Президентом ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев

Герман Зверев заехал в Москву между лососевой и сельдевой путинами. В столице тоже должен быть улов: нужно наладить прямые поставки дальневосточных рыбных компаний в московские сетевые магазины. Издание решило прогуляться с экспертом по столичным рынкам и супермаркетам, чтобы выяснить, какая рыба пришла на смену норвежскому лососю и семге, которые месяц назад попали под запрет.

И рак - рыба...

В первую очередь мы повели Германа на Даниловский рынок. Тут всегда был хороший выбор рыбы.

- Ассортимент стал меньше, и цены чуть выросли, - извиняется перед нами продавец, разделывая тушку форели.

Если сравнивать с осиротевшими рыбными лотками в некоторых магазинах - на витринах не так уж и пусто. Усыпанная льдинками камбала, нерка, минтай, даже устрицы с креветками есть.

- Как на Дальнем Востоке санкции отразились? - спрашиваю я у Германа Зверева.

- Их ввели 7 августа. А 8-го рано утром уже звонили из Москвы: рыба есть? Берем все! До сих пор и звонят.

- А рыба-то есть?

- Эх, - вздыхает эксперт. - В этом году дела шли не очень хорошо. По прогнозу, должны были добыть 350 тыс. тонн лосося. А на практике до конца сезона будет 210 тыс. тонн. Наверное, икра подорожает, ее тоже меньше стало. Мне московские ритейлеры сказали, что осенние поставки уже дороже на 23%.

- А сколько на Дальнем Востоке обычно вылавливаете?

- Были скудные годы. Но с 2009 года начался аттракцион невиданной щедрости матушки-природы. Были побиты все рекорды - мы добывали по 500 тыс. тонн в год. Страна привыкла к изобилию. Цены упали. У производителей килограмм горбуши стоил 50 руб. за кг. Сейчас, для сравнения, 100 рублей. И будет дорожать.

...А треска - лосось?

- О, а вот филе трески, откуда его везут? - спрашиваю.

- Из Мурманска, - с уверенностью говорит Зверев. - Россия вылавливает на севере 485 тыс. тонн трески. И может поставлять замороженную и охлажденную.

- А эта охлажденная?

- А на деле - свежеразмороженная. У нас производится 70 тыс. тонн филе трески. Из них охлажденного - пара тысяч тонн. Это упущение. Если увеличить рынок охлажденной трески, она может легко заменить лосось.

- Разве? - сомневаюсь. - Замороженная треска - она как-то не очень аппетитна…

- А охлажденная треска - это деликатес. Вы просто не пробовали. Она более постная, чем искусственный лосось, но очень вкусная. Хотя в России больше любят жирную рыбу.

- В России любят ту рыбу, какая есть в магазине по доступным ценам, - говорю я. - А вот, кстати, и лосось. В магазинах его сейчас практически не встретишь.

- Это мурманский, охлажденный, - объясняет нам продавец. - Скорее всего, искусственно выращенный. В Мурманске выращивают по норвежским технологиям.

- А насколько мурманский дороже норвежского?

- Рублей на 200 - 250 за кг, - ответил продавец, укутывая лосось в ледяную шубу.

- Герман, а сколько в Мурманске выращивают лосося?

Новость на Казах-зерно:- 20 тысяч тонн. А страна съедает 143 тыс. тонн.

- Но вы же сами сказали, что мы выловим на Дальнем Востоке почти в два раза больше. Или это все пойдет на переработку?

- Большая часть. Но не надо зацикливаться на лососе. Есть форель, треска... А вы знаете, что 10 лет назад весь российский рынок охлажденной рыбы был в 15 тыс. тонн? Это была норвежская рыба. За 10 лет они увеличили поставки в 10 раз. Планомерно приучали россиян к охлажденной красной рыбе. Норвежцы сами сделали себе рынок и заняли его.

- А наши производители, простите, что делали в это время?

- Наши производители не имели финансовых возможностей для развития производства, не могли попасть в торговые сети. Потому как магазинам нужны стабильные масштабные поставки. Но сейчас все возможности должны появиться.

- Только рыбы, - говорю, - пока нет.

Деликатесы и мойва

- А мойва есть? - спрашивает Зверев, оглядывая прилавки. - Нет. С ней тоже проблемы. Россия вылавливает вдвое меньше, чем съедает.

- А ведь это одна из самых дешевых рыб...

- Цены вырастут. Но вместо мойвы появится другая рыба. Сельди будет много! А чей кальмар? - оживился Зверев, увидев белые тушки на льду.

- Дальневосточный, - заулыбался продавец.

- Находкинская база активного морского рыбоходства, - пояснил Зверев.

- А кальмарами Россия может себя накормить?

- Легко. На Дальнем Востоке на складах лежало 4 тысячи тонн кальмара, никому не нужен был. А после введения санкций раскупили за несколько дней. То же с селедкой. По 16 руб. за кг не брали. Сейчас по 25 руб. за кг с руками отрывают.

- А вот и устрицы, - показала я на раковины во льду.

- Сахалинские! - сказал продавец. - По 250.

- А французские почем продавались?

- 200 рублей. Наша устрица морская, а французская - искусственно выращенная.

- А креветки откуда?

- Индийские. Крупные - 2000 руб. за кг. А дальневосточные более мелкие. Но ничем не хуже. И стоят 700 рублей, - рекламировал нам отечественных беспозвоночных продавец.

- А во Владивостоке - 300 руб. за кг, - заметил Зверев. - Россия потребляет 70 тысяч тонн креветок. На Дальнем Востоке добывается 25 тысяч тонн. Без импорта не обойтись. Правда, уже идут поставки из Индии, Таиланда.

Изучив всю рыбу на Даниловском рынке, мы отправились в магазин экономкласса. Тут рыбные витрины решили вообще убрать после ввода санкций. В соседнем - более дорогом - магазине на льду лежали сибас и окунь.

- А как со слабосоленой красной рыбой? - показываю эксперту на прилавок, где лежит рыба в вакуумной упаковке.

- Вот семга, - отвечает Зверев. - Даже по виду можно сказать, что она отечественная. Норвежская и толще, и жирнее. Эту, я думаю, приготовили из замороженной рыбы. Но солили в Балашихе. Сейчас в Центральной России достаточно перерабатывающих заводов. А вот сибас тунисский, такой же может поставлять Турция.

Источник: kp.ru