Еще одна притча о важности знаков препинания

Якобы некий король вручил своему проштрафившемуся и не очень грамотному придворному указ с повелением: "Казнить нельзя помиловать" – и велел ему самому поставить запятую в нужном месте, прежде чем отнести бумагу палачу. Говорят, таки догадавшись, в каком месте указанный знак окажется для него спасительным, придворный с тех пор выучил грамматику похлеще профессиональных учителей.

Увы, реальная жизнь, бывает, подкидывает нам задачки не менее заковыристые. Где от поставленной запятой тоже зависит – если не сразу жизнь, то здоровье уж точно. Одной из таких проблем стал нашумевший в последние полгода спор вокруг вредности продуктов с ГМО – то бишь "генномодифицированными организмами".

Началом интриги послужило начатое еще в 2010 году исследование группы ученых из французского университета Кан под руководством профессора Жиля-Эрика Сералини. Кстати, слово "интрига" в данном случае – не журналистская аллегория ради красного словца, сюжет этой истории действительно развивался по многим законам детективного жанра.

Так, ученые закупили образцы американской генномодифицированной кукурузы, часть из которых было еще и обработано гербицидом, тайно, через подставных лиц. Да и само исследование по степени секретности напоминало таковое разве что под патронатом военных или спецслужб – никаких анонсов ни в прессу, ни в научные издания дано не было. Как говорят сами ученые – чтобы не растревожить оппонентов раньше времени.

"Фишка" научной работы заключалась в том, что проверка безопасности вышеуказанных продуктов проводилась в течении двух лет – а не трех стандартных месяцев, как это доселе принято в европейских органах по контролю за безопасностью пищевых продуктов. Для этого было взято 200 мышей, поровну самцов и самок, которых, разделив на 10 групп, кормили генномодифицированой кукурузой, а также тем же ГМ-продуктом, но еще и с обработкой гербицидом.

Итоги, мягко говоря, были крайне неутешительными – больше двух третей мышек заболели злокачественными опухолями молочных желез, у приблизительно такого же процента самцов начали отказывать печень и почки.

Дальнейшее показало, что опасения французских ученых насчет преждевременной огласки своей работы были более, чем обоснованными. Немедленно после публикации результатов в прессе поднялся жуткий скандал. И, если, скажем, французские политики требовали от официальных органов Евросоюза срочно проверить шокирующую информацию для решения о принятия срочных мер – то научное сообщество дружно накинулось на авторов исследования.

Основным пунктом критики было обвинение в "некорректности". В первую очередь, на группу Сералини накинулись за то, что ею были использованы так называемые "высокораковые" линии мышей. У которых достаточно высока и спонтанная онкозаболеваемость – а уж о предрасположенности и говорить нечего. Дескать, Ваши 80% заболевших мышек заболели не от кукурузы с ГМО – а от плохой наследственности. И, вообще, чем бы их не кормили – результат был бы один и тот же.

Популярным было обвинения и в том, что исследователи, гм, лишили подопытных животных интимной близости. А это, дескать, тоже само по себе приводит к росту онкозаболеваний половой сферы.

Самым относительно безобидных упреком было указывание на то, что для математической достоверности результатов исследования его авторам надо было взять мышей в несколько раз больше, чем у них было.

На основании вышеприведенных резонов, несколько авторитетных европейских институций, Европейское агентство по безопасности продуктов питания, и два французских органа, Высший совет по биотехнологии и Агентство по безопасности продуктов питания, окружающей среды и профессионального здоровья довольно скоро выступили с успокаивающим заявлением. Насчет того, что исследователи из университета Кан не придерживались общепринятых научных стандартов в совей работе – а раз так, то и их данные не могут считаться достоверными.

Эксперты – дело хорошее, но свое здоровье как-то ближе…

Больше всего возмущает в данной позиции даже не ее заслуживающая лучшего применения категоричность – но полное отсутствие действительно научных аргументов такого опровержения. Потому что настоящая наука имеет своим фундаментом практику, опыт. Допустим, евроэкспертам не понравились отдельные моменты в исследовании группы Сералини. Ну так, флаг им в руки – нужно было начать свое собственное, альтернативное исследование – и подождать его результатов. А без этого огульная критика мнения оппонентов сродни коммуно-догматическому преследованию в СССР "генетики – продажной девки империализма".

Но дело даже не в этом. А в том, что практически все приведенные выше резоны защитников ГМ-продукции не выдерживают никакой критики!

Профессор Сералини использовал "высокораковых" мышей? Так эти породы для того и выявили, чтобы проверять канцерогенность тех или иных веществ или продуктов. Логика тут приблизительно следующая. Допустим, у нормальных что людей, что мышей, вероятность появления опухоли от чего либо – допустим, 1 на сто тысяч. Но никакой самый богатый институт не может позволить себе годами использовать в ходе одного-единственного опыта сотни тысяч грызунов – чтобы из них заболел только один. Вот и выводят специальные "высокораковые" линии, с частотой заболеваемости на порядки выше – и на них потом уже оценивают действие каких-либо подозрительных факторов.
Кстати, "высокораковыми", увы, могут быть не только мыши. Люди, в числе родственников которых наблюдались онкозаболевания, тоже считаются "группой риска" – им рекомендуют почаще проводить обследования, избегать воздействия канцерогенных факторов. Так что, если даже ГМ-кукуруза вызывала бы опухоли лишь у "высокораковых" мышей – это все равно означало более, чем веские принципы отказаться от такой пищи хотя бы людям, состоящим в группе риска.

Не меньшую осторожность, подстраиваясь под логику критиков французского исследования, должны проявлять и те, у которых не все в порядке с интимной жизнью. В смысле – в ней преобладает "воздержание". Тогда, получается, желательно воздержаться и от ГМО тоже.

И, наконец, тезис о том, что мыши в опытах Сералини заболели бы и просто так, даже если бы их кормили обычной пищей, не выдерживает никакой критики. Ведь в исследовании наличествовала контрольная группа грызунов – которых кормили обычной кукурузой. И число заболевших среди них не превышало одной трети – в сравнении с 80% с лишком в группе опытной.

Так что, похоже, "запятую" в вердикте относительно ГМО "есть нельзя отравиться" придется ставить конечным пользователям этого "чуда биотехнологической мысли". Чтобы потом в их если не жизни, то здоровье не поставила точку уже болезнь. Утешая себя хотя бы тем, что по закону производители должны маркировать свою продукцию в плане наличия генномодифицированных добавок.

Вообще же, после рассмотренного выше скандала, авторитет что профильных европейских структур, что и так называемой "научной общественности" с точки зрения простого обывателя упал ниже плинтуса. И заставляет задуматься лишь над тем, насколько же глубоко завязаны эти "игроки" в интересах производителей ГМ-пищи.

Юрий Юрко