У трети канадских фермеров — в том числе и тех, кто собирается отойти от дел в ближайшие несколько лет — есть план наследования бизнеса. Большинство фермеров рассчитывает передать управление фермой члену своей семьи

 

 

По словам Элейн Фрейз, автора и коуча, работающей с семьями фермеров, ожидается, что в следующие десять лет по меньшей мере 120 000 ферм будет передано другому владельцу. Без планирования передачи бизнеса риск того, что в семье произойдёт конфликт или ферма и вовсе останется без наследника намного выше.
Исследовательская компания Ipsos Reid задала вопросы 455 фермерам в ходе опроса «Перспективы канадского сельского хозяйства-2015», и только 30 % из них сообщили, что так или иначе занимаются формальным планированием наследования. Тем не менее большинство фермеров (62 %) сказали, что рассчитывают передать ферму другому владельцу, причём треть из них ожидает, что это произойдёт в ближайшие несколько лет. (В ходе опроса, заказанного Glacier FarmMedia, был исследован широкий круг фермерских хозяйств, две трети которых имеют объём продаж в $250 000 и более.)
Откуда такой разрыв между количеством тех, кто собирается передать ферму, и тех, кто занимается планированием наследования? Фрейз считает, что дело совсем не в большой занятости фермеров. Они избегают этого вопроса, потому что боятся конфликта, а также из-за того, что стоимость активов многих ферм стала столь значительной.
Национальный директор RBC Agriculture (с чьей помощью был разработан опрос) Гвен Пэддок говорит, что когда дело касается планирования наследования, сельское хозяйство не слишком отличается от предпринимательства в других сферах. Разница в том, что фермеры, которые не занимаются планированием, ставят своё наследие — а, возможно, и дом своей семьи — под угрозу.
Пэддок добавляет, что финансовые последствия также могут быть серьёзными. К примеру, если желанная передача руководства не осуществится, ферму продадут постороннему человеку, налоговый счёт может быть выше. По словам Пэддок, всё зависит от конкретной провинции, но в некоторых случаях налог на передачу земли не нужно платить, если активная ферма передаётся брату, сестре или другому члену семьи.
«Стоимость некоторых ферм может быть значительной», — говорит Пэддок. «И лучше не тратить деньги на уплату налогов, а оставить их на ферме, чтобы поддержать поток наличности, а может быть, и финансировать развитие фермы в дальнейшем».
Тщательное и заблаговременное планирование может также помочь минимизировать последствия налогов на прирост капитала — или хотя бы помочь семье приготовиться к этим последствиям. Пэддок говорит, что рекомендуется начать планирование не позже чем за пять лет до того, как глава хозяйства планирует уйти на покой.
«Главное, чтобы фермеры были готовы начать обсуждение и проводить встречи для принятия необходимых мер под руководством специалиста. Только семья может быть движущей силой процесса планирования. Нужно, чтобы в семье был энтузиаст, который будет говорить: „Мы это сделаем“».
Опрос «Перспективы канадского сельского хозяйства-2015» был проведён в декабре. Возраст 55 % опрошенных составляет от 55 до 74 лет. Две трети участников занимаются производством зерновых и масличных культур, и 81 % респондентов составляют жители провинций Альберта, Саскачеван и Манитоба. Объём продаж их ферм варьируется от $10 000 до более чем $2 миллионов.
В России ситуация с наследованием фермерских хозяйств иная. По сути, к управлению бизнесом второе поколение российских фермеров пришло совсем недавно. И как такового оформления наследования не происходило. Фермеры, основавшие свой хозяйство 20-25 лет назад, просто передавали свою долю детям, оформляя соответствующие изменения в Уставе ООО или ОАО. Для российских фермеров передача бизнеса по наследству проблемой не является. Сложности фермеры видят в условиях, которые существуют в стране сейчас. Отсутствие системной поддержки и рост налогового и тарифного бремени банкротит десятки тысяч фермеров по всей России. К концу 2014 года количество фермеров сократилось более чем на 60 тысяч.

Перевод: Елизавета Левина