18 апреля 2018 года в Москве состоялось совещание представителей  уполномоченных органов государств-членов Евразийского экономического союза (далее ЕАЭС).  Встреча прошла на площадке Евразийской экономической комиссии по инициативе Министерства сельского хозяйства РФ. Целью мероприятия стала выработка согласованных подходов по вопросам регулирования производства и обращения органической продукции в рамках Союза

 

Актуальность вопроса обусловлена ростом спроса и ограниченностью предложения на мировом рынке органической продукции. Это дает членам ЕАЭС возможность использовать свои стратегические преимущества  для занятия перспективной ниши в данном сегменте рынка.

В дискуссии приняли участие представители уполномоченных государственных органов, научных организаций, отраслевых союзов, ассоциаций и бизнес-компаний. Среди участников мероприятия – представители Евразийской экономической комиссии, представители министерств сельского хозяйства стран-участниц Союза (России, Казахстана, Армении, Беларуси, Кыргызстана), представители отраслевых союзов. Участники совещания обсудили перспективы развития и выработали предложения по формированию общего, единого рынка органической продукции в рамках Союза.

Тема нормативно-правовое регулирования органической продукции сейчас актуальна, подчеркнул Директор Департамента агропромышленной политики Станислав Бубен, напомнив, что ежегодно наблюдается прирост органической продукции на 15 процентов.  «Две страны, Армения и Казахстан, уже имеют законы об органическом сельском хозяйстве, в других странах проходят этап принятия законопроектов. Мы хотим получить в ходе сегодняшней дискуссии ответы на важные вопросы:  унификация и гармонизация требований в отношении производства органической продукции, взаимное признание национальных систем сертификации, товарных знаков на органической продукции, и разработка проекта межгосударственного договора по вопросам обращения органической сельской продукции».

Мирон Шикалов,  и.о. директора Департамента научно-технического политики и образования Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, рассказал участникам встречи, что Россия давно следит за рынком органики в мире и понимает, что это перспективное направление.

«Органическое производство имеет своих клиентов, маржинальность. Последние пять лет Минсельхоз боролся за принятие закона, и мы сейчас вышли уже на площадку Госдумы, где закон был рассмотрен в первом чтении и сейчас готовятся поправки в законопроект перед прохождением второго чтения, - напомнил эксперт. - Изначально проектом федерального закона предполагается установить фундаментальные основы органического производства. Предлагается сформулировать, что является органической продукцией и его производством. Ввести графическое изображение знака органической продукции, определить жесткие принципы производства органической продукции.  Предусмотреть, что добровольное подтверждение соответствия продукции проводится органами по сертификации, аккредитованными в национальной системе сертификации РФ. Предусмотреть ведение реестра производителей органической продукции уполномоченным органом».

 

Нюансы органического законодательства: опыт стран-участников ЕАЭС и рекомендации по улучшению российского законопроекта

 

Участники дискуссии рассказали о законодательстве в сфере органики в своих странах и предложили свои идеи для улучшения будущего российского закона об органике. Например, Амаяк Налбандян, специалист отдела анализа сельскохозяйственных программ Управления мониторинга и анализа сельскохозяйственных программ Министерства сельского хозяйства Республики Армения, рассказал, что в Армении Закон об органическом сельском хозяйстве был принят в 2008 году, и на ранних этапах должен был стать основой для продвижения данной сферы. 

«Наш закон охватывает также обрабатывающий сектор и сбор диких растений. Мы сотрудничаем с IFOAM, международной организацией органического сельскохозяйственного движения.  Законопроект РФ не содержит полный список ключевых понятий и определений, а также предполагает использование ограниченного количества химических веществ, - высказал свое мнение Амаяк Налбандян. -  Информация о сертификации коротка и предусматривает добровольную сертификацию. В Армении же сертификация предусматривает выдачу органического или переходного экологического сертификата, и это определяется правительством республики Армении. Мы предлагаем гармонизировать законодательную базу, в том числе с принципами закона об органике Армении. Закон должен соответствовать международным стандартам мирового органического сельского хозяйства».

Николай  Манучарян, эксперт отдела анализа сельскохозяйственных программ Управления мониторинга и анализа сельскохозяйственных программ Министерства сельского хозяйства Республики Армения, со своей стороны, рассказал, что в Армении органическое животноводство находится в начальной стадии, наиболее развито органическое производство кормов для животных, также развито органическое производство меда, соков, джемов. В Армении сейчас  более 1000 гектаров земли сертифицированы как органическая земля и около 500 находятся в переходном периоде.  «Сейчас мы адаптируем наш закон к международным стандартам, чтобы развить этот сектор, в этом году намерены разработать несколько вспомогательных механизмов, например, внедрить субсидии в агросекторе, чтобы фермеры и другие производители сельхохпродуктов имели больше возможностей в этой отрасли, - заметил Николай Манучарян. -  У нас около 300 тысяч фермеров, средний участок пахотных земель на 1 фермера составляет 1,5 гектара, это маленькая цифра. Поэтому мы считаем, что органический сектор должен быть в приоритете в Армении».

Жигиталы Жумалиев, заведующий отделом развития земледелия, семеноводства и органического сельскохозяйственного производства Министерства сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации Кыргызской Республики, рассказал коллегам, что в его республике также разработан законопроект, одобрен правительством нашей страны и внесен в парламент.

«Надеемся, что в начале июня он пройдет первое и второе чтение», - заметил спикер. Основные задачи Кыргызстана в ближайшей перспективе - создание производства, возможности переработки органической продукции, торговых сетей. Сейчас в Кыргызстане более 1000 хозяйств, занимающихся органическим сельским хозяйством.

Татьяна Карбанович, заместитель начальника Главного управления растениеводства Министерства сельского хозяйства Республики Беларусь, заметила, что Беларусь пока находится в начальной стадии развития органического сельского хозяйства на мировом уровне, однако развитие данного направления очевидно.

«У нас сертифицировано 1500 гектаров пахотных земель и 2500 гектаров под дикорастущими культурами. Рост прослеживается на 15-20 процентов. Мы работаем и над законодательной базой. Проект закона республики Беларусь о производстве и обращении органической продукции принят сейчас в первом чтении Палатой представителей национального собрания республики», - рассказала Татьяна Кабранович. Рассмотрев законопроект РФ о производстве органической продукции, белорусские коллеги заметили расхождения в области объектов регулирования,  а также отметили, что в российском законе одним из принципов органического производства декларируется «ограничение применения» ядохимикатов, гормональных препаратов и так далее, в то время как законопроект Беларуси полностью запрещает применение химии в органике.

«В целом технических барьеров для производства органики не просматривается на территории Союза, - заметила представитель Беларуси. – Мы готовы для исключения барьеров по движению органической продукции рассмотреть возможность присоединения к межгосударственному ГОСТу при гармонизации его с требованиями Союза».

Александр Калинин, генеральный директор Национального фонд защиты потребителей и председатель ТК 40, заметил, что кроме стандартов, надо помнить и о СанПиНах, которые обязательны. «Когда речь идет об оценке всерьез органической продукции, мы берем и стандарты, и международные стандарты, и СанПиНы».

Эксперт заметил, что нужно ввести единый порядок оценки соответствия продукции. «Нам надо договориться на площадке ЕАЭС. В перспективе нам нужен закон об органическом производстве в рамках ЕАЭС», - считает Александр Калинин.

Илья Калеткин, председатель совета директоров группы компаний «Аривера», руководитель международного направления Национального Органического Союза, со своей стороны, заметил, что сейчас наблюдается «мина замедленного действия», заложенная под тех производителей, которые уже  производят и экспортируют свою органическую продукцию. «Мы, например, уже 10 лет сертифицируемся по международной системе сертификации. В соответствии с новым законодательством мы должны будем уже органическую землю перевести в состояние конверсии, потому что по новому российскому закону она не будет признана органической. И мы оказываемся вне закона, не можем маркировать свою продукцию, хотя она продолжает оставаться органической. Многие, кто в России занимается органикой, имеет международную сертификацию,  могут оказаться в такой ситуации».

 

Взаимопризнание и введение единого стандарта ускорит развитие органического производства в странах ЕАЭС

 

Исполнительный директор Национального Органического Союза Олег Мироненко дал пояснения коллегам по российскому законопроекту. Российский законопроект об органическом производстве является рамочным и отсылочным, он отсылает к российским стандартам, в которых уже более подробно все разъясняется. Эксперт также отметил, что сейчас законопроект проходит подготовку перед вторым чтением, в рамках поправок будут учтены все замечания, в том числе будет исправлен тот момент, на который обращают внимание коллеги – о запрете использования химии в органическом производстве. 

Сегодня существуют три базовых схемы на основании, которых осуществляется свободное хождение органической продукции на территории разных стран.

«Так, на сегодня существуют группы стран, которые имеют единые стандарты и при этом свое национальное законодательство. Таких групп пять, наиболее известна европейская группа, а также есть группы в Африке, в Азии, - напомнил Олег Мироненко. – В итоге органические продукты имеют возможность свободно ходить на территориях стран, имеющих единые стандарты. Второй вариант – это страны имеющие собственные национальные стандарты и национальные законы, то, что мы обсуждаем сейчас. В этом случае каждый раз требуется взаимопризнание этих стандартов странами. До момента взаимопризнания движения органической продукции не осуществляется, она приходит в эти страны как неорганическая. Третий вариант – когда страна не имеет своего законодательства по органике и использует стандарты других стран. В третьей категории находится более 50 процентов стран, в основном они экспортно ориентированные. Почему мы пошли на принятие межгосударственного стандарта как национального? Это позволяет нам развивать  национальные законодательства, а наличие единого стандарта в сфере производства и переработки даёт  возможность свободного движения органических продуктов. Однако при этом необходимо принять ещё один межгосударственный стандарт в сфере сертификации производителей».

Инициатором создания межгосударственного стандарта выступила Российская Федерация, он был принят в 2016 году, напомнил Олег Мироненко. За него проголосовало почти 80 процентов стран, которые входят в Межгосударственный совет по стандартизации и метрологии. В России этот стандарт введён в действие в начале 2018 года, став и национальным стандартом.

«Пока к этому стандарту присоединились, к сожалению, только три страны – Россия, Кыргызстан и Таджикистан, мы хотели бы, чтобы это присоединение было более массовым, - заметил исполнительный директор НОС. – Мы понимаем беспокойство партнеров, которые волнуются, будет ли этот стандарт гармонизирован с международным законодательством. Поэтому мы рассмотрели все пути, запустили целый ряд процессов, которые скажут нам, когда и как наш межгосударственный стандарт будет признан мировым сообществом».  В семейство IFOAM , напомнил Олег Мироненко, входит  46 стандартов, и 10 находится на рассмотрении. «Не войдя в группу стандартов IFOAM, мы не получим взаимопризнание стран, которые развивают органическое производство», - заметил эксперт. При этом из 179 стран, которые развивают органическое сельское хозяйство, только 29 имеют свои стандарты, признаваемые IFOAM.

В начале 2017 года НОС, объединение органических производителей Казахстана KAZFOAM и субрегиональное отделение ФАО для стран центральной Азии выступили инициаторами начала процедуры согласования межгосударственного стандарта с IFOAM. «Мы получили оценку стандарта по 94 критериям. По 54 критериям мы получили положительные оценки», - подчеркнул Олег Мироненко. По оценке эксперта, процесс согласования стандарта займет 1,5 года, при благоприятных условиях финал согласования ожидается в 2019 году.

Исполнительный директор НОС также напомнил, что Россия пошла по пути организации системы национальной сертификации. «Мы 9 месяцев работали с Росаккредитацией, чтобы аккредитовать первого сертификатора. Главная наша задача – чтобы после прохождения российской аккредитации, наши сертификационные компании выходили на международную аккредитацию», - рассказал Олег Мироненко. Эксперт также отметил, что создание собственного графического знака органической продукции и его популяризация важны. Не менее важным является и вопрос признания нашего знака за рубежом и вопрос роста доверия потребителя.  Важным направлением работы Евразийской экономической комиссии могла  бы стать популяризация знаков стран-членов ЕАЭС. Но это как раз связано с тем, какой путь мы примем. Если мы примем путь единого стандарта, популяризация знаков будет проходить легче. Если мы примем путь взаимопризнания, он достаточно долгий. Для примера, европейцы и американцы взаимно признавали свои стандарты 12 лет. Принятие единого межгосударственного стандарта позволит более простым способом популяризировать продукцию, производимую нашими странами, с точки зрения доверия потребителя».
 
(Источник и фото: департамент по связям с общественностью и СМИ Национального органического союза).