Стремительное наступление резистентных сорняков все труднее остановить

Четыре года назад, когда доктор Форд Болдуин проводил знаменитую встречу на полях Арканзаса, близ Вайденера, он говорил о многих трудностях, с которыми предстоит столкнуться фермерам южных штатов США. Презентация Болдуина состоялась на окраине полей с соей, которые заполонил сорняк амарант Палмера (Amaranthus palmer). Ученый говорил о распространении устойчивых к гербицидам сорняков и напоминал, как пять лет тому назад он предупреждал о надвигающемся крахе, связанном с устойчивостью к глифосату. Когда он начал писать о резистентности, вырабатываемой сорняками и возникающей из-за чрезмерной зависимости от глифосата, мало кто прислушался к его советам.

С того момента произошло многое: амарант Палмера мигрировал на север США с огромной скоростью, перешел через Миссури в Иллинойсе, проник в Индиану и сейчас находится уже в Мичигане. И проблема в том, что с этим видом всем фермерам уже надо обращаться так, как если бы он был устойчив к глифосату — потому что, скорее всего, так и есть.

Болдуин больше не проводит таких презентаций, потому что фермеры не обращают на его слова никакого внимания, а проблему появления гербицидоустойчивых сорняков в США таким образом уже не решить — пройден тот рубеж, когда она могла быть решена простыми презентациями.

В июле 2014 года доктор Болдуин вместе с Practical Weed Consultants of Austin (Аркансзас) принимал участие в специальном туре, организованном Bayer CropScience, по полям исследовательской станции компании, расположенным около Роквуда (Онтарио). Доктор представил краткий экскурс в историю методов борьбы с сорняками, описав как от атразина перешли к гербицидам, которые подавляют ацетолактат синтазы, а затем — к казавшемуся тогда панацеей от всего глифосату.

Сейчас, говорит Болдуин, ситуация намного хуже. Проблема резистентности изменила ландшафт полей вплоть до Арканзаса и тех земель, которые не выкупаются и не арендуются, потому что никогда не обрабатывались и считаются фермерами бедными, засоренными и неперспективными.

«Вопрос устойчивости сорняков изменил все», — говорит Болдуин, подразумевая, что некоторые фермеры вынуждены были перейти к ручной прополке своих участков.

«Также мы вынуждены больше обрабатывать землю, чем нам хотелось бы», — добавляет ученый. А в этом году все вернулось на круги своя — у фермеров появился заменитель глифосата.

Тогда, в 2010 г., презентация ученого была сделана в поддержку преимуществ технологии ЛибертиЛинк (LibertyLink) вместе с запуском препаратов на основе глуфосината, как тогда выразился Болдуин, «способа внести разнообразие». Проблема в том, что до сих пор многие фермеры думают, что будет изобретен «новый глифосат», и Болдуин рассказывает, как фермеры южных штатов бесконтрольно используют глуфосинат, а его советы пропустили мимо ушей.

Также он отмечает, что глюфосинат сейчас объединяют в одну технологию для борьбы с сорняками, которые приобрели устойчивость к дикамбе и 2,4-дихлорфеноксиуксусной кислоте, а это будет воспринято как применение методов биотехнологии, к которой далеко не у всех хорошее отношение.

«Но все равно мы опять используем новые гербициды по старой схеме», — говорит Болдуин, намекая на способ, каким американские фермеры опять, без должного контроля, используют только что внедренные технологии. Посконник коноплёвый (Eupatorium cannabinum) уже приобрел устойчивость к пяти разным по методам воздействия гербицидам в северо-западе и в равнинной части США (глифосату, ALS-ингибиторам, HPPDs, 2,4-Д-кислоте и триазину).

Сейчас доктор Болдуин выступает со своими презентациями в Канаде в надежде на иную реакцию со стороны канадских фермеров: «Вы либо следуете рекомендациям, либо постепенно следуете к тому же краху, который пережили мы», — говорит он. «Если вы повторяете ошибку снова и снова, ситуация становится хуже.

Для иллюстрации Болдуин приводит пример фермера из Айовы, который выступал в совместных презентациях с ученым. Он использует попеременно четыре технологии борьбы с сорняками, и, хотя на его полях и нет гербицидоустойчивых сорняков, он действует так, как будто они все же есть, и даже проводит ручную прополку.

Если говорить о России, то амарант, или же щирица, не самый злостный сорняк на сельскохозяйственных полях. Куда больше проблем приносят сорняки семейства мятликовых. О миграции гербицидоустойчивых сорняков у нас мало пишут, хотя она, несомненно, присутствует и, когда на эту проблему обратят внимание, может быть уже поздно. Сейчас с полной уверенностью можно говорить лишь об одном растении, которое так же, как и амарант Палмера в США, стремительно распространяется по территории РФ.

Борщевик Сосновского (Heraclеum sosnоwskyi) мигрирует на восток с огромной скоростью и захватывает все новые территории. Бороться с ним сложно, частично ввиду особенностей его вегетации и опасности самого растения, которое вызывает ожоги, и, частично — из-за огромной плодовитости сорняка.

Ограничены также химические меры борьбы, из которых специалисты рекомендуют применять препараты на основе глифосата, сульфометурон-метила, имазапира или их баковые смеси. Самые быстрые, но не самые устойчивые результаты дает использование глифосата, который приходится применять в повышенных дозах. И, к сожалению, именно этот гербицид чаще всего рекомендуется к использованию против борщевика. Но, внося глифосат бесконтрольно, не придем ли мы к такому же результату, что и фермеры США?

Елена Нейра