Несмотря на снижение производства практически по всем культурам, российское растениеводство в этом сезоне вряд ли вряд ли ждет застой. Другое дело, что практически все точки роста завязаны на внешние рынки. Каким образом сложилась благоприятная для российского экспорта ситуация рассказывали на прошедшей 21 сентября конференции «Растениеводство в контексте глобальных технологических трендов». 

 

 

По словам замдиректора департамента растениеводства Минсельхоза РФ Евгения Купреева, в этом году планируется собрать 105 млн тонн зерновых и зернобобовых. Для понимания, это наихудший за последние три года показатель: в 2016 было 120,7, в 2017 – 135,4 млн тонн. Аналогичная ситуация по масличным и сахарной свекле, урожай первых прогнозируется на уровне 15,9 млн тонн, против 16,3 в 2016 г и 16,5 в 2017 г, второй (фабричной сахарной свеклы) – 45 млн тонн, против 51,4 в 2016 и 51,9 в 2017 г.

Прямо противоположная ситуация по произведенным в сельхозорганизациях овощам и картофелю: 6,3 млн тонн (в 2016 было 5,5, в 2017 - 6,1) и 6,9 (в 2016 было 6,9, в 2017 - 6,7) соответственно.

То, что урожай зерна в этом году будет однозначно ниже прошлогоднего, отмечает и директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов, его оценка - 108 млн тонн, падение производства пшеницы с прошлогодних 85,9 млн тонн до 69, ячменя с 20,6 до 16,8, и кукурузы - с 13,2 до 10,6.

То же самое касается сахарной свеклы (-8%). А вот масличные по мнению руководителя аналитического центра прирастут на 10%, с 16,5 в прошлом году (данные «Совэкона» разнятся со статистикой МСХ РФ) до 18,2 млн тонн в этом, из них подсолнечника планируется собрать 11,3 против прошлогодних 10,5 млн тонн.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут также прогнозирует невысокий урожай, в пределах 110 млн. тонн, но добавляет, что эта цифра может скорректироваться в большую или меньшую сторону на пару миллионов.

 «Урожайность зерновых снизилась, третий класс практически отсутствует, и даже выросшая сахаристость не компенсирует просевший урожай сахарной свеклы», - сетует генеральный директор «Щёлково Агрохим» Салис Каракотов.

Тем не менее, по оценке «Совэкон» рентабельность в растениеводческой отрасли этого сезона будет аналогична или чуть ниже прошлогодних показателей, а выручка производителей - по крайней мере, в европейской части России, и по основным товарным культурам - вырастет на 5-6%.

Восстановление мировых цен

По данным МСХ РФ, за январь-август 2018 г. на внешние рынки было поставлено 27 935,4 тонн зерна. Как отмечает Андрей Сизов, при сохранении благоприятной конъюнктуры и темпов, это позволит экспортировать 33 млн. тонн, что в совокупном продовольственном экспорте составит 25-26 млрд. долларов (в прошлом году он был 21). Александр Корбут оценивает потенциал российского экспорта в пределах 39 млн. тонн. Еще 1,5 млн. тонн, по его словам, будет поставлено на рынок из интервенционного фонда.

Вообще ситуация на мировых сельхозрынках благоприятствует российскому экспорту, начавшееся еще в 2011 году падение закончилась, а в 2015-16 гг. цены не только стабилизировались, но даже немного подросли.

Динамики также добавляет идущий уже четыре сезона подряд активный летний рост мировых цен, подогретый в последние месяцы этого года укреплением чикагских котировок. Последнее связано в первую очередь с плохими прогнозами урожая в северном полушарии и возможностью ограничения российских экспортных поставок.

«Это более чем странная ситуация началась среди американских брокеров и исследовательских компаний еще в июле, потом волну подхватили, и она разнеслась по всему рынку. Я занимаюсь анализом 20 лет и не помню случая, чтобы вокруг российского урожая и его возможного запрета ломалось столько копий. В течение всех летних месяцев мы слушали о страшной черноморской засухе, которая должна уничтожить весь урожай, а когда этого не произошло, сначала за рубежом, а потом и у нас появилась эта история. Был спрос на плохие новости из России», - рассказывает Андрей Сизов.

Как следствие - российская пшеница практически вернула позиции 2014-15 гг., ячмень вышел на рекордные за последние годы цены, на прежнем уровне осталась только кукуруза. А вот ситуация по масличным гораздо хуже, по их урожаю хорошие прогнозы у нас и на Украине.

Нельзя, правда, не отметить, что существующие темпы и интерес к российскому зерну продиктованы, прежде всего, его дешевизной, что в значительной мере вызвано постоянными санкциями и неблагоприятными новостями. Более того, как отмечает Андрей Сизов, данная ситуация сохранится вплоть до окончания ноябрьских выборов в конгресс США. Тем не менее, падение курса валюты не исключительно российская проблема. К примеру, с начала года рубль упал всего на 15%, а аргентинское песо на 50%, турецкая лира на 40%.

«Хотя в принципе, для тех, кто занимается зерном, мировой рынок выглядит неплохо, идет активное сокращение запасов, что собственно цены и поддерживает. Рост мировой торговли в районе 4%», - отмечает Андрей Сизов.

Внутренние цены и китайский экспорт

Что касается внутренних цен на зерно, то они вслед за мировыми подросли с начала сезона на 20-30%. Удивительного в этом ничего нет, если проследить историю вопроса, то окажется, что в прошлые года цены росли в два раза за несколько месяцев. Небольшой рост из-за девальвации рубля наблюдается на подсолнечник и масло, другое дело, что дальнейшего его повышения ждать не стоит.

Из региональных тенденций этот года стоит также отметить увеличение посевов сои, которая, по словам Салиса Каракотова, стала наиболее рентабельной культурой и, чего никогда не было, теперь конкурирует с сахарной свеклой.

Андрей Сизов отмечает, кстати, что в этом году планируется поставить в Китай рекордные 900 тыс. тонн сои, а это более трети российского производства. Другое дело, что это практически ничто в сравнении с 90-миллионным китайским импортом.

Влияние Китая чувствуется и в переориентации Сибири на производство масличных и рапса. В этом и прошлом годах в регионе удвоилось количество посевных.

Тут же нельзя не вспомнить дестабилизирующие мировую экономику слухи о возможности торговых воин США и Китая. Но, несмотря на действительно растущий дальневосточный экспорт, он ни в коей мере не имеет отношения к данной политической ситуации, а является продолжением тренда предыдущих лет. Да и вообще связывать с восточным соседом какие-то глобальные надежды, скорее всего, не стоит. Как показывает практика, для Китая гораздо более важно сотрудничество с Казахстаном. Так что максимум, на что можно надеяться, это разовые проекты.

Немчинов Николай