Если экологические активисты не блокируют внедрение этих биотехнологий

Кэмерон Дж. Инглиш, старший редактор GLP по сельскохозяйственной генетике и специальным проектам, озвучил свою точку зрения относительно ГМО, отредактированных растений и движения эко-активистов в своей статье на портале Real Clear Science.

«Еще в 2017 году генетики растений Университета Флориды Чжунлинь Му и Кевин Фолта вместе со своей командой аспирантов объявили о новом методе борьбы с распространенными болезнями растений клубники. Их открытие могло бы значительно сократить использование фунгицидов, если бы было принято производителями.

К сожалению, скорее всего, их методы не будет применяться в обозримом будущем по причине споров, связанных с биотехнологией сельскохозяйственных культур.

Исследование подтверждает мою точку зрения: ученые продолжают делать сельское хозяйство более безопасным и более устойчивым с помощью инструментов современной генетики, но активисты ведут такую ​​эффективную кампанию по борьбе с биотехнологией сельскохозяйственных культур, что промышленность предпочитает не связываться с этими спорными инновациями.

Инженерия устойчивых к болезням растений

В своем исследовании команда использовала общую технику трансформации растений Agrobacteriumо, чтобы проверить, как два гена растений могут влиять на прогрессирование болезней у земляники.

Эти гены, AtELP3 и AtELP4, придают повышенную устойчивость к нескольким болезням растений, таким как гниль антракноза, мучнистая роса и угловатая пятнистость листьев. Ученые продемонстрировали, что гены влияют на процессы болезни в модельном организме Arabidopsis thaliana, и эти эффекты влияют на ценный урожай клубники.

Сверхэкспрессируя два гена в клубнике, ученые обнаружили, растения приобрели повышенную устойчивостью к распространенным болезням этой культуры, подобно Arabidopsis thaliana. Это открытие, отметили они, «может иметь потенциал для смягчения симптомов заболевания и сокращения использования фунгицидов при производстве клубники». Также они подчеркнули, что технология может иметь применение и на других сельхозкультурах.

Когда открытие получило широкую огласку, ученых стали спрашивать, насколько велика реальная вероятность, что генетическая модификация поможет снизить использование пестицидов на пищевых культурах.

Кевин Фолта ответил: «Пока нет никаких шансов с учетом глобального строгого регулирования ГМО и генно-отредактированных культур. Мы просто показываем, что это может работать. Производители не заинтересованы по той причине, что технологии стоят дорого, на их внедрение требуется время, потребителя боятся таких продуктов. А фунгициды, по мнению потребителей, более безопасны. С точки зрения производителей, они намного дешевле».

Итак, благодаря новому исследованию, фермеры имеют в своем распоряжении мощный инструмент, но его внедрение не имеет экономического смысла.

Вмешательство эко-активистов стало важной причиной, по которой этот новый подход устойчивости к болезням будет слишком дорогим и трудоемким.

Активисты-экологи умеют разжигать общественное беспокойство по поводу технологий, которые им не нравятся. В результате потребители покупают меньше (или не покупают) данный товар.

Интересно, что активисты анти-биотехнологии постоянно жалуются, что современное сельское хозяйство увеличило использование пестицидов. «Всплеск генно-инженерных культур… является одним из основных факторов увеличения использования пестицидов и химикатов в сельском хозяйстве», как-то заявил Гринпис. В то время, как на самом деле все происходит с точностью до наоборот, и это доказывает исследование Фолта. Печальная ирония заключается в том, что эко-активисты своим противодействием науке и вызывают проблему, на которую они впоследствии сетуют.

Сегодня фермеры, выращивающие конкретно клубнику, не хотят иметь дело с инновацией Фолта из-за перспективы отказа потребителей покупать продукцию.

«Я думаю, проблема в том, что любые ГМ-культуры могут вызвать негативную реакцию потребителей. Сейчас, например, производители клубники во Флориде, имеют хорошую долю рынка. Зачем они будут рисковать этим?», - сказал Фолта автору статьи.

Более того, проведение пиар-кампаний для борьбы с анти-биотехнологической пропагандой является дорогостоящим и зачастую контрпродуктивным мероприятием.

Основанные на фактических данных попытки бороться с дезинформацией могут сработать с обратным эффектом, и вот почему.

Как отметил научный писатель Майкл Шермер в журнале Scientific American, люди, изначально убежденные активистами в опасности того или иного рода, затем отвергают противоположные доказательства. Они воспринимают противоречивую информацию как угрозу своим убеждениям и игнорируют ее как ложь, исходящую от промышленников.

В серии экспериментов, проведенных профессором Дартмутского колледжа Бренданом Найханом и профессором Университета Эксетера Джейсоном Рейфлером, исследователи выявили фактор, называемый «эффектом обратного огня», «в котором исправления на самом деле увеличивают неправильные представления среди рассматриваемой группы». Почему? «Потому что это угрожает их мировоззрению или самооценке».

Другая связанная с этим проблема заключается в том, что активисты, например, в США будут использовать федеральные правила против разработчиков биотехнологических культур.

На данный момент регулирующие органы США проводят довольно разумную политику в отношении пищевых ингредиентов, получаемых от генно-инженерных культур.

Относительно легко вывести генно-инженерные культуры на рынок в Америке, и активисты используют этот факт для того, чтобы напугать общественность по поводу «непроверенных ГМО». Ассоциация органических потребителей делает это каждый раз, когда выпускается новый ГМ-сорт сельскохозяйственных культур, хотя каждый раз ошибается насчет предполагаемой опасности.

Эта тенденция продолжилась с выведением культур, разработанных с помощью новых методов селекции, таких как генное редактирование CRISPR и RNA, которые могут редактировать и заглушать определенные гены для получения желаемых эффектов.

Например, теперь можно защищать яблони от болезней, которые с трудом поддаются лечению химическими веществами, и бороться со многими различными вредителями, не добавляя даже остаточных количеств пестицидов в окружающую среду. Но движение против ГМО категорически против и генного редактирования, очевидно, не зная или не интересуясь этими достижениями защиты растений.

Проблема не в том, что биотехнология сельскохозяйственных культур является опасной, непроверенной или даже непрактичной. Как уже неоднократно показывали исследования, ни один из этих страхов не оправдан. И если активисты прекратят агитацию и начнут прислушиваться к экспертам, они поймут, что эти события полезны для нас и полезны для планеты».

(Источник: geneticliteracyproject.org. Автор: Кэмерон Дж. Инглиш).