Когда появится на наших полях чудо-растение, способное самостоятельно «защищаться» от вредителя?

 

 

Долгое время сибирские садоводы и огородники пребывали в уверенности, будто наш суровый климат защищает наши поля от самых зловредных вредителей, которые давно уже не дают покоя жителям южных регионов. Например, от колорадского жука.

Еще лет двадцать назад многие из нас ассоциировали это насекомое исключительно с югом. Тот из нас, кому доводилось бывать на Кубани или на Украине, с удивлением наблюдал, как тамошние селяне ходят под палящим солнцем по полю и  собирают в баночку ненавистных личинок. Зрелище то еще!

Но еще неприятнее были мысли о необходимости химической обработки своих картофельных плантаций. Это как же — наш «второй хлеб» будет с «химией!». Южане, надо сказать, эту методику борьбы с вредителем освоили давно. Сильно не мудрили. Разводили в ведерке химикат, брали веничек и шли на поле, разбрызгивая с помощью веничка яд на каждый кустик. И так несколько раз за сезон! Сибиряки, наблюдая за такой процедурой, полагали, что их-то уж природа от этого оградила. Так что наша родная, сибирская картошечка — вне всяких подозрений относительно своей экологической чистоты.

Но, как оказалось, природа нас, сибиряков, не оградила. Непонятно, то ли климат начал меняться в сторону потепления, то ли колорадский жук оказался не столь уж изнеженным, как многим из нас казалось, но в «лихие» 1990-е наши селяне и дачники обнаружили-таки эту тварь на своих огородах.

И вот, уже в начале «нулевых», сибирские огородники — прямо как южане — уже гнулись под палящим солнцем, собирая личинок. И до «химии», конечно же, тоже дело дошло. А как же без нее? Правда, учитывая эпоху, вместо веничков уже вовсю используются специальные опрыскиватели, благо, купить их никаких проблем не составляет. Да и препараты предлагаются в большом ассортименте. Народ наш, естественно, шибко в технику безопасности не вникает, о дозировке толком ничего не знает (и даже не всегда такими вопросами интересуется). Так что иной раз заливают химикатами огород на славу! Особенно в том случае, если картофель выращивают на продажу.

В общем, колорадский жук накрыл, грубо говоря, всю страну. А ведь картофель для нас и впрямь «второй хлеб». В среднем на душу населения в России приходится 120 — 125 кг. В целом это составляет 20 — 25 млн. тонн. И самое печальное, что из-за колорадского жука теряется почти треть урожая! Да, наши селекционеры молодцы, сорта вывели  прекрасные, высокоурожайные. Почвами нас Бог тоже не обидел. На наших-то черноземах, да при регулярных поливах по поводу картофеля и горевать нечего. Мы бы и не горевали, если бы не эта вредная полосатая тварь. Кто помнит, в хорошие годы с пяти «соток» заваливали погреб под самую завязку. Можно было целую роту прокормить. И тут такой вот «членистоногий сюрприз»: либо ходить по жаре, собирая личинок, либо браться за «химию». Не такая уж радостная перспектива. С «химией», конечно, проще. Но для нашей сибирской картошки как-то уж совсем «не комильфо». В чем же тогда будет наше преимущество перед южанами?

В последнее время молодое поколение россиян, включая и сибиряков, стало отходить от приусадебного хозяйства. Теперь чаще картофель покупают на рынках и в супермаркетах. Но тут уж с «химией» все в порядке, будьте уверены! Тот, кто выращивает картофель на продажу, да тем более на огромных плантациях, нагибаться за личинками не будет. Здесь в дело однозначно идет  «химия».

А ведь химические препараты не только загрязняют почву и воздух. По большому счету, химическая защита растений есть, так сказать, незапланированная селекция самих вредителей по принципу выживания сильнейшего.

То есть рано или поздно появляются особи, невосприимчивые к данному препарату. И чтобы их уничтожить, придется применять все более сильные яды. Как это скажется на экологии, объяснять не стоит. И так понятно.

С определенных пор ученые пытаются найти альтернативные методы борьбы с вредителями растений. В настоящее время разработан целый арсенал биологических методов, один из которых основан на использовании особого белка, синтезируемого энтомопатогенными (то есть вредными для насекомых) бактериями Bacillus thuringiensis. При попадании в кишечник насекомого этот белок расщепляется, образуя активизированный токсин, который связывается со специфическими рецепторами в средней части кишечника. В местах этого связывания клетки кишечника погибают, что ведет к гибели насекомого.

Так вот, существует особый штамм упомянутого вида бактерий, синтезирующий белок, губительный именно для колорадского жука. На основе этого белка как раз был получен инсектицидный препарат, который распыляется на листья картофеля и таким путем попадает в организм насекомого. Вроде бы, альтернатива найдена, однако и здесь не так уж все гладко. Ведь при распылении препарат все равно попадает в окружающую среду. Кроме того, точная дозировка при таком способе нанесения препарата также становится достаточно проблематичной. Вся разница таких препаратов от «химии» в том, что те вещества, которые убивают вредителей, синтезируются не химическим путем, а бактериями.

А почему бы не сделать так, чтобы нужный белок, губительный для вредителя, продуцировало само растение, причем продуцировало его именно в листьях, которые для человека все равно несъедобны? Для обывателя такая задумка звучит фантастически, хотя на самом деле никакой фантастики тут нет - эта цель вполне достижима методами генной инженерии. Именно этот путь и специалисты Института цитологии и генетики СО РАН считают наиболее перспективным. В свое время в США были созданы такие сорта картофеля. И наши ученые не видят никаких препятствий к тому, чтобы развивать данное направление и в нашей стране, в том числе в Сибири.

В принципе, генная инженерия предлагает тот же самый биологический метод защиты, с той лишь разницей, что здесь растение само накапливает необходимый белок в листьях.

«Это достигается тем, — объясняет заведующая лабораторией биоинженерии растений Института цитологии и генетики СО РАН Елена Дейнеко, - что необходимый ген из бактерии B. thuringiensis переносится в само растение, внедряется в ДНК и становится неотъемлемой частью растительного генома. Такие растения картофеля — с перенесенными генами - будут называться трансгенными или генетически модифицированными».

В итоге отпадает необходимость защиты таких растений путем их опыления инсектицидным препаратом, так как они сами способны его вырабатывать и накапливать. «Более того, — подчеркивает Елена Дейнеко, — возможности генетической инженерии на сегодняшний день таковы, что перенесенный ген можно «заставить» работать только в определенных частях растения, например, в листьях, а не в клубнях».

Парадоксальным образом, колорадский жук обожает в картофеле как раз то, что человеку возбраняется потреблять даже без всякой генной инженерии. Так что, «заставив» растение вырабатывать в листьях губительный для насекомого белок, мы не делаем такой картофель более опасным для нас.

Ведь все знают, что зеленые части картофеля и без того ядовиты. Почему этот яд не берет колорадского жука, вопрос отдельный. Но отрадно то, что для этой вредной твари все-таки нашли подходящую и «правильную» отраву, да еще столь нетривиально ей распорядились.

Более актуальный для нас вопрос — когда появится на наших полях такое вот чудо-растение, способное самостоятельно «защищаться» от вредителя? А ведь это, надо сказать, не просто отдельная находка, а целый принцип действия. В перспективе можно взяться и за других тварей, коих в наших садах и огородах немало. Как мы понимаем, все здесь зависит от того, сумеем ли мы, наше общество, преодолеть суеверные страхи перед новыми достижениями науки.

 

Олег Носков, academcity.org