В 1942 году в СССР стали обучать собак подрывать немецкие танки

13 мая 2015 в 11:30

Собак обучали подрывать танки, их заставляли преодолевать страх с помощью простейших условных рефлексов

 
Конец 1942 года, Сталинград. Морозную тишину разрывает рев немецких танков, которые движутся в направлении позиций неприятеля. Неожиданно, перед головной машиной появляется собака с каким-то предметом на спине. Обозреватель, находящийся в головной машине, не придает ее особого значения. Мало ли какие бездомные собаки тут гуляют. Тем временем, собака стремглав бросается под днище боевой машины. Через несколько мгновений немецкие солдаты с удивлением наблюдают, как танк подрывается, а из-под его гусениц вырывается сноп огня. Специально натренированная собака с привязанной к ее туловищу миной подорвала очередной немецкий танк.
 
Хотя вышеописанный случай является плодом воображения, во время войны между СССР и Германией немецким бронетанковым войскам зачастую приходилось сталкиваться с необычными четвероногими врагами. Это были специально натренированные собаки, которые несли на себе холщовые мешки с тротилом и бросались под вражеские танки, которые в результате этого подрывались. Советские солдаты называли их собаками-бомбами, а немецкие — противотанковыми собаками. Эти псы-камикадзе действовали, повинуясь исключительно заложенному в них условному инстинкту, даже не подозревая, какая жестокая участь им уготована.
 
Обо всем этом можно прочитать в книге «100 самых интересных историй Второй мировой войны» (Las 100 mejores anécdotas de la Segunda Guerra Mundial), представляющей собой очередное переиздание труда историка и журналиста Хесуса Эрнандеса, впервые увидевшее свет в 2003 году.
 
Собаки для любых целей
 
Идея использовать собак на поле боя родилась в СССР в 1924 году, хотя изначально их функции были совершенно иными и заключались в том, чтобы отыскивать в снегу раненых и обнаруживать заложенные в землю мины по характерному запаху находившейся в них взрывчатки. Также рассматривалась возможность доставки с помощью «четвероногих друзей человека» сообщений в различные воинские части, хотя впоследствии от этого отказались из-за множества неудобств, которые подобное использование собак в себе таило, в частности, поимка собаки противником или ее возвращение к хозяевам.
 
Зная возможности собак, советские дрессировщики решили добиться того, чтобы эти животные доставляли тротиловые заряды под нижнюю часть танка, которая является наиболее уязвимой из-за тонкой брони. Это была нелегкая задача, но в случае ее решения можно было приступить к отработке приемов подрыва зарядов под днищем танка.
 
Как прививали условные рефлексы «противотанковым» собакам
 
Чтобы заставить собак выполнять эту задачу, советские дрессировщики основывались на исследованиях Ивана Павлова и Эдварда Торндайка, создателей теорий условного рефлекса и инструментального условного рефлекса. Первая гласит, что в ходе дрессировки новый условный стимул может запустить строго определенную рефлекторную реакцию. Данная реакция ассоциируется с физиологическими рефлексами организма (запах еды вызывает слюноотделение), которые могут быть изменены. Вторая теория говорит о необходимости укрепления поведения посредством поощрения в случае правильного выполнения животным поставленной задачи.
 
На этой основе и начались дрессировки. «В течение нескольких дней собак не кормили, а потом давали поесть под днищем танка с включенным двигателем», — пишет историк и журналист Хесус Эрнандес. Таким образом, уже сам вид танков вызывал у собак слюноотделение, поскольку они ассоциировались у них с приемом пищи. Но советские дрессировщики стремились к тому, чтобы животные бегом бежали к танкам, а для этого требовались дополнительные усилия.
 
«Хотя изначально в основе дрессировок лежала теория условного рефлекса Павлова (шум двигателя и танки ассоциируются с едой), в действительности они больше использовали инструментальный условный рефлекс. Если проанализировать ход дрессировок, то мы увидим, что от животного ожидают действия после возможной автоматической реакции слюноотделения после того, как он услышит шум танкового двигателя. Это уже другой вид обучения, в котором участвуют не только эмоциональные рефлексы, но также костно-мышечная система, реагирующая на сигнал, посланный нервной системой на выполнение какого-либо действия (отыскать танк, чтобы обнаружить под ним пищу)», — поясняют в интервью ABC Хайме Видаль и Элиса Инохоса, сотрудники центра дрессировки и воспитания собак.
 
Методика дрессировки собак оказалась действенной и продолжает использоваться и поныне. «В настоящее время при дрессировке собак мы часто используем обе методики обучения. Мы используем условный рефлекс для создания необходимых эмоциональных основ, которые позволили бы ассоциировать дрессировку со спокойствием, уверенностью, радостью и т. д. Это превосходный инструмент для установления контакта между дрессировщиком и собакой, который усиливает предрасположенность собаки к учебе, дрессировке и работе. На этой основе мы разрабатываем изменение поведения с приятными последствиями (инструментальный условный рефлекс). Мы учим выполнять действия в обмен на лакомство», — подчеркивают эксперты.
 
Собака как живая бомба
 
Добившись того, что собаки бросались к вражеским танкам, советские дрессировщики решили вешать на животных мешки с тротилом, который должен был подрываться под танком с помощью хитроумного механизма. Замысел состоял в том, чтобы животное потянуло зубами за веревку или металлическое кольцо, привязанное к его шее, чтобы сбросить взрывчатку на землю, и вернуться к своим хозяевам. А уж те подорвут заряд с помощью дистанционного взрывателя. Задача была сверхсложной, но дрессировщики знали, что в случае успеха можно будет избежать многочасовой работы и немалых затрат на создание минных полей, которые зачастую оставляли лишь небольшие царапины на вражеской бронетехнике.
 
Эксперты утверждали, что эта идея вполне реальна, хотя и потребует многих часов напряженной дрессировки. «Это было вполне достижимо. Собака запоминает действие и повторяет его, поскольку оно влечет за собой приятные последствия (в данном случае, лакомство). Когда собака понимает, что ей нужно сделать, чтобы получить лакомство, то постепенно можно давать ей это лакомство все дальше и дальше от места действия. Металлическое кольцо является тем рычагом, который обеспечивает доступ к пище. Если получение лакомства и само действие с каждым разделять все больше во времени и пространстве, то собака в конце концов начинает понимать: «мне надо пойти туда, дернуть за кольцо, а потом бегом вернуться назад и получить еду», говорят Видаль и Инохоса.
 
Того же самого мнения, хотя и с некоторыми оговорками, придерживается и дрессировщик собак Эстебан Навас (Esteban Navas): «Возможно, что во время дрессировки собака дернет за кольцо и убежит. Но очень важно различать дрессировку, когда все факторы работают на то, чтобы упражнение было выполнено, и обстановку реального боя, когда крики и шум могут напугать животное».
 
Отчаянные меры СССР в начале войны с Германией
 
И все же дрессировки не привели к желаемым результатам, поскольку животные не всегда дергали за кольцо или веревку, что должно было привести к сбрасыванию взрывчатки. Требовалось больше времени, а его-то как раз и не хватало после 22 июня 1941 года, когда Германия начала осуществлять свой план «Барбаросса» и вторглась в пределы Советского Союза.
 
В те годы, немецкая армия накопила большой опыт боевых действий, отличалась решимостью и отличной организацией. И все же ее главным фактором были бронетанковые части, наводившие ужас, поскольку именно благодаря им немцам удавалось осуществление плана так называемой молниеносной войны, или блицкрига, тактика которой заключалась в быстром наступлении бронетанковых частей, в результате чего за короткое время удавалось овладеть обширными зонами территории противника за короткий срок.
 
При всей кажущейся сейчас простоте этой форме ведения войны, следует признать, что у Красной армии в то время не было достаточно оружия, чтобы сдержать натиск танков. И, красноармейцам приходилось применять не очень подходящие для этих целей ручные гранаты, не очень эффективные противотанковые ружья ПТРС-41 и артиллерийские пушки, которых не хватало.
 
Следует учитывать и то, что гитлеровцы сумели захватить большую часть территории СССР с находившимися на ней ресурсами. Тогда советское командование решило изменить тактику и использовать специально натренированных собак для подрыва танков. Взрыватель срабатывал именно в тот момент, когда собака, оказавшись под днищем танка, дергала за кольцо, погибая при этом сама.
 
«Этот эксперимент начался осенью 1941 года под Москвой, когда там стали дрессировать собак на подрыв танков. Предполагалось, что при выполнении задания собака погибнет», — рассказывает американский историк Стивен Залога (Steven J. Zaloga) в своей книге «Красная армия в Великой отечественной войне 1941—1945 годов» (The Red Army of the Great Patriotic War 1941-45).
 
«Было решено прикреплять взрывчатку собакам на спину. В зоне боевых действий их выпускали вблизи немецких танков. Животные бросались к танкам, надеясь под их днищем обнаружить еду. При соприкосновении с нижней частью бронемашины срабатывал детонатор, после чего следовал взрыв», — поясняет Эрнандес.
 
Личный состав?
 
Как справедливо отмечает Эрнандес в своей работе, одним своим появлением эти собаки наводили страх на немцев. Одним из первых, кому выпало на долю встретиться с этими необычными камикадзе, был полковник Ганс фон Люк (Hans von Luck), известный танковый ас, на счету которого было немало одержанных побед. Даже он опешил.
 
«Однажды, когда мы собирались покинуть одну из деревень, к нам бросилась собака, которая виляла хвостом и подвывала. Когда мы попытались ее поймать, она устремилась под танк, и через несколько секунд раздался сильный взрыв. Машина получила повреждения, но к счастью не загорелась. Мы бросились к погибшей собаке и обнаружили, что к ней был прикреплена взрывчатка с детонатором, который приводился в действие с помощью небольшой пластины. Когда животное залезло под танк, пластина задела за днище, воздействовала на детонатор, после чего раздался взрыв. Собака была надрессирована на то, что получала пищу под днищем бронемашин», — пишет немецкий танкист в своих мемуарах под названием «Panzer Commander».
 
Но с утратой фактора внезапности использование собак для подрыва бронетехники потеряло свою эффективность. «Эта тактика была результативной лишь вначале, когда немцы думали, что это собаки медсанбатов и не подозревали ловушки. Впоследствии, когда выяснилось, что они несли на себе взрывчатку, немцы стали расстреливать большинство приближающихся собак, чтобы они не могли достичь своей цели», — добавляет испанский историк и журналист. Ганс фон Люк придерживается такого же мнения, по крайней мере так он утверждает в своей книге: «Как только мы обнаружили уловку, то стали расстреливать всех собак, которых встречали».
 
Дрессировка собак также в целом не оказалась эффективной, поскольку во многих случаях они путали советские и немецкие танки. Представляете, что испытывали дрессировщики, наблюдая, как на их глазах обученные ими собаки подрывают свои же танки! Бывали также случаи, когда, испугавшись шума двигателей и стрельбы, собаки бежали обратно в расположение советских войск, приводя своих хозяев как минимум в замешательство.
 
Как бы там ни было, но эти собаки-бомбы использовались во многих сражениях (иногда наводя в первую очередь страх на противника, а не уничтожая его бронетехнику). Согласно советским источникам, которые цитирует Залога, наибольший урон собаки-камикадзе нанесли немцам во время Курской битвы, крупнейшего в истории Второй мировой войны танкового сражения. «Советские историки утверждают, что в ходе Курской битвы 16 собак уничтожили 12 вражеских танков. Немецкие источники со своей стороны утверждают, что применение собак не было очень эффективным», — отмечает американский исследователь.
 
Независимо от своей результативности в вопросах уничтожения немецкой бронетехники, собаки-бомбы изрядно потрепали нервы немцам, вынуждая их отвлекаться на этих быстрых животных, которых природа наделила большими способностями. Во многих случаях этого психологического фактора было достаточно, чтобы расшатать нервы немцев. «Хотя эффективность собак-смертников была невысокой, они неумолимо делали свое дело, ослабляя боевой дух немецких войск, поскольку заставляя их пребывать в постоянном напряжении. Советские военнослужащие понимали все значение такого воздействия», — добавляет Эрнандес.
 
Почему же все-таки не получилось?
 
Итак, почему все-таки использование собак-подрывников не получило широкого распространения? Профессиональный дрессировщик Навас объясняет это страхом, который вызывает у животного шум сражения. «Хотя речь и идет о развитии чисто технических навыков — собака должна подлезть под крупный и очень шумный объект, — ей достаточно трудно дается в силу эмоционального фактора. Ведь наукой доказано, что собаки испытывают те же самые ощущения, что и люди», — поясняет эксперт.
 
Таким образом, даже если бы дрессировка шла успешно, вряд ли собаки стали бы успешно решать поставленную задачу под свист пуль. «Приобретенные собакой навыки начинают давать сбой, когда она оказывается в обстановке реальных боевых действий с криками, шумом, убитыми людьми, а ее эмоции взвинчиваются до предела. Под эмоциями имеются в виду прежде всего страх и стресс. В СССР использовали мотивацию едой для того, чтобы собака выполняла эту задачу, но в обстановке боевых действий и страх, о которой мы писали выше, мотивация едой на собаку уже не действует», — поясняет эксперт.
 
Поэтому, продолжает Навас, в боевой обстановке собака воспринимает мотивацию едой как нечто вторичное или вообще не воспринимает. «Эту мотивацию как таковую исключать нельзя, ибо мы наблюдали поразительные результаты в течение ряда лет. Но это были обычные условия, а не боевая обстановка», — добавляет он.
 
При этом дрессировщик не забывает подчеркнуть, что собак не следует недооценивать, и во многих случаях все зависит от того, кто находится рядом с ними. «Возможности собаки те же самые, что и у дрессировщиков. Чем лучше дрессировщик, тем лучше его воспитанники», — утверждает он.
 
Видаль и Инохоса со своей стороны считают, что виной всему недостатки в самой дрессировке. "Возможно, была недостаточно проработана вторая фаза обучения. Первая фаза была отличной. Шум танковых двигателей, конечно, мог испугать собак, но с помощью условных рефлексов эту эмоцию можно заменить эмоциональным рефлексом радости, физиологическим рефлексом слюноотделения («Как хорошо, что принесли еду!», — поясняют нашей газете дрессировщики). Но вторая фаза дрессировки (утвердить в сознании животного необходимость подлезть под танк, чтобы эту еду получить) потерпела неудачу.
 
Вопрос дрессировщику собак Эстебану Навасу
 
Мануэль П. Вильяторо: Как бы Вы в нашей время стали дрессировать собаку, чтобы она выполнила задачи, которые перед ней ставили советские дрессировщики?
 
Эстебан Навасу: Прежде всего я хочу подчеркнуть, что подобная дрессировка не проводится. И все то, о чем я буду говорить, является чисто теоретическими соображениями. Итак, из ряда возможных вариантов мы бы выбрали постановку задачи, состоящую из следующих фаз:
 
1 фаза (ситуация): Разложить коврик и заставить собаку встать на него четырьмя лапами. После того, как собака это сделает, мы даем ей лакомство за пределами коврика. Повторять это действие до тех пор, пока собака не поймет, что должна встать четырьмя лапами на коврик.
 
2 фаза (позиция): Когда собака научится сама вставать на коврик, предложить ей лечь на коврик и дать за это лакомство, но обязательно за пределами коврика.
 
3 фаза (сигнал): Обучить собаку команде, которая будет ассоциироваться у нее с Фазами 1 и 2. Например, «Лечь». Это будет означать, что она должна направиться к коврику и лечь на него.
 
4 фаза (показ танка): После обучения команде «Лечь», показать собаке танк. Очень важно начать отработку этой фазы, положив коврик на некотором расстоянии от танка, последовательно сокращая его в ходе дрессировки.
 
5 фаза (цель): Затем необходимо расположить коврик точно в том месте под танком, где мы хотим, чтобы оказалась собака, дать ей команду лечь в нужном месте, повторив это необходимое количество раз. После того, как собака поймет, где ей нужно ложиться, убрать коврик, повторить команду, и собака ляжет под танком.
 
6 фаза (пребывание под танком): После того, как собака легла под танк, необходимо добиться того, чтобы она оставалась под ним от 5 до 10 секунд. За это она получит лакомство или иное вознаграждение, будь то мяч или какая-то игрушка, которая ей понравится. Таким образом, собаки не будут искать пищу под танком, а пища сама будет приходить к ним за то, что они легли под танком.
 
Источник: Иносми
 
Опубликовано: Теги: собаки, германия, великая отечественная война, cccр

В ленту раздела Статьи | Животноводство | Обсудить тему на форуме

ООО «Издательство Агрорус»
+7 (499) 500-10-84
119590, город Москва, ул. Минская, 1Г, корп. 1, офис 19
ООО «Издательство Агрорус»

Популярное

Чума свиней уже близко! Как в западных странах готовятся встретить бедствие?

Чума свиней уже близко! Как в западных странах готовятся встретить бедствие?

10.01.2018 | 10:07

В Германии фермеры находятся в состоянии постоянной боевой готовности, а в Польше охотникам дают на работе отпуск специально для охоты на кабанов

Как определить качество воздуха в свинарнике

Как определить качество воздуха в свинарнике

14.01.2018 | 10:30

«Дурной воздух» превращает животных в агрессоров. Пять главных признаков для оценки воздуха в свинарнике

МуМонитор+ - вся информация о здоровье коровы в один клик!

МуМонитор+ - вся информация о здоровье коровы в один клик!

16.01.2018 | 13:04

Новейшая цифровая технология для управления стадом КРС - МуМонитор+ считается одним из самых лучших, удобных и информативных инструментов для современных животноводов. Эта прогрессивная система для умного животноводства создана для более эффективного управления вашей фермой, повышения рентабельности и экономии трудочасов. Современный и надежный агрогаджет ответит на самые главные вопросы в содержании коров, подскажет правильные ответы и защитит от убытков



Комментарии (0)