В рамках обширной повестки дня «Зимней зерновой конференции», которая проходила в начале марта в Белокурихе, руководители аграрных ведомств Сибири провели круглый стол, посвященный региональному развитию

Несмотря на то что чиновники поначалу тушевались, ссылаясь на неготовность говорить на столь серьезные темы с ходу, в целом разговор получился конструктивным, порой даже эмоциональным.

На правах принимающей стороны одним из первых выступил Александр Лукьянов, вице-губернатор Алтайского края. По его словам, несмотря на ухудшение общей макроэкономической ситуации, год для сельского хозяйства региона был неплохой. Индекс промышленного производства сложился на уровне 107 %, в пищевой отрасли — 105,2 %.

Александр Лукьянов: «Что касается импортозамещения, то мы здесь эффект уже почувствовали. Если раньше мы постоянно страдали из-за излишков молочной продукции: в остатках у нас было и по 7, и по 9 тыс. тонн сливочного масла, сыра и сухой сыворотки, то сейчас не более 2 тыс. тонн. И по другим продуктам пищевой перерабатывающей отрасли мы впервые начали выходить на китайский, японский, европейский рынки».

При этом Лукьянов тут же озвучил самую больную тему нынешнего времени: недоступность кредитных ресурсов и, как следствие, снижение инвестиций. За этим обычно следует еще целый шлейф проблем.

Александр Лукьянов: «При нехватке заемных средств деньги очень быстро вымываются из оборота.В итоге, когда надо проводить техническое перевооружение, предприниматель стоит на перепутье. Ведь нужно еще и заработную плату поднимать. Что скрывать, за прежние деньги люди не горят желанием работать. Как в этой ситуации вести бизнес, чтобы и экономика предприятия выстраивалась, и социальная ответственность сохранялась?»

Почти как в Финляндии

На этот вопрос следующим попытался ответить Андрей Кнорр, замгубернатора Томской области по агропромышленной политике и природопользованию. Он сразу оговорился: сельское хозяйство для его региона не является приоритетным. На первом месте стоит атомная энергетика, наука, лесопереработка. При этом обеспеченность по свинине и курятине уже превышает 100%, по молоку приближается к этому показателю.

Андрей Кнорр: «Для молочного животноводства у нас все складывается. В этом смысле мы во многом схожи в Финляндией. Общая территория у нас примерно одинаковая. Почвы в Томской области даже лучше: на границе с Новосибирской областью есть даже черноземы. Основные кормовые культуры растут и в Финляндии, и в Томской области даже без поливов. Но при этом у них в 20 раз больше коров, и доят они по 9,5 тыс. кг молока на корову. Томская область пока вышла на показатель 5,7 тыс. килограммов молока. В целом аграрная стратегия региона ориентируется на природно-климатические возможности».

Но, как известно, надеяться только на лояльность природы очень опасно. Чтобы сделать молочное производство в Томской области более стабильным, региональные власти пошли на увеличение субсидии на литр товарного молока: здесь она варьируется от 2,5 рубля до семи. Серьезно поддерживается и техническое перевооружение: за счет местного бюджета компенсации на покупку отечественной техники томичи довели до 50 %.

Андрей Кнорр: «Это позволило нам за последние три года выйти на лидирующие позиции как в России, так и в Сибири по техническому перевооружению на единицу площади. За счет этого все последние трудные годы мы смогли убрать хлеб вовремя и в срок. За все это время ни одного метра неубранного мы не оставили, как бы сложно это ни было».

Затронул он тему и пресловутых инвестиций. По его словам, в Томской области они не снизились. Напротив, этот регион не имеет возможностей в полном объеме поддержать всех тех, кто хочет развивать там производство. При этом Кнорр попросил обратить внимание на субсидирование молочного производства из федерального бюджета. Это направление поддержки, по его словам, уходит на более поздние сроки, нежели остальные, и инвесторов это сильно беспокоит.

С прицелом на лен

О сельском хозяйстве Омской области рассказал министр Максим Чекусов. По его словам, в 2015 году производство зерна в регионе было стабильным. Правда, общую картину омичам подпортила ржавчина, «выкосившая» порядка 300 тыс. тонн зерновых. Были проблемы и с рапсом: в некоторых районах урожайность этой культуры составила всего 1 ц/га. Зато по картофелю установлен производственный рекорд, который заставил местные предприятия задуматься о его глубокой переработке.

По семенному материалу регион потихоньку выходит на уровень самообеспечения: здесь уже построен один из первых в стране крупных семенных центров по зерновым. Сейчас рассматривается проект аналогичного центра по картофелю и льну-долгунцу.

Максим Чекусов: «Наши аграрии почувствовали вкус к этой культуре. Проблем с ее сбытом вообще нет. Мало того: мы планируем всех наших производителей, это 22 предприятия, объединить в кооператив и построить завод, который будет выпускать высококачественное волокно».

По словам Максима Чекусова, виды на урожай этого года более оптимистичные, чем в прошлом. При этом ставку омичи планируют делать не на вложение финансов, с ними, по словам регионального министра, «у всех сейчас напряженка», а на «технологическую дисциплину, культуру производства и работу с наукой». Правда, что конкретно будет сделано в этих направлениях, Чекусов не сообщил.

Неполноценные заводы

Последний из официальных выступающих Виктор Безрученков, представлявший министерство сельского хозяйства Республики Алтай, был достаточно краток: регион имеет скромные показатели по зерновым, основная часть которых идет на кормовые цели. Но и этого недостаточно. Корма вместе с семенным материалом завозятся из Алтайского края. В самом регионе развивается преимущественно только животноводство.

В этой связи к Безрученкову возникли вопросы. В частности, Александр Лукьянов поинтересовался, сколько белкового концентрата выработал завод, запущенный в республике в 2015 году. Оказалось, что всего 70 тонн. После этого Лукьянов раскритиковал саму идею строительства подобного предприятия вдали от сырьевого рынка и предрек ему грустную участь.

Александр Лукьянов: «Когда в Горном Алтае планировалось строить завод, мы встречались с инвесторами и четко озвучивали свою позицию: зачем строить в республике подобное предприятие, когда там нет ни килограмма шрота. Но построили, 1,2 млрд руб­лей вложили. Мы стали получать письма из вышестоящих инстанций с требованиями обеспечить завод сырьем по фиксированной цене. Взамен забрать протеин. То есть везти шрот за 350 километров, а обратно везти что-то. А мы говорим про экономику! Ну еще один год простоит этот завод у вас, а затем свалится в банкротство, потому что 70 тонн протеина — это ничего».

Дмитрий Рылько, гендиректор «Института конъюнктуры аграрного рынка», выступавший в качестве модератора, тоже в стороне не остался. По его мнению, проблема заключается в том, что Минсельхоз слишком формально подходит к одобрению инвестпроектов из регионов, не осуществляя их экономический анализ, лишь поверхностно ознакомляясь с бизнес-планом. «Как пишутся эти бизнес-планы, мы все знаем», — констатировал Рылько.

Китайский след

Работа с аграрным министерством стала отдельной темой этой дискуссии. Пожаловались региональные власти и на наличие просроченной задолженности по субсидиям на инвестиционные кредиты (только в Томской области они превышают 300 млн рублей), и на бюрократические проволочки в части перераспределения неосвоенных федеральных средств.

Александр Лукьянов: «Здесь есть несколько проблем, они длятся уже не первый год. Например, там, где не нужны большие объемы поддержки, они спускаются. Освоить такие суммы регионы не могут. А перераспределение идет только через постановление правительства. В итоге до конца года эти деньги просто болтаются. По другим важным направлениям, напротив, предприятия недополучают средства».

Еще одна жаркая дискуссия развернулась вокруг темы взаимодействия с Поднебесной. Некоторые участники выражения особо не подбирали, так, руководитель «Новосибирской продовольственной корпорации» Александр Тепляков назвал китайцев «саранчой», которая «то налетает, то улетает», и попросил государство ограничить их деятельность на территории России.

С аналогичным «криком души»выступил и Александр Левицкий, гендиректор «Ачинской хлебной базы № 17», представлявший Красноярский край. По его словам, регион уже в апреле может столкнуться с серьезным дефицитом зерна для внутренней переработки. Часть имевшихся запасов в начале этого года была вывезена в Монголию, сейчас идут переговоры по поставкам оставшейся пшеницы в Китай. В этой связи Левицкий настоятельно попросил Минсельхоз ввести квотирование на вывоз сельхозпродукции в Китай и срочно начать товарные зерновые интервенции в Красноярском крае, иначе может быть уже поздно. Организаторы «Зимней зерновой конференции» пообещали внести эти предложения в итоговую резолюцию.

Цитата

Евгений Громыко, первый заместитель министра сельского хозяйства России: «В 2015 году в стране на реализацию госпрограммы было направлено 222 млрд рублей, что больше 2014 года почти на 30 млрд рублей. Благодаря такой поддержке сохранена положительная динамика производства. Мы планируем к 2020 году вый­ти практически на 100%-ную самообеспеченность по молоку, мясу и овощам. Для этого отрасли необходимы дополнительные инвестиции и приоритетная поддержка государства. Это позволит увеличить производство молока дополнительно на 7 млн тонн, мяса — более чем на 500 тыс. тонн, а среднегодовое производство зерна должно быть не ниже 115 млн тонн».

Факт

В IX предъюбилейной «Зимней зерновой конференции»участвовали сразу два представителя от Минсельхоза: Евгений Громыко, первый заместитель министра, и Петр Чекмарев, начальник департамента растениеводства, химизации и защиты растений.

Автор: Анна Недобиткова

altapress.ru