Интервью с заведующей лабораторией селекции, семеноводства и технологии возделывания овощных культур и картофеля Сибирского научно-исследовательского института растениеводства и селекции (СибНИИРС) — филиала ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» Татьяной Штайнерт

— Татьяна Владимировна, Вы профессионально занимаетесь луковыми культурами. Причем, Вы активно пропагандируете лук-шалот. Откуда такое повышенное внимание к этой культуре?
Лук-шалот — это отдельная культура, которую не стоит путать с луком репчатым. И хотя в биологическом и морфологическом смысле они очень близки друг к другу, очень хорошо скрещиваются, но все-таки имеются важные нюансы. Лук-шалот — культура скороспелая, что очень важно для Сибири. Время уборки начинается у некоторых сортов в конце июня, у других — в конце июля. Лук репчатый убирают где-то на месяц позже.


Кроме того, лук-шалот дает очень богатую зелень, причем выгонять ее можно круглый год, прямо на подоконнике, начиная с октября. Причем зелень богата не только по своей массе, но и по своему биохимическому составу. В ней больше сухого вещества, аскорбиновой кислоты, сахаров. Иначе говоря, по всем питательным и лечебным свойствам лук-шалот стоит на ступеньку выше лука репчатого.


Еще один очень важный момент. Лук-шалот лучше приспособлен к подзимней посадке. И если грамотно подобрать ассортимент, то при подзимней посадке мы сдвигаем сроки вегетации еще на две недели раньше. Скажем, ультраскороспелый сорт «Спринт» при подзимней посадке готов к уборке уже в двадцатых числах июня! Это очень важно, потому что в июне очень часто бывает засуха, и мы не всегда можем в это время обеспечить достойный полив. Поэтому лук из подзимней посадки более рационально и экономно расходует влагу, оставшуюся после таяния снега. Поэтому урожай подзимнего лука-шалота всегда на 15 — 20% выше, чем из-под весенней посадки.


Кроме того, скороспелость предполагает лучшее вызревание, а отсюда — лучшую сохранность в период зимы. Как известно, лук репчатый нормально хранится до Нового года, а дальше он начинает портиться и прорастать. Лук-шалот прекрасно хранится до следующего урожая.


— Насколько российский потребитель разборчив в этом? Насколько отличает одно от другого?


Знаете, недавно я была приятно удивлена тем, что в больших супермаркетах лук-шалот стали позиционировать как отдельную культуру. Не просто как лук, а именно как лук-шалот. Причем рядом лежит обычный репчатый лук по цене 15 рублей за килограмм, а рядом — лук-шалот за 430 рублей! И ведь покупают же! Потому что это — лук для гурманов. И у нас уже есть потребители, которые знают в нем толк.


Причем замечу, что этот лук-шалот был доставлен из Израиля. В этой стране его очень ценят и используют в качестве специи, отсюда и такая разница в цене. Хотя его прекрасно можно культивировать и у нас. Становится просто обидно, что Израиль — маленькое государство, обеспечивает луком весь мир, а мы со своим потенциалом никак не можем наладить это производство хотя бы для себя.


— А лук репчатый, который мы покупаем, откуда берется на наших прилавках? Это местный или привозной товар?


К сожалению, его к нам завозят. Лук репчатый в основном везут сюда из Средней Азии. Как правило, его выращивают из чернушки, то есть из семян в однолетней культуре. Откровенно скажу, что при такой технологии выращивания, которую сейчас очень сильно популяризируют, невозможно обойтись без использования различных ядохимикатов. Необходимо провести как минимум семь гербицидных и две фунгицидных обработки, потому что лук, получаемый из семян, очень уязвим к ложной мучнистой росе, и без обработки фунгицидами просто не обойтись. И поскольку он также плохо борется с сорняками, на первых этапах обязательно нужны еще и гербициды. Когда маленькие, тоненькие росточки начинают проклевываться, они просто не могут бороться с сорняком. И приходится их обрабатывать.


Отсюда возникает вопрос: какой же продукт мы едим? Скорее всего, с экологической точки зрения, — не очень чистый.


— А что нам мешает развивать здесь, у нас, луковое направление? Я имею в виду профессиональных овощеводов?


Первая проблема, на мой взгляд, связана с отсутствием достаточного количества квалифицированных кадров. Старые кадры уходят, новые не появляются.
Вторая проблема, очень серьезная, — отсутствие механизации. Например, для лука-шалота нужна специальная техника. В первую очередь — машины для посадки. Такие машины есть — во Франции, в Испании. Но для наших фермеров их стоимость просто неподъемна. А засаживать вручную большие площади просто нереально.


Вообще, луковые культуры с точки зрения возделывания очень трудоемки. Здесь достаточно высокая доля ручного труда, и при недостаточной механизации этих процессов рентабельность сильно падает. Если заниматься выращиванием на больших площадях, то понадобится целая система машин. Техника же сейчас очень дорогая.


Но самая большая проблема — это отсутствие посадочного материала. Например, выращивание чеснока не так давно считалось у нас достаточно рентабельным делом. И наши фермеры несколько активизировались в этом направлении. Но откуда им теперь брать посадочный материал? Когда-то его поставляла Украина, но из-за военных действий с этим стало очень сложно.


— Получается, что Вы создаете для Сибири сорта луковых культур, а запустить их в крупное производство на местах практически невозможно?


Именно так. В итоге мы завозим лук и чеснок из Средней Азии, из Китая, из Израиля. Крупным поставщиком является также Египет. Можно еще назвать Южную Корею. Там все это прекрасно растет и очень хорошо отработаны технологии выращивания.
— У нас часто ссылаются на наши суровые климатические условия. Является ли наш климат серьезным препятствием для выращивания луковых культур?


Как раз наш климат является для них весьма благоприятным, потому что и лук, и чеснок — это культуры умеренного климата. Центр их происхождения — Алтай и Северный Казахстан. Поэтому мы здесь, у себя, очень хорошо подходим для них по своим климатическим условиям. Кроме того, у нас даже есть зимостойкие сорта, особенно по чесноку. В этом году, например, мы будем передавать новый сорт чеснока с супер-зимостойкостью и высокой сохранностью в зимний период.
Так что проблема, еще раз подчеркну, не в климате. Проблема — в отсутствии техники, в отсутствии специалистов, в отсутствии посадочного материала.


— Выходит, что основной потребитель выведенных в вашем Институте сортов — это наши дачники и огородники-любители?


Да, получается именно так. По крайней мере, наш чеснок и лук-шалот — это на сто процентов «частный сектор». Есть, правда, отдельные фермеры на Урале, где пытаются профессионально работать с нашими сортами. Хотя пока что образцовыми эти хозяйства назвать еще нельзя. Но в Сибири, к сожалению, нет даже таких фермерских хозяйств. И это несмотря на то, что в последнее время на потребительском рынке очень сильно растет спрос на лук-шалот. Кроме того, мы провели скрещивание лука-шалота с луком репчатым, получив у гибридов довольно крупную луковицу, обладающую при этом вкусовыми качествами шалота. Так что в плане сортового разнообразия нам есть, что предложить людям. Но у нас, конечно же, нет ресурсов на то, чтобы насытить растущий спрос.


Беседовал Олег Носков