Множество негативных факторов способны погубить молодые яблони, но садоводы в восточной части Северной Америки все чаще сообщают о внезапной гибели деревьев, причину которой они не могут объяснить. Ученые пытаются разобраться в ситуации

По словам садовода из Онтарио Тома Ферри, он, как и его коллеги, столкнулись в прошлом сезоне с непонятным явлением. Молодые и, казалось бы, здоровые деревья на карликовом подвое внезапно погибли, заставив усомниться в преимуществах новомодного интенсивного садоводства.

«То, что мы получаем, - это смерть прямо в подвое, незадолго до сбора урожая», - говорит Ферри. Сам подвой при этом остается здоровым. «Если бы это была зимняя травма, мы бы увидели ее весной», - сказал он.

В то время как некоторые ученые изо всех сил пытаются понять явление - теперь известное как внезапная смертность яблони, предполагая, что причина в новых патогенных микроорганизмах, другие считают, что дело все-таки в продолжительном стрессе, которому подвергается растение.

«Это просто зимняя травма, - высказывает свое мнение специалист по садоводству Мичиганского государственного университета Фил Шваллиер. - Иногда в этом году ваше дерево получает зимнюю травму, но погибает через три года. Все это время оно борется с последствиями, но в конечном итоге, увы, проигрывает».

Фитопатолог из Университета штата Пенсильвания Кари Питер согласна отчасти. Она была одной из первых, кто начал изучить синдром внезапной смертности яблонь, выявив присутствие вируса на погибших деревьях, но даже не вирус и зимний стресс она считает причиной, а совокупность целого ряда факторов: «Зимняя травма - это стресс, экстремальные дожди - стресс, но почему деревья внезапно становятся более восприимчивыми?»

Зимние травмы, стрессы от засухи и обильных осадков, вредители и патогенные микроорганизмы являются давними врагами яблонь, но сейчас мы имеем дело с самой устойчивостью системы садоводства.

Новые садовые системы с густыми насаждениями и карликовыми корневищами, которые агрессивно развиваются в первые несколько лет, оказываются более уязвимы для широкого спектра стрессоров, чем старые системы садов, поясняет она.

Но, по сути, об этом же говорит и ее коллега Шваллиер, подчеркивая, что зимняя травма – причина, но подготовленная рядом условий: «В современном садоводстве мы заставляем деревья стартовать на максимальных мощностях, чего не было раньше, поэтому саженцы уже испытывают стресс. Высокие уровни содержания азота заставляют деревья расти и в конце сезона, а не закаляться и уходить в состояние покоя. Затем учитывайте экстремальные погодные условия, такие как необычайно затяжные периоды тепла осенью и потом резкие заморозки. Все это ведет деревья к катастрофе».

Гала на M.9, кажется, наиболее распространенным упоминанием в отчете о внезапной смертность яблонь по всему востоку Северной Америки, но также сообщалось о Ханикрисп, Амброзии, Фуджи и других сортах.

Деревья, которые казались совершенно здоровыми, быстро погибали с некрозом в отростке чуть выше сращивания прививки. С другой стороны, корневища выглядели здоровым и давали отростки.

Яблоневый вирус иммунного дефицита?

Марк Бойер впервые столкнулся с этой загадочной болезнью деревьев в 2013 году на участке с сортом Гала на карликовом подвое Malling 9-Nic.29, M.9-337 и M.9, запущенном в 2010 году.

В последующие годы садовод продолжал бороться, заменяя погибшие деревья новыми на карликовом подвое, но в конечном итоге потерял около 17 акров.

«Это чем-то похоже на людей, живущих с ВИЧ. При правильном лечении у них все хорошо, но с ослабленной иммунной системой обычная пневмония будет смертельной. Также и деревья. Была ли там какая-то зимняя травма? Конечно. Но скомпрометированная иммунная система – это то, что погубило мой сад», сказал он.

Также Бойер уверен, что отрасли стоит перейти на обязательное тестирование посадочного материала на вирусы, сейчас мало кто запрашивает такие анализы.

Исследователям еще предстоит доказать, играют ли вирусы роль во внезапной смертности яблонь, делая их более восприимчивыми к другим стрессорам, и это, возможно, будет очень трудно доказать, пишет патолог растений из Корнелльского Университета Дэвид Розенбергер.

Он рассмотрел различные факторы, способствующие внезапной смертности, включая зимние травмы, которые могут усугубляться высоким уровень удобрений и воздействием глифосата; порок подвоя; стресс от засухи; скрытые вирусы и новые патогены.

«Если новые патогенные микроорганизмы только ослабляют деревья, возможно, делая их более восприимчивыми к зимним травмам, то потребуется еще больше времени, чтобы точно определить, насколько они важны, поскольку тесты на патогенность в отсутствие взаимодействующих стрессов могут не показать их важность», - пояснил он.

«Но в любом случае, производителям надлежит запрашивать и настаивать на деревьях, которые размножаются с использованием материала, не содержащего вирусов», отметил Розерберг.

Не в сортах дело

В то время, как Боейр возлагает часть вины на патогены, садовод Роб Крассвеллер считает, что скомпрометированная иммунная система исходит от самого принципа производства.

«Мы размещаем их на расстоянии 50 см друг от друга, мы пытаемся немедленно их обрезать, оставляя деревья без ресурсов для повышения устойчивости. Вместо того, чтобы пытаться сначала получить самые топовые сорта, нам нужно подумать о том, как правильно развиваются деревья и как подготовить для них участок», сказал он.

Садовод из Корнелла Теренс Робинсон сказал, что большинство данных, о которых ему известно по загадочной болезни, свидетельствуют о зимней травме. Но, как выясняется, многие имеют самое смутное представление о том, чем это грозит молодым деревьям. Отсутствие снега и внезапно резкое похолодание повергает деревья в шок и вызывает повреждения, в основном, у 3-5 летних саженцев. Они хорошо встречают следующую весну, но в июльскую жару поврежденные ткани начинают разлагаться и дерево погибает.

В Онтарио специалист по комплексной борьбе с вредителями Кристи Григг-Макгаффин сказала, что новое броское название – синдром внезапной смертности яблонь (RAD и SAD) важно для понимания рисков, связанных с изменением технологий возделывания яблоневых садов.

Министерства сельского хозяйства и продовольствия как Канады, так и Онтарио сформировали целевую группу для изучения этой проблемы, доклады о которой начались после тяжелой зимы в 2016 году, за которой последовала засуха.

«Люди скажут, что у нас всегда были зимние травмы плодовых деревьев, но мы изменили нашу систему и сейчас выращиваем действительно стрессовые деревья», - сказала Григг-Макгаффин.

«Я думаю, что это комплекс стрессоров, который уничтожает деревья. У всех одинаковое явление, но с разными факторами», отметила она и посоветовала каждому садоводу минимизировать стресс для молодых растений яблони.

(Источник и фото: www.goodfruit.com. Автор: Кейт Пренгаман).