Человечество давно признало важную роль насекомых-опылителей в производстве продуктов питания. Более 75% наших основных продовольственных культур зависят от услуг насекомых, особенно, пчел. Именно на этом фоне ученые призывают правительства и политиков серьезно рассмотреть вопрос о запрещении, ограничении или ужесточении правил, касающихся неоникотиноидных пестицидов

Неоникотиноиды, или неоники, представляют собой класс относительно новых пестицидов, появившихся в АПК в конце 1990-х годов. Они были разработаны, чтобы быть менее токсичными для птиц и млекопитающих, чем более старые группы пестицидов, такие как карбаматы и органофосфаты. Тем не менее, неоникотиноиды неселективны, когда дело доходит до насекомых, убивая как вредные, так и полезные виды.

Неоникотиноиды относятся к мощным и системным нейротоксина. В отличие от контактных пестицидов, которые остаются на поверхности обработанных частей растений, таких как листья, неоники поглощаются и транспортируются по всей системе растений в листья, цветы, корни и стебли, а также пыльцу и нектар. Будучи водорастворимыми, они также могут распространяться в окружающую среду.

На основании ряда исследований, использование некоторых неоникотиноидов было ограничено в Европейском Союзе (ЕС) семь лет назад. Из-за научных доказательств их негативного воздействия на виды пчел и насекомых, в ЕС ввели полный запрет в 2018 году на применение неоников на открытом воздухе (имидаклоприд, клотианидин и тиаметоксам).

Хотя большинство фактических данных, которые привели к этому решению, основывались на исследованиях в Европе или Соединенных Штатах, сейчас вопрос о будущем неоникотиноидов поднимается в Африке.

И опыт, сын ошибок трудных...

Сеть африканских академий наук (Nasac) объединяет экспертов из 17 стран Африки, которые рассмотрели более 200 исследований из 28 стран на континенте. В их недавно опубликованном докладе делается вывод о том, что «необходимо принять срочные меры для предотвращения дальнейшего ухудшения устойчивости сельского хозяйства в Африке».

Председатель правления Nasac Мостафа Бусмина подчеркивает, что Африке нужен ряд экологически чистых инструментов для повышения производительности фермерских хозяйств и обеспечения продовольственной безопасности.

Опыт Европы и США показал, что некоторые агрохимикаты, в частности неоникотиноиды, оказывают серьезное негативное воздействие на экосистемные услуги, такие как опыление культур.

«Использование знаний и опыта за пределами Африки представляется необходимым, чтобы попытаться избежать повторения этих негативных воздействий на богатые и разнообразные экосистемы Африки ввиду быстрого роста интенсивного сельского хозяйства здесь», заявляет Бусмина.

Хотя основное внимание в докладе уделяется неоникам, ученые отмечают: альтернативные пестициды (сульфоксафлор и флупирадифурон) также поступают на африканский рынок и должны подвергаться такому же внимательному анализу на предмет потенциально похожих побочных эффектов.

Авторы доклада выражают обеспокоенность в связи с тем, что действия ЕС в 2018 году могут побудить пестицидную индустрию искать новые рынки в африканских странах для этих запрещенных пестицидов: «Уже есть доказательства широко распространенного загрязнения окружающей среды из-за применения неоникотиноидов в Африке. Остатки обнаруживаются в меде, причем некоторые уровни аналогичны или превышают уровни, обнаруженные в европейском меде, до введения ограничений со стороны ЕС».

Токсичны или нет

Помимо воздействия на окружающую среду, ученые также отметили проблемы, связанные со здоровьем человека.

«Было бы упущением, если бы мы проигнорировали вопрос о токсичности неоникотиноидов для позвоночных и возможности неблагоприятного воздействия на людей. Ранее применяемые пестициды (например, органофосфаты) были очень токсичны для человека, и в Африке отмечалось много летальных случаев в результате воздействия пестицидов при применении, хранении, утилизации.

Таким образом, одной из привлекательных особенностей неоникотиноидов было предположение о том, что, поскольку нейротрансмиттеры человека отличаются от таковых у насекомых и менее чувствительны к группе неоникотиноидов, острая токсичность для людей значительно меньше.

Хотя это может быть справедливо для исходных активных веществ неоникотиноидных пестицидов, их метаболиты (продукты распада) не обязательно следуют той же схеме. Например, деснитроимидаклоприд, который является продуктом распада имидаклоприда, более токсичен для человека, чем для насекомых.

Кроме того, водорастворимость неоникотиноидов позволяет им распространяться по всей окружающей среде, загрязняя почву и воду.

В результате остатки неоникотиноидов были обнаружены у диких птиц, грызунов, рыб, ящериц, лягушек и других животных… Такое обширное загрязнение вызывает обеспокоенность по поводу потенциального поглощения пестицидов людьми и возможных последствий для здоровья, связанных с сублетальными последствиями низких дозы в течение длительных периодов.

Одно исследование показало, что воздействие имидаклоприда на воробьев заставляет птиц терять до четверти массы тела, в то время как другое предполагает, что этот пестицид вызывает уродства у белохвостого оленя, включая увеличенные желудочки сердца и поврежденные или отсутствующие вилочковые железы.

Другие вредные эффекты во время лабораторных экспериментов наблюдались у крыс и мышей (снижение производства сперматозоидов, увеличение абортов и скелетных аномалий).

Таким образом, на фоне чрезмерного применения и неправильного использования неоникотиноидов в Африке, недостаток данных о влиянии неоникотиноидов на людей означает, что нельзя исключать риск негативных воздействий.

В прошлом году японские ученые первыми в мире сообщили, что токсичный метаболит одного неониникотиноидного пестицида (ацетамиприда) может передаваться человеческому плоду с высокой скоростью. Доктор Го Итикава и его коллеги из Медицинского университета Доккио, США, считают, что их открытие говорит о необходимости изучения потенциальной токсичности неоников и их метаболитов для развития нервной системы у плодов и новорожденных детей, чьи сосуды головного мозга более хрупкие, чем у взрослых, и поэтому более уязвимы к токсинам», пишут авторы доклада.

Вместо пчел деревья какао опыляют волонтеры

В докладе Nasac говорится, что сельское хозяйство в Африке находится в состоянии быстрых изменений, когда традиционное земледелие заменяется интенсивными практиками.

В то время как в Европе насчитывается около 11 миллионов пчелиных семей, в Африке находятся около 310 миллионов колоний. Но количество пчел уже начинает сокращаться. И не без помощи человека.

Например, Управление по какао в Гане одно время бесплатно раздавало неоникотиноидные пестициды фермерам, поощряя чрезмерное их использование. И в результате утраты природных опылителей в 2017 году пришлось запустить национальную программу, в которой приняли участие около 30 000 молодых людей для ручного опыления деревьев какао.

«При запуске этой программы исполнительный директор Совета по какао Ганы признал: ручное опыление стало необходимым, потому что количество естественных агентов для опыления - насекомых - уменьшилось в результате распыления химикатов», говорится в докладе.

В отчете Nasac также отмечается, что во многих африканских странах соблюдение правил применения пестицидов вообще отсутствует. В 2007 году в той же Гане Агентство по охране окружающей среды сообщило, что около 30% продаваемых пестицидов были либо нелицензированы, либо незаконно ввезены в страну.

«Некоторые товары импортируются большим объемом, а затем переупаковываются в более мелкие контейнеры, часто с неправильной или вводящей в заблуждение маркировкой. Многие торговцы пестицидами не имеют лицензий на торговлю и, возможно, продают запрещенные пестициды.

В некоторых случаях химические компании стимулировали и финансировали процессы выдачи разрешений на использование пестицидов, причем, многие фермеры не знали об основополагающей роли опылителей для своих культур.

Многие фермеры считали, что чем более токсичен пестицид, тем лучше и применяли продукты выше рекомендуемых доз, иногда в 1,5–5 раз», пишут авторы доклада.

Отраслевая Ассоциация CropLife SA, представляющая производителей, поставщиков и дистрибьюторов средств защиты растений, прокомментировала: «Регулирование пестицидов в Южной Африке основано на «подходе к риску», а не на подходе к опасности. Чтобы проиллюстрировать разницу: опасность - это возможность причинить вред, а риск - вероятность причинения вреда. Например, отбеливатель в бутылке представляет риск по той причине, что кто-то может выпить из нее. Независимо от того, находится ли отбеливатель на полке или заперт в непроницаемом хранилище, риск остается, однако вещество становится опасным только тогда, когда кто-то делает с ним что-то глупое.

Хотя пестицид относится к категории опасных, это не означает, что его применение должно быть запрещено. Он по-прежнему может эффективно использоваться фермерами, если вещество доказало свою безопасность при правильно применении и не представляет неуправляемый риск для здоровья человека и окружающей среды.

Также важно учитывать сельскохозяйственную среду, а это означает, что южноафриканские культуры и климат не идентичны Европе, и, следовательно, можно использовать пестициды, которые не применяют в ЕС».

CropLife SA заявила, что результаты многочисленных исследований остатков неоников в пчелах, пыльце и нектаре доказывает, что использование неоникотиноидов так, как рекомендовано на этикетке, безопасно. «Ученым, выступающим против неоникотиноидов, просто неуместно экстраполировать лабораторные результаты на полевые условия, не проверяя свои гипотезы токсичности в полевых условиях».

(Источник: mg.co.za. Автор: Тони Карни).