занимается товарным производством в открытом грунте томатов или огурцов. Причина проста — проблема охраны урожая стояла и в советское время, но сейчас она только обострилась.

Сложностей добавляет и ценовая политика ретейлеров. К примеру, крупнейшая торговая сеть Алтайского края раньше в большом количестве закупала продукцию у фермеров и частников. Потом стали отдавать предпочтение импортным овощам — допустим, морковь в больших объемах завозили из Польши. А сегодня сетевая компания выращивает собственную морковь на площади в 300 гектаров в Косихинском районе края. Это дает возможность сетевикам диктовать жесткие закупочные условия фермерским хозяйствам.

На руку им работают и современные средства доставки овощей. Например, не секрет, что в Москву овощи и фрукты везут рефрижераторами с Северного Кавказа, а подмосковные хозяйства, занимавшиеся выращиванием продукции в открытом грунте, приказали долго жить. Развитие транспортной логистики дает сетевикам серьезные козыри. Это хорошо видно по Новосибирской области. Правда, любая транспортировка все равно ухудшает качество товара, но для массового потребителя вопрос качества пока не самый важный.

Еще одна головная боль сибирских овощеводов связана с упадком отечественного семеноводства. Семена капусты и других овощей — сплошь импортные. В начале 1990-х западные фирмы активно демпинговали, предлагая семена голландских гибридов капусты. А, захватив российский рынок, само собой, взвинтили цены. К тому времени отечественная селекция и семеноводство рухнули, кадровый потенциал, разработки и материально-техническая база во многом были потеряны.

— Для поддержки отечественных овощеводов нелишне было бы изучить опыт Казахстана, — уверен Николай Колпаков. — Там активно дотируют закупку современной техники, так же, как раньше при приобретении импортных зерноуборочных комбайнов и тракторов компенсировалось около пятидесяти процентов затрат. Весь старый парк машин при этом «сбрасывали» нам. Для полноценного развития овощеводства необходима стабильность. Нужно тщательно просчитать экономику производства и понять, в каком именно направлении двигаться. Готового ответа пока нет.

Сегодня уровень обеспеченности овощами жителей Алтая, да и всей Сибири, не отвечает медицинским требованиям. Как решить эту проблему? Можно, конечно, завозить овощи, как сейчас, в регионы Крайнего Севера. Но можно и самим вырастить, сохранить, переработать. С учетом аграрной специфики Алтайского края, выбор кажется очевидным.

— К сожалению, современный российский рынок практически не оценивает качество овощной продукции, — подчеркивает Николай Колпаков. — Торгуют тем, что можно дешево закупить и дорого перепродать. А ведь, с точки зрения пищевой ценности, за овощи, выращенные в Алтайском крае, краснеть не приходится.

Прямая речь

Александр Бугай, руководитель овощеводческого хозяйства:

Положение дел в отрасли оставляет желать лучшего. Бесконечно меняются правила игры, нет последовательности в решении задач. Например, посмотрим на дотации. Сначала их давали на покупку удобрений, потом ввели погектарные, уравняв овощеводов с производителями зерна. Мы получали по 178 рублей на гектар — это же смешно. Хорошо, что в 2014 году дотация существенно выросла — больше тысячи рублей. Но кто знает, что будет дальше? Технику и оборудование приходится закупать только импортные — отечественные тракторы, комбайны, сортировочные и прочие машины никакой критики не выдерживают. Расходы на дизтопливо, запчасти, упаковочный материал растут из года в год. А цены на наши овощи, которые никогда не залеживаются на прилавках, держатся на низком уровне. Приходится экономить на всем.

Еще одна острейшая проблема — нехватка рабочих рук. В деревнях привыкли к пособиям по безработице — это вам любой руководитель сельхозпредприятия скажет. Из Баюновских Ключей у нас трудоустроено только три человека, хотя там расположена усадьба хозяйства. Приходится брать работников из других деревень, расположенных за 20-40 километров. Соседнее овощеводческое хозяйство в этом году в разы сократило площади под капусту. Это очень трудоемкая культура, а работать некому. Почему капуста на прилавках так подскочила в цене? Потому что ее уже нет в местных хозяйствах — мы всю ее продали в конце ноября по 12 рублей за килограмм. Сейчас нам предлагают 25 рублей, но на складах уже пусто.

Источник: «Российская газета», Сергей Зюзин