Интервью руководителя отдела маркетинга дивизиона«КропСайенс» компании «Байер» Виктора Борисенко

 

— Виктор, 2016 г. войдет в историю мировой сельскохозяйственной индустрии благодаря предложению «Байер» о покупке «Монсанто». Какие рыночные перспективы вы видите от синергии двух мировых гигантов в научном и практическом плане?

— В сентябре этого года «Байер» и «Монсанто» подписали окончательное соглашение о слиянии компаний, согласно которому «Байер» приобретет «Монсанто». Это важный шаг вперед для «Байер» и для дивизиона «КропСайенс». Он позволит нам укрепить позиции как медико-биологической компании и предложить сельхозтоваропроизводителям во всем мире еще больше инновационных и комплексных решений.

Цель объединения «Байер» и «Монсанто» — обеспечение роста и создание новых подходов в ведении сельского хозяйства, направленных на то, чтобы помочь сельхозтоваропроизводителям справиться с современными вызовами. Объединение позволит предоставить аграриям широкий выбор продуктов, в том числе передовые решения в области семян и средств защиты растений (СЗР).

Более того, объединив инновационные возможности, ежегодный бюджет на научно-исследовательскую деятельность составит около 2,5 млрд евро. Ожидается, что это приведет к созданию важных и долгосрочных преимуществ для сельхозтоваропроизводителей, включая улучшение поставок продукции и создание возможностей для повышения урожайности, обеспечение эффективной защиты и устойчивого развития окружающей среды.

— В каких направлениях ведутся научные исследования в компании? Как вы выбираете приоритетные темы? Разрабатываются ли новые молекулы или классы химических веществ?

— Компания «Байер» вкладывает достаточно большое количество сил, средств и человеческих ресурсов в науку. Около 10% глобального оборота инвестируется ежегодно в исследования и разработки. Как показывает статистика, из 100 тыс. создаваемых молекул, 1—2 доходят до коммерциализации.

Современные молекулы имеют эффективность контроля патогенов выше 90%. Создавать еще более высокоэффективные молекулы сложно и дорого. Цели научных исследований разные — это и предотвращение развития устойчивости патогенов к СЗР, для чего разрабатываются молекулы с принципиально другими механизмами действия, и защита от объектов, трудно поддающихся контролю или оказывающих критическое влияние на качество урожая, и расширение спектра действия, создание универсальных препаратов. Кроме того, каждое последующее поколение препаратов становится более технологичным, экологичным, экономичным и т.д.

— В России «Байер» занимается научной работой?

— Да, но это скорее исследовательская деятельность. К сожалению, мы не имеем возможности проводить ориентационные опыты с препаратами до их регистрации. Если сравнить регистрационный процесс в европейских странах и в России — многие операции зеркальны. Например, исследования на поведение препарата в почве, в воде, влияние на полезные объекты, обитателей водоемов и млекопитающих. Эти опыты проводятся как в Европе, так и в России, несмотря на то, что в других странах они уже проводились. Когда мы знаем, как действует препарат в другой стране, нам важно его испытать в России, чтобы уточнить, как он работает именно на этой почве, в данных климатических условиях, на конкретном инфекционном фоне. Эти практические исследования очень важны для создания конкретных рекомендаций с географической привязкой к области или району. Такие рекомендации позитивно воспринимают российские сельхозпроизводители, поскольку они понимают условия, в которых они работают.

Исследования в России проводятся как в сотрудничестве с научными учреждениями, так и собственными силами. В «Байер» есть отдел развития, где создана мощная команда специалистов по полевым испытаниям СЗР. В каждом регионе работают наши сотрудники, которые обучены технологиям закладки опытов, учету эффективности и другим нюансам исследовательской работы, начиная от подготовки почвы и до уборки урожая. Это реальные практикующие агрономы, работающие в масштабах опытных делянок.

Кроме того, мы сотрудничаем с такими институтами как ВНИИ фитопатологии, ВНИИ биологической защиты растений, Сибирский НИИСХ. Нам важно использовать опыт, накопленный учеными в течение десятков лет, методики исследования, чтобы оценить эффективность наших препаратов и технологий в российских условиях. Сотрудничество с научными учреждениями гарантирует высокое качество проведения опытов и позволяет достичь результатов.

— Какие меры предпринимает компания, чтобы увеличить доступность инновационных СЗР для российских сельхозтоваропроизводителей?

— Мы проводим мелкоделяночные опыты, в которых на небольшом участке моделируем различные условия и в течение одного сезона на одном поле исследуем несколько вариантов. Все новые продукты обязательно проходят через такую череду испытаний. Конечно, хотелось бы, чтобы мы могли проводить их до подачи на регистрацию, потому что фактически сегодня мы подаем препараты на регистрацию вслепую, используя опыт других стран. Если бы мы имели возможность изучать их особенности до регистрации, процесс внедрения инноваций в области сельского хозяйства в России мог бы стать более быстрым.

Приведу пример из нашей практики. Несколько лет назад мы вывели на рынок новый препарат для защиты рапса от рапсового цветоеда. В Европе этот инсектицид стал спасением для фермеров, особенно на фоне развития резистентности вредителей к пиретроидам. У этого препарата есть особенность: он быстро останавливает питание насекомых, однако вредители остаются некоторое время на листе культуры. В отличие от других препаратов, после опрыскивания которыми происходит массовый «падеж» насекомых и сельхозпроизводители к этому привыкли, новый препарат не дает такого визуально заметного эффекта. Чтобы убедиться в эффективности работы препарата, мы стали рекомендовать сельхозпроизводителям стелить в междурядья белые листы бумаги, на которых через некоторое время становится видно погибших жуков.

Подобные рекомендации дают возможность продвигать, делать препараты понятными для аграриев. Кроме того, для «Байер» важна локализация производства СЗР в России. Это одно из приоритетных направлений развития. Мы плодотворно сотрудничаем с Кирово-Чепецкой химической компанией уже более 10 лет и планируем расширять линейку продуктов, выпускаемых для нас на этом заводе.

— Какова доля препаратов компании, формулируемых в России? Как выбираются продукты для локального производства?

— Сейчас в Росси производится такие продукты, как Бетанал Прогресс ОФ и Бетанал 22. Наша цель — довести уровень локализации до 30% и усилить позиции российского производства продукции «Байер». Это позволит обеспечить стабильность поставок и снизить логистическую нагрузку, неизбежно возникающую при ввозе препаратов из-за рубежа. В России нередко случаются такие явления, как «зеленый пожар» из-за массового развития сорняков или эпифитотии заболеваний. На этом фоне возникает стихийный спрос на СЗР, удовлетворить который возможно только имея производственные мощности в РФ.

Препараты для локализации выбираются по многоступенчатой схеме. Они должны быть зарегистрированы для производства в России, соответствовать возможностям технологических линий и полностью отвечать потребностям рынка.

— Как «Байер» относится к зарубежным санкциям и российским антисанкциям в аграрной сфере. Способствовали ли они росту продаж пестицидов и семян компании в нашей стране?

— На сегодняшний день санкции не затрагивают рынок СЗР. Однако они коснулись в целом сельского хозяйства, и, как показывает статистика, оказали позитивное влияние на развитие аграрного рынка в России. В условиях санкций российским сельхозпроизводителям потребовалось научиться производить продукцию в достаточном количестве и хорошего качества. Российские потребители уже привыкли к определенному уровню качества, и они не готовы покупать товары, не соответствующие этому уровню. Поэтому сельхозпроизводителям пришлось подтягивать уровень производства.

На рынок СЗР, как и другие рынки материально-технических ресурсов для сельского хозяйства, санкции оказали второстепенное влияние. В первую очередь мы увидели, как в целом в АПК выросла культура земледелия, ответственность использования почвенных ресурсов.

— Виктор, расскажите, как меняются объемы продаж СЗР «Байер» в России? Какую долю российского рынка в настоящее время занимают препараты компании?

— В России с 2014 г. наблюдается динамичный рост продаж. Негативные ожидания на фоне ослабевания рубля по отношению к мировым валютам не подтвердились. 2015 г. был очень удачным — рынок вырос на 50% в рублях. Основным драйвером роста стало изменение цен на препараты. В 2016 г. мы наблюдаем качественно иную ситуацию — рынок значительно увеличился за счет повышения объемов применения СЗР. Этому способствовали как погодные условия, так и рост интенсификации производства.

Продажи «Байер» в 2015 г. выросли почти на 15%. В 2016 г. они продолжают расти, но, поскольку год еще не закончился, мы пока не можем оценить, насколько.

Долгое время самым крупным сегментом на российском рынке оставались гербициды для защиты зерновых культур. В 2016 г. их могут потеснить фунгициды для зерновых — по нашим оценкам объемы продаж в этом сегменте могут превысить объем рынка гербицидов в денежном выражении. Год был благоприятным для развития болезней, мы наблюдали повышение продаж наших препаратов. И в целом по рынку видно, что сегмент фунгицидов для зерновых развивается быстрее остальных.

Если говорить об интенсификации защиты, а ее можно трактовать как увеличение кратности химобработок, применение баковых смесей, а также использование более сложных и дорогих препаратов. Поэтому интенсификация наблюдается как в денежном выражении, так и в объемах применения препаратов.

— Отличаются ли российские аграрии от зарубежных и в чем эта разница?

— Я думаю, что покупатели СЗР не только в разных странах, но и внутри одной страны имеют определенные отличия друг от друга. Различные климатические условия, выращиваемые культуры, техническая оснащенность, ориентация на внешний или внутренний рынки и другие факторы оказывают влияние на формирование кратко-, средне- и долгосрочной стратегии развития, способность адаптироваться к изменяющимся условиям и открытость к инновациям.

Конечно, существуют значительные отличия по уровню инвестиций на 1 га. Если, например, во Франции этот показатель составляет в среднем около 130 евро/га, то в России это цифра немногим больше 10 евро/га. Но даже при таких существенных различиях мы с вами наблюдаем рост интенсификации сельскохозяйственного производства, качества и объемов сельхозпродукции.

На мой взгляд, сегодня российские аграрии полностью осознают значение их вклада в обеспечение населения планеты качественными продуктами питания. И готовность исполнять эту роль стала основной отличительной чертой российских сельхозпроизводителей.

— В России на сегодняшний день 18,2 млн граждан ведут личное подсобное хозяйство. Поставляете ли вы пестициды для этой категории сельхозпроизводителей?

— Осенью этого года «Байер» объявил о завершении сделки по продаже потребительского направления Bayer Garden французской компании SBM. Теперь владельцы приусадебных участков, ведущие личное подсобное хозяйство смогут приобретать у компании SBM не только хорошо зарекомендованные в ЛПХ препараты Престиж, Зенкор, Превикур, Консенто, Конфидор, но и другие продукты и сервисы компании.

— Какие новые продукты в области СЗР будут предложены российским агропроизводителям в следующем году?

— Осень 2016 г. оказалась урожайной на новинки в портфеле дивизиона «КропСайенс». Нам удалось получить регистрацию сразу на 6 новых продуктов.

Среди них протравитель Редиго Про, содержащий 150г/л протиоконазола и 20 г/л тебуконазола. Он позволит обеспечить здоровые всходы зерновых культур, а также гороха, льна масличного и льна-долгунца.

Достаточно молодой сегмент осенних гербицидов для защиты озимой пшеницы пополнился новинкой Бакара Форте, содержащей 120 г/л дифлюфеникана,120 г/л флуфеноцета и 120 г/л флуртамона. Препарат позволит снять конкуренцию как со злаковыми, так и с двудольными сорняками еще с осени и снизит нагрузку на технику в весенний период.

Линейка фунгицидов на зерновых дополнилась препаратом Инпут на основе протиоконазола и спироксамина. Он обеспечивает защитное, лечебное и искореняющее действие, с возможностью применения от начала кущения и до цветения озимой пшеницы.

Но особенно мы гордимся расширением линейки продуктов для защиты садов, виноградников и овощей. Инсектициды Белт на основе флубендиамида, 480 г/л, Оберон рапид, содержащий 228,6 г/л спиромезифена и 11,4 г/л абамектина, и Мовенто Энерджи на основе спиротетрамата, 120 г/л и имидаклоприда, 120 г/л обеспечивают защиту от насекомых и клещей, а также станут незаменимым элементом антирезистентной стратегии.

Рад сообщить также о расширении регистрации нашего флагмана фунгицидной защиты — препарата Прозаро на кукурузу для контроля целого спектра заболеваний.

— Как специалисты компании относятся к биопестицидам, и считают ли они это направление перспективным? Каковы планы компании в сегменте биологических препаратов?

— Биологические СЗР — важное направление исследований и разработок «Байер». Во многих странах компания имеет уже зарегистрированные продукты, которые успешно применяются в комплексе с традиционными препаратами для защиты растений. Например, в Южной Америке успешно применяются инокулянты для семян сои, которые производит небольшая местная компания, принадлежащая «Байер».

В РФ мы пока находимся в стадии сбора информации о перспективах использования биопестицидов. Например, мы сделали оценку стоимости регистрации новых биологических СЗР. Сейчас изучаем рынок биопрепаратов и потенциальный спрос.

Россия — большая страна. Климатические условия очень отличаются от региона к региону. При использовании биологических препаратов важно понимать, как они отреагируют, например, на перевозку на дальние расстояния с перепадами температур, на хранение в неотапливаемых складах и другие российские реалии.

Мы просим коллег из других стран, где биопродукты уже зарегистрированы и применяются, моделировать погодно-климатические особенности России, чтобы понять, как биопрепараты будут работать в наших условиях. Однако предугадать на 100% все нюансы невозможно.

— Компания «Байер» в этом году открыла первый в России протравочный центр в Краснодарском крае и планирует в 2017 г. запустить аналогичный центр в г. Обоянь Курской области. Центры «комбинируют демонстрационную и производственную» функцию для местных сельхозпроизводителей. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте? Будут ли на территории России еще размещаться подобные центры?

— В конце сентября этого года состоялось официальное открытие первого в России протравочного центра на базе ООО «Заречье» Тихорецкого района Краснодарского края. «Байер» и Заречье связывают многолетние партнерские и дружеские отношения. Реализация этого совместного проекта стала очередным важным шагом в области инновационных решений в сельском хозяйстве.

В следующем году в г. Обоянь Курской области планируется запустить второй протравочный центр, который станет первым в Черноземье. А в целом, за 2017 г. мы планируем открыть 6 протравочных центров по всей стране.

Этот проект — результат сотрудничества «Байер» с передовыми хозяйствами всех сельскохозяйственных регионов страны. Основная задача — наглядная демонстрация важности качества подготовки семенного материала и обработки семян. Если зерно плохо очищено, в ворохе присутствуют органические и неорганические примеси, качество протравливания всегда будет недостаточным — необходимые растениям микроколичества действующих веществ попадают не только на семена, но и на сор, тем самым создавая дефицит действующего вещества в тех местах, где они должны работать. Кроме того, при загрузке и посеве эти примеси, покрытые протравителем, становятся причиной пыления и выброса продуктов в окружающую среду.

Для контроля качества протравливания в протравочных центрах будет устанавливаться лабораторное оборудование, которое позволит брать и исследовать образцы из любой партии. Вдобавок к этому протравочные центры станут служить центрами обучения, на базе которых будут проводиться образовательные программы для сельхозпроизводителей.

— Практикуете ли вы обучающие программы для студентов? Как развивается сотрудничество с высшими учебными заведениями России?

— Кадры — это основа развития сельского хозяйства страны. Очень важно, чтобы будущие агрономы уже сегодня имели доступ ко всем самым современным технологиям и информационным ресурсам.

На протяжении 6 лет у нас успешно реализуется программа БайСтади. В ней участвуют студенты из более чем 30 аграрных вузов страны. За этот период около 500 студентов приняли участие в конкурсе работ. Всем победителям были присуждены стипендии.

Кроме того, в начале 2016 г. «Байер» запустил программу по модернизации аудиторий в ведущих российских аграрных вузах. Открытие первой аудитории, оснащенной по последнему слову техники, состоялось в Кубанском государственном аграрном университете. Студентам стали доступны современные компьютеры, программное обеспечение, библиотека, образовательные стенды.

И проект БайСтади, и проект по модернизации аудиторий будут развиваться и в дальнейшем.

— В последнее время отмечается уменьшение контрафакта на российском рынке пестицидов до уровня 5—10%. Как вы считаете, насколько оправдана эта оценка?

— Сложно давать оценку такого «серого» сегмента рынка. По данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) доля контрафакта на российском рынке СЗР составляет около 30%, с трендом на дальнейшее увеличение. Причем половина приходится на подделки, произведенные в РФ.

 

Беседу вела Диана Насонова