Несправедливое ценообразование на еду убивает семейные фермы и фермерские хозяйства

Углеродное сельское хозяйство возможно в условиях принятия практик органического земледелия, что является основой большинство семейных ферм и небольших ЛПХ. Но как фермеры смогут внести свой вклад в борьбу с глобальным потеплением, если они не получают достойной оплаты за свой труд. Эту проблему на примере США разбирала Элизабет Хендерсон в своем материале на портале www.ecowatch.com.

«В феврале одна подруга-молочница прислала мне сообщение, в котором говорилось, что несколько фермеров, которых она знает, живут буквально на хлебе и воде, пока не получат своих чеков за молоко.  

Тем не менее, недавно опубликованная сельскохозяйственная перепись в США показывает, что число молодых фермеров растет, несмотря на то, что средний возраст фермеров также увеличивается, и время от времени на глаза попадаются обнадеживающие статьи о молодых афроамериканских фермерах, которые избирают путь самостоятельности и независимости, что дает сельское хозяйство для каждого человека.  

Между тем все чаще и сильнее звучат голоса о центральной роли, которую регенеративное и органическое сельское хозяйство может сыграть в «Зеленом новом курсе» , программе по мобилизации всех возможных сил для предотвращения климатической катастрофы.

Как можно сопоставить эту противоречивую информацию? Какая политика и программы создадут справедливый мир для семейных фермеров? Какие изменения позволят фермерам максимально использовать потенциал фотосинтеза для внесения углерода в почву в дополнение к сокращению выбросов парниковых газов с целью смягчения последствий климатической катастрофы?

Фермеры, которые вынуждены постоянно беспокоится о финансовой жизнеспособности, имеют небольшие возможности для внедрения новых агропрактик или долгосрочных улучшений, требующих первоначальных инвестиций. Как отмечали Роберт Леонард и Мэтт Рассел в статье, опубликованной в «Нью-Йорк Таймс»:

«…текущее производство в фермерских хозяйствах с направленностью на сохранение окружающей среды - это значительная утечка на банковском счете фермера, особенно когда многие из них теряют деньги из-за низких цен на товары и ситуации с пошлинами, спровоцированной политикой президента Трампа.

Кризис задолженности фермерских хозяйств 1980-х годов так и не прошел полностью, и теперь он разразился с новой силой.

В 2017 году совокупный доход фермерских хозяйств составил половину того, что было в 2013 году из-за значительного перепроизводства основных товаров, а доход фермерских хозяйств не восстановился. Североамериканское соглашение о свободной торговле привело к потере средних и малых хозяйств во всех трех странах, подписавших Конвенцию, поскольку интегрированное производство и маркетинг благоприятствовали более крупным хозяйствам.

 

С 1950 года США произошли изменения в структуре АПК: сокращение с 5,4 млн ферм до чуть более 2 млн ферм. То есть, мы видим потерю в более 3 млн ферм с переходом от большого числа мелких интегрированных хозяйств к меньшему количеству крупных, более специализированных ферм.

В частности, для молочных ферм это были трудные времена, о чем свидетельствуют потери в двух главных молочных штатах. Штат Нью-Йорк потерял 20 процентов своих молочных ферм за последние пять лет. Висконсин потерял 691 молочную ферму в 2018 году.

В то время как настойчивость таких организаций, как Национальная коалиция по устойчивому сельскому хозяйству и Национальная органическая коалиция, означали, что программы, поддерживающие органическое и устойчивое земледелие, достигли значительных успехов в законопроекте о фермерских хозяйствах 2018 года, ситуация кардинально не изменилась. Количество крупных сельскохозяйственных объектов нарастает.

Обе партии выступают за неолиберальную политику свободной торговли, которую все более агрегированные корпорации по производству семян, продуктов питания и химических веществ навязывают США со времен Второй мировой войны в ущерб семейным фермерским хозяйствам.

Почему это происходит? Политический экономист Эрик Холт Хименес сказал бы, что это просто капитализм, работающий так, как должен. Столкнувшись с небольшой прибылью в погоне за возмещением расходов, фермеры производят больше, что еще больше снижает цены.

Бенефициарами являются крупные корпорации, которые укрепили свое доминирование в продовольственном секторе. Результат? Покупатели платят столько, сколько им диктуют монополисты, а фермерам остаются крохи.

Например, в 2017 году органические переработчики начали ограничивать количество молока, которое они покупали у органических молочных заводов, и снижали цену, уплаченную ниже себестоимости. В результате, семейные агропредприятия всех видов обанкротились, и, к сожалению, растет число сообщений о самоубийствах фермеров.

Если посмотреть на экономические диаграммы, касающиеся АПК в США, то можно четко увидеть уменьшающееся количество ферм. Почему оно уменьшается, не секрет.

По данным Министерства сельского хозяйства США, более половины американских фермерских хозяйств в последние годы потеряли деньги, и в 2018 году средний доход фермерских хозяйств в США был отрицательным.

Итак, фермерские доходы упали, несмотря на рекордную производительность, потому что избыточное предложение снижает цены на сырье.

При этом прибыль в продуктовых предприятиях остается высокой, а отдача от инвестиций составляет от 8 до 35 процентов. Очевидно, что в сфере торговли продуктами питания много денег: они просто не распределяются справедливо по отношению к людям, которые выполняют реальную работу.

Программы по обучению новых фермеров, особенно пожилых людей, привлекают внимание средств массовой информации и финансирование, но, как неустанно повторяет Национальная коалиция молодых фермеров, земля в большинстве районов страны слишком дорога, чтобы покупать ее за счет фермерских доходов.

Данные Министерства сельского хозяйства США показывают, что фермерские семьи имеют доход среднего класса, но только на крупнейших фермах, выращивающих небольшой ассортимент.

Таким образом, в то время как кандидаты в президенты выносят смелые предложения для публичного обсуждения, фермеры, сельскохозяйственные рабочие и заинтересованные группы потребителей должны воспользоваться возможностью выработать агрополитику, которая решит структурные проблемы.

Заявив, что она хочет, чтобы «Вашингтон снова работал на семейных фермеров», сенатор Элизабет Уоррен обещает сделать некоторые шаги в правильном направлении, в том числе, гарантированно выгодные контракты для животноводов, маркировку продуктов по стране происхождения и ограничение иностранной собственности на сельскохозяйственные угодья.

Сенатор Берни Сандерс идет намного дальше, обрисовывая в общих чертах программу, которая полностью реструктурирует продовольственную систему, чтобы фермеры могли зарабатывать на жизнь, платить зарплату работникам и внедрять экологические инновации.

Когда фермеры могут позволить себе применять методы регенерации органических веществ, они будут забирать больше углерода из воздуха и помещать его в почву, что не только укрепить здоровье земли, но и сделает более здоровыми растения, скот и, в конечном итоге, людей.

Ценообразование в рамках нового курса агрополитики также должно способствовать сохранению почвы и положить конец эрозии.

Фермеры могут сосредоточиться на углеродном сельском хозяйстве, если цена за продукты, которую они получают на рынке, покроет расходы на содержание ферм. Семейные фермеры и люди, которые хотят есть продукты местного производства, нуждаются в справедливом «зеленом новом соглашении» в 21-ом веке».

(Источник: www.ecowatch.com. Автор: Элизабет Хендерсон).