Эта тема обсуждалась обозревателями годами. Но на текущей неделе обсуждения, похоже, достигли наибольшей интенсивности – по крайней мере, так можно судить по сложившемуся единодушному хору комментаторов, место которого ранее занимала разноголосица мнений

 

 

 

Китай замедляется. Фондовый рынок страны резко снизился с середины июня, и правительство паникует, стремительно применяя одну за другой поддерживающие рынок меры, такие как, например, временное закрытие торгов по некоторым акциям на срок до полугода.
Остановка торгов – мера беспрецедентная и никогда бы не произошла на рынке страны, экономика которой была бы в большей степени ориентированной на свободный рынок. Более того, Китай четыре раза снижал процентную ставку с начала года и отменил свое требование об аккумулировании резервов в попытках стимулировать рост экономики.
Не смотря на драматизм ситуации, собственно падение на Шанхайской бирже не оказало сколько-нибудь значительного влияния на богатство Китая. Однако, наше беспокойство обусловлено тем, что близкие к антикризисным меры, испытанные китайским правительством, могут быть расценены, как признак того, что китайское правительство более не в состоянии управлять ростом ВВП. Опасение также вызвано тем, что государственный долг Китая, возможно, достиг уже трудно контролируемого объема и увеличил связанные с этим обстоятельством риски для Китая, который продолжает попытки изменить характер своей экономики, ориентированной на экспорт и перенацелить ее на внутреннее потребление. Китай обладает 1, 3 миллиардным населением, рост которого был предопределен политикой «одного ребенка в семье», соблюдавшейся в стране с начала 70-х годов. Мировые сельхозпроизводители рассматривали внушительное население Китая, как спасителя для сельского хозяйства. Однако оно не оказалось таковым до начала 2000-х, когда Китай стал членом ВТО и выступил в роли импортера множества продовольственных товаров. Рост импорта в Китай требовал его соотнесения с быстрыми темпами роста ВВП Китая в 2001-02 годах. По мере того, как темпы роста ВВП страны выросли с 1 процента почти до 8 процентов в настоящее время, потребности Китая в сое и целом наборе товаров народного потребления многократно возросли. заключается в том, можно ли будет поддержать стремительно растущий рост ВВП на душу населения в течение ближайших 5 лет? Именно эта проблема требует внимательного рассмотрения со стороны любого заинтересованного лица, связанного с мировым рынком продовольственных товаров.
В последнем своем обзоре МВФ высказывает предположение о падении темпов роста национального ВВП Китая и ВВП страны в пересчете на душу населения в ближайшие годы.
Ожидается увеличение темпов роста ВВП в пересчете на душу населения в размере 7,5 процентов в 2015 году и всего лишь немногим более 6 процентов в 2016 году. Процесс роста по-прежнему продолжится, но заметным станет его спад по сравнению с уровнями ежегодных рекордных темпов доходов в размерах 10-30 процентов, которые наблюдались в начале 2000-х.
Снижающийся и ограниченный по своей величине экономический рост в сочетании с аграрной политикой поощрения производства для фермерских хозяйств, наряду с импортом продукции, инициировал масштабный избыточный рост объемов сельскохозяйственной продукции, особенно заметный в производстве пшеницы и кормового зерна. Фьючерсные контракты на китайскую кукурузу и на соевые продукты — надежные сельскохозяйственные индикаторы сдают прежние позиции в последние месяцы, испытав падение почти на 20 процентов с начала мая этого года.
Устойчиво растущий аппетит Китая на мясные продукты на фоне общей тенденции роста их потребления в стране оказывается драгоценным даром для зернового рынка и рынка масличных культур, и особенно важным для рынка соевых бобов.
В последние годы, устойчивый спрос на сою со стороны Китая был единственным рыночным фактором, поддерживающим и даже способствующим движению цен на сою вверх. Однако становятся заметными и иные, обескураживающие сигналы. По сообщениям Национального статистического бюро КНР, объем продукции свиноводства в стране снизился на 5 процентов в первые шесть месяцев 2015 года.
Классическое утверждение о том, что в случае, если доход на душу населения продолжает расти (пусть даже и на малозначительную величину) и все большее число граждан страны перемещаются в города, то потребление мяса будет продолжать повышаться, похоже, по-прежнему остается справедливым в отношении Китая. Пятипроцентное падение объемов производства продукции свиноводства, возможно, бросает тень на общую картину, как, например, определенная доля в некотором падении может быть отнесена на счет естественных потерь в свиноводческом секторе и даже на счет крутых мер, предпринимаемых правительством, в ограничении размахов традиционных чрезвычайно затратных и сверх обильных китайских банкетов. Цены на свинину не так давно восстановились и вполне возможно, что мы увидим и растущие объемы производства продукции свиноводства в ближайший период от 6 до 18 месяцев.
Но неустойчивый рост, наблюдаемый в последние годы, сопровождаемый прямо-таки избыточным ростом предложения на продовольственном рынке, вызывает вопросы, связанные с удовлетворением потребностей Китая в сырье на ближайшие один-два года.
Заключение компании AgResource, которого она придерживалась с 2012 года, предполагало, что неблагоприятная погода или значительно выросший спрос со стороны Китая необходимы для того, чтобы поддержать сколько-нибудь длительное повышение цен на сельскохозяйственную продукцию. Погода, конечно же, непредсказуема. И становится все больше оснований полагать, что Китай не станет определяющим фактором в 2015 или 2016 годах.

Источник: Manitoba Co-Operator

Перевод: Владимир Францкевич