Интервью главного научного сотрудника-консультанта Кубанской селекционно-семеноводческой станции РАН, доктора биологических наук, профессора Ивана Балкова

 

«Почти все наши традиционные продукты питания представляют собой результат естественных мутаций и генетической трансформации, которые служат движущими силами эволюции. Не будь этих основополагающих процессов, мы все еще барахтались бы в донных осадках первобытного океана», - не устает цитировать лауреата Нобелевской премии Нормана Борлоуг Главный научный сотрудник-консультант Кубанской селекционно-семеноводческой станции РАН, доктор биологических наук, профессор Иван Балков. Более 50 лет жизни он посвятил селекции и генетике сахарной свеклы (см. биографическую справку). Сегодня автор десятков гибридов и исходных линий этой культуры выступает активным сторонником научного и практического развития и продвижения сельскохозяйственных биотехнологий в России. Необходимость и выгоды этого пути он доказывает научными фактами и собственным огромным опытом работы. С 2012 г. профессор руководит творческим коллективом селекционеров и генетиков Кубанской опытной станции, вдохновляя их на создание ГМ-гибридов сахарной свеклы методами традиционной селекции с использованием гетерозиготного материала и отечественных кубанских сортов.

Сегодня, 15 апреля 2014 г., у Ивана Яковлевича юбилей – 85 лет. Коллектив газеты «Защита растений» от души поздравляет юбиляра с этой прекрасной датой и желает крепкого здоровья, долгих лет жизни, творческих успехов, профессиональных побед, реализации планов и огромного счастья!

В преддверии юбилея мы провели с Иваном Балковым интервью. Предлагаем его вашему вниманию.

 

- Иван Яковлевич, расскажите, какие события подтолкнули Вас к созданию отечественных ГМ-гибридов сахарной свеклы?

- Два года назад, 24 апреля 2012 г. в жизни работников науки и практики сельского хозяйства нашей страны произошло важное событие: Председатель Правительства РФ В.В. Путин подписал Комплексную программу развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 г. (№ 1853п-П8), которую стали рассматривать как стратегический документ, определяющий политику России в биотехнологическом секторе экономики, как очень важный прорыв после длительного застоя. Тогда среди генетиков, селекционеров и технологов, долго ожидающих такую программу, она получила краткое, но очень обнадеживающее название: «БИО-2020» («Bios», в переводе с греч. – «жизнь»).

 Комплексная программа использования биотехнологии в сельском хозяйстве ориентирована на стабильное развитие сельскохозяйственного производства, решение проблемы продовольственной безопасности, повышение продуктивности за счет менее рискованной для экологии борьбы с сорняками, получение более высококачественных продуктов питания, чем так называемая «органическая продукция», состоящая из тех же элементов таблицы Д.И. Менделеева. В программе БИО-2020 касательно растениеводства (генетика, селекция, семеноводство) наиболее приоритетным направлением признавалось создание новых рентабельных сортов и гибридов сельскохозяйственных растений, обеспечивающих разработку и переход к новым биотехнологиям производства.

 Программа вполне справедливо обращала внимание на то, что к моменту подписания этого документа (2012 г.) в Российской Федерации не было сортов нового поколения, устойчивых к засухе, болезням, насекомым-вредителям и неблагоприятным условиям среды, полученным на основе генетической инженерии, которые в ряде стран мира уже два десятка лет применялись в производстве. «Без использования биотехнологических инноваций сельскохозяйственное производство России будет по-прежнему высокозатратным и проигрывать в конкурентоспособности зарубежным странам», утверждалось в этом документе..

 Напомним, что первые генетически измененные формы табака (ГМ-формы) были получены в семидесятые годы прошлого века, а первые биотехнологические ГМ-сорта сои внедрили в производство в 1996 г. С того времени биотехкультуры распространялись по планете «семимильными шагами. Метод генетической инженерии оказался наиболее эффективным приемом, замечательным дополнением к так называемым традиционные, или классическим методам, направленным на совершенствование культурных растений.

- А что такое традиционная селекция?

- Как известно, традиционная селекция, или отбор лучших растений, а затем сортов – неотъемлемая часть эволюции человеческой деятельности в области растениеводства. Она велась стихийно и в первобытные времена, и, путем целесообразного отбора, во все последующие. Со временем на помощь отбору пришла гибридизация, т.е. научная селекция – относительно молодая наука, ведущая свое начало с 60-х годов 19-го века, с опытов Г. Менделя с горохом. В начале 20 века сформировалось понятие «Генетика» – как наука о наследовании. С той поры генетика стала теоретической основой для практики селекции растений и, к сожалению, объектом яростного спора между учеными, изучающими наследственность и теми, кто воспринимал эту науку понаслышке, путал генетику и семеноведение.

- Это коснулось и Вас?

- Да. 30-60-е годы прошлого века в истории биологической науки СССР стали «эпохой торжества» лысенковской агробиологии, наиболее активно насаждаемой после августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года. Та сессия для меня, начинающего агронома, запоем читающего стенографические отчеты, запомнилась по возгласу, невольно вырвавшемуся из уст известного в те годы генетика-фронтовика проф. И.А. Рапопорта: – «Обскуранты!». Как потом он вспоминал, при личной встрече на семинарах, это был крик его души в ответ на «разоблачения буржуазной генетики» одного из лысенковцев, обещавших «златые горы» от внутрисортового, межсортового скрещивания, пинцировки и т.п. В эти же годы, в других странах, генетика успешно развивалась и стала основой классических приемов создания сортов и гибридов, в частности, методов селекции на гетерозис.

 К сожалению, судьба так распорядилась, что во время учебы в ВУЗе, в годы расцвета «лысенкоизма» (1949-1954) нас, студентов Воронежского СХИ, учили «агробиологии» и во-всю ругали генетику. Но жизнь взяла свое. Годы последующей целинной закалки и тщательно выполненные опыты в Институте им. В.В. Докучаева убедили меня в правоте законов генетики, о чем я, набравшись смелости, написал в диссертации. Это стало причиной серьезных разногласий с заведующим отделом селекции и, как следствие, завершилось поисками иного места работы.

 В 1961 г. академик А.Л. Мазлумов (ВНИИСС, Рамонь) принял меня на работу и дал согласие на проведение совершенно новых в те годы исследований: найти и изучить функционально женские растения сахарной свеклы с цитоплазматической мужской стерильностью (ЦМС) для использования их в селекции. Исследования в этом же направлении развернулись и в других селекционных учреждениях страны по сахарной свекле. В 1975 году состоялась моя защита первой в стране докторской диссертации на тему «Цитоплазматическая мужская стерильность: фенотипическое проявление, генетические особенности и селекционное использование. А в те же 70-е годы подобные гибриды уже широко использовались в других странах. Чтобы исправить положение, в СССР стали создавать специальные Селекцентры с задачей – ликвидировать отставание в селекции и генетике. Через 3 года мне поручили руководить только что организованным Союзным Селекцентром по сахарной свекле во ВНИС (г. Киев).

 Хорошо помню, с каким трудом приходилось доказывать необходимость перехода от сортов, фертильных диплоидных и полиплоидных гибридов (по сути – полугибридов, содержащих примерно 50% гибридных семян) – к истинным, 100%-м гибридам на основе линий с ЦМС. Следует отметить, что признание к этим гибридам пришло не сразу. Пожалуй, их тогда так же не признавали, как ныне открещиваются от генетически модифицированных гибридов сахарной свеклы и других культур.

 Прошло время и уже в конце 20-го века во всем мире стали возделываться именно эти гибриды, усовершенствованные по ряду признаков. Они оказались более рентабельны и более продуктивны, чем многосемянные и односемянные сорта-популяции.

- Вернемся к биотехнологии, к генной инженерии – как методу селекции. Чем отличается генная инженерия, по своей сути, от традиционных приемов селекции?

- Ничем, кроме того, что ведется не в слепую, а направленно, позволяет более быстро и более эффективно использовать одни формы в качестве реципиента, а другие – в качестве донора того или иного признака и получать новые исходные селекционные формы. А далее работа ведется по обычной классической схеме. В итоге получают сорта или гибриды, обладающие новыми признаками, например, устойчивостью к гербициду, что облегчает, упрощает и делает более рентабельной технологию их выращивания.

 Известно, например, что самый большой вред урожаю приносят сорняки. Для борьбы с ними обычно применяют гербициды, что связано с риском нанесения вреда экологии. ГМ-гибриды позволяют уменьшить долю гербицидов и снизить экологические риски без ущерба для урожая. Преимущества таких форм сахарной свеклы и других культур не вызывают сомнения. Они очень быстро распростра-нились. Еще раз напомним, что первые генетически модифицированные (ГМ) растения получили в 70-е годы, а уже к концу 90-х годов прошлого века в разных странах возделывалось свыше 1,5 млн гектаров биотехнологических культур. За минувшие 20 лет площади, занятые ГМ-сортами и гибридами возросли более, чем в 100 раз – до 175 млн. гектаров в 2013 году. Ныне они выращиваются в 29 странах: в США, Бразилии, Аргентине, Канаде, Индии, Китае Японии и других. Наиболее распространены такие ГМ-культуры, как соя, кукуруза, хлопок, сахарная свекла, овощные культуры. Успешно развиваются исследования по созданию модифицированной пшеницы, подсолнечника и других форм растений, вплоть до лесных пород и плодовых культур.

- А каково положение в нашей стране?

- Надо признать, что несмотря на принятую Комплексную программу развития биотехнологии, противники этого направления в науке (соратники А. Баранова и И.Ермаковой, которые именуют себя «Президент» и «Вице-президент» по борьбе с ГМО), за эти же годы немало сделали для того, чтобы опорочить не столько генетику, как это было во второй половине 20-го века, сколько генную инженерию – наиболее эффективный метод селекции, позволяющий получать невиданные ранее результаты по совершенствованию генотипа растений в нужном направлении.

 Вполне естественно, что в пропаганде негативного отношения к модифицированным организмам и продуктам преуспели многие бизнесмены-экономисты, бизнесмены-юристы, которые долго и настойчиво рекламировали «Подсолнечное масло без холестерина» (животного жира!), «Молоко от коров, которые пасутся на луговых травах, не содержащих ГМО» (нелепица!) и тому подобную бессмыслицу. Начиная с 90-хгодов, в России был издан ряд постановлений, направленных на охрану населения и природы от возможных, теоретически ожидаемых опасений «в случае использования генетически модифицированных организмов (ГМО)», которые в народе зовут «страшилками». Параллельно разрешили их ввозить из-заграницы, но... не рекомендовали производить в России.

 Вместе с тем, в соответствии с Программой БИО-2020, через год с небольшим (в августе 2013 г.) вышло распоряжение Председателя Правительства РФ Д.А. Медведева, которым утверждался план мероприятий («Дорожная карта») по развитию биотехнологий и генной инженерии в России. Реализацию плана мероприятий «Дорожной карты» планируется осуществить как с помощью общесистемных мер развития сферы биотехнологий, так и мероприятий по развитию приоритетных секторов указанной сферы, включая агропищевую биотехнологию, природоохранную биотехнологию и системные мероприятия в области генной инженерии.

 23 сентября 2013 г. Правительство РФ, в развитие предыдущих решений, приняло новый документ: Постановление № 839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов (т.е. ГМО), предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы». Данный документ является одним из первых мероприятий, запланированных «Дорожной картой» и открывает широкую перспективу для генной инженерии, для создания отечественных сортов и гибридов, в том числе высокорентабельных ГМ-гибридов сахарной свеклы.

 Как известно, генная инженерия является наиболее эффективным приемом селекции, по сути – дальнейшим развитием классических методов этой науки. Заметим, что в основе генно-модификационного улучшения различных признаков у сортов и гибридов, включая борьбу с сорняками и устойчивость к биотическим и абиотическим факторам, лежит классическая селекция.

 Распространение новых ГМ гибридов идет очень быстрыми темпами, что хорошо видно на примере сахарной свеклы. Так, в 2007 г. в штате Вайоминг для коммерческих целей впервые посеяли гибрид сахарной свеклы «Событие Н7 (GM RR)», пригодный к обработке Раундапом (действующее вещество – глифосат) на площади 1000 га.. Новая форма свеклы позволила более чем в 2 раза сократить затраты на гербициды, уменьшить экологические риски для полезных насекомых и животного мира, сделать рентабельным процесс возделывания свеклы за счет исключения ряда технологических операций, уменьшить затраты на покупку гербицидов и услуги по их внесению (топливо, заработная плата, амортизация и др.), избежать привлечения для оказания услуг высокооплачиваемых специалистов. Ныне посевы этого гибрида в США превышают 500 тыс. га (95 % от всей площади).

- Что ожидает отечественное свекловодство, если в России будут созданы отечественные гибриды нового поколения?

- Прежде всего, произойдет значительное удешевление семян и производства свекловичного сырья, а значит и производства сахара, возрождение стремительно угасавшей за 90-е годы отечественной селекции, семеноводства и, в целом, всей отрасли свеклосахарного производства. За счет уменьшения пула гербицидов и отказа от многократного внесения баковых смесей, снизятся риски нанесения вреда окружающей среде, включая полезных насекомых и микроорганизмы, а также здоровью человека. Уменьшится засоренность полей при возделывании культур в системе севооборота, повысится рентабельность и продуктивность полевых культур. Эти выгоды ощутят не только работники науки, производственники, а и деловые люди, занимающиеся бизнесом в области растениеводства.

- От специалистов сахарного производства и потребителей нередко можно слышать вопросы: не связано ли создание ГМ-гибридов сахарной свеклы с такими опасениями, как ухудшение качества сахара, а также жома и патоки, не отразится ли их употребление на здоровье человека и животных?

Как я уже отмечал, первые генетически модифицированные (ГМ) растения появились четверть века назад и с этого времени началось их всестороннее изучение на безопасность. Многолетними тщательными опытами, более чем в 130 научно-исследовательских учреждениях, выполненными с участием свыше 500 независимых исследовательских групп, в том числе и ученых из России, было доказано, что биотехнологические продукты, в частности, генетически измененные организмы, рекомендованные для производства и потребления, не отличаются по питательной ценности и полезности (если их есть в меру) от обычных сортов и гибридов, полученных традиционными классическими технологиями. Что касается сахарной свеклы, то доказано, что она - идеальный объект для генной модификации. Химическая формула сахара С12Н22О11 исключает присутствие белков, в нем нет даже следов ДНК, а значит и генов, которые находятся в хромосомах центрального ядра клетки. И в соматических (растительных) клетках ГМ-растений свеклы нет изменений в составе и содержании питательных веществ.

 Одно из опасений, высказываемых отдельными учеными, состоит в том, что ГМ-растения скрестятся с сорняками. Свекле это не грозит. Гибридные корнеплодные растения свеклы, в норме, на первом году жизни не цветут и, к тому же, генетически не могут скрещиваться с сорняками типа пырея, осота, лебеды, о чем иногда беспокоятся люди, незнакомые с особенностями совместимости растений в период цветения и оплодотворения. Никакого перекреста свеклы с сорняками не отмечено и в странах, выращивающих свеклу второго года жизни (цветущие семенные растения).

- Хорошо. Но есть и другие опасности. Что если в России не будут созданы отечественные гибриды ГМ-свеклы?

Это означает возрастание экспансии зарубежных гибридов, не дающих семенное потомство, а, значит, и обрекающих отечественных производителей свеклы на полную зависимость от зарубежных фирм со всеми вытекающими отсюда ценовыми последствиями. В связи с увеличением спроса можно ожидать цену около 300 долларов за 1 посевную единицу. На каждые 100 гектаров посева свеклы в России ежегодно придется расходовать только на семена 25–30 тыс. долларов, или от 750 до 900 тыс. руб. Правда, затраты на такие семена окупаются снижением расходов на покупку и внесение гербицидов. Однако рентабельность, несомненно, будет выше при использовании отечественных семян, если российские селекционеры создадут аналогичные гибриды свеклы и других культур.

- Какова экономика перехода свекловодов на новые технологии?

- По самым скромным подсчетам, каждый гектар посевов ГМ-гибридов приносит дополнительно не менее 150 долларов (или около 5 тыс. руб.) прибыли. В России ежегодно возделывается примерно 1 млн. га сахарной свеклы, следовательно, дополнительный годовой доход от возделывания таких гибридов составит 4,5 млрд руб. или минимум 2 % от общей стоимости биотехнологической продукции в стране.

 Еще более ощутимые результаты можно ожидать от создания и замены на генно-модифицированные формы других культур, занимающих ныне в посевах России миллионы гектаров (например, кукуруза, пшеница). Остается надеяться, что генная инженерия, как метод селекции сахарной свеклы и других культур, займет подобающее ей место не только в «Дорожной карте» биотехнологии, а и в инновационных проектах АПК федеральных учреждений и коммерческих организаций. Уверенность в успехе применения этого метода придают первые результаты экспериментов по генной инженерии, полученные в Центре «Биоинженерия» и Институте биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН, а также двухлетние результаты достаточно успешных опытов по использованию альтернативной селекционной биотехнологии сахарной свеклы создания гибридов на базе гетерозиготных материалов Кубанской ССС РАН, при поддержке ЗАО «Щелково Агрохим». Есть все основания думать, что в недалеком будущем будут получены первые пробные сорта/ гибриды и в других селекционных учреждениях РАН.

 В постановлении Правительства № 839 от 23 сентября 2013 г. обозначены ответственные федеральные органы, ответственные за выполнение тех или иных форм регистрации. Так, государственную регистрацию модифицированных растений, предназначенных для разведения и выращивания на территории Российской Федерации, осуществляет Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Как известно, эта служба (Россельхознадзор) находится в ведении Министерства сельского хозяйства РФ. Она осуществляет функции по контролю и надзору в различных сферах, в том числе в области карантина и защиты растений, селекционных достижений и другое.

- Что еще, на Ваш взгляд, необходимо для развития перспективных направлений?

- Будем надеяться, что Россельхознадзор, совместно со специалистами-биотехнологами различных НИУ, выполняя Постановление Правительства, тщательно проанализирует состояние биотехнологических исследований и поможет устранить многолетнее отставание сельскохозяйственной науки в области генетики, гетерозисной селекции и научного семеноводства, ускорить процесс создания высокорентабельных гибридов сахарной свеклы на основе приемов генной инженерии и других, альтернативных подходов, использующих методы классической селекции.

- В России биотехнологии в сельском хозяйстве имеют немало оппонентов. Что Вы обычно отвечаете на их доводы против?

- Метод генной инженерии исключительно ценен для создания новых исходных материалов. Вот как еще в 2001 г. оценивал генную инженерию лауреат Нобелевской премии Норман Борлоуг, автор всемирно известной «зеленой революции» в странах Латинской Америки и Африки, которому 25 марта 2014 г. исполнилось бы 100 лет со дня рождения:

 – «Почти все наши традиционные продукты питания представляют собой результат естественных мутаций и генетической трансформации, которые служат движущими силами эволюции. Не будь этих основополагающих процессов, мы все еще барахтались бы в донных осадках первобытного океана... За последние 20 лет биотехнология превратилась в неоценимый научный метод производства продукции сельского хозяйства. Это беспрецедентное проникновение в глубины генома – на молекулярном уровне – следует рассматривать как одну из важнейших вех на пути бесконечного познания природы... Генетическая трансформация дает огромную пользу для земледельцев, повышая устойчивость растений к гербицидам, болезням и насекомым-вредителям..».

 Н. Борлоуг хорошо знал своих оппонентов, когда говорил: «Устоим ли мы против невежественных фанатиков? Похоже, что многие из яростных противников сельскохозяйственной биотехнологии движимы скорее ненавистью к непонятной науке и набирающей силу глобализации, нежели реально обеспокоены безопасностью ГМ-организмов (ГМО)... Страх, порождаемый ими в общественном мнении по отношению к продуктам биотехнологии, в значительной мере обусловлен неспособностью наших учебных заведений привить учащимся хотя бы элементарные знания по сельскому хозяйству» (цит. из его статьи в Интернете).

 В связи с этим невольно вспоминаются некоторые наши «современники», в том числе медики, недоучившиеся генетике или мало знакомые с этой наукой, со своими некорректными «опытами» на крысах, а также выражениями типа «устойчивые к гербицидам растения - это не божеское дело», «культурные растения могут переопылиться с сорняками» и т.п.. Главный их довод: - «от ГМО можно ожидать неприятности!». И хотя за все годы не известно ни одного несчастного случая от ГМО, рассуждения о «возможной опасности» служат оппонентам главным основанием в борьбе с биотехкультурами и обоснованием для организации «повсеместного контроля» за ними.

 В общем хоре оппонентов биоткехнологических культур особую роль играют бывшие и нынешние руководящие чиновники, экономисты, юристы по образованию и менеджеры по роду деятельности, незнакомые с биологией, как наукой. На экранах телевизоров часто высвечиваются бывший министр сельского хозяйства Н. Семенов и, на удивление, нынешний вице-премьер, экономист Аркадий Дворкович, озвучивающий свои непрофессиональные советы Госдуме и другим органам для ведения контроля или наложения запрета на «производство ГМО», а значит и на Комплексную программу развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 года" («Био 2020»), кстати, утвержденную В.В.Путиным 24.04.2012 г., и на распоряжение Правительства от 18 июля 2013 г. № 1247-р за подписью Д.А. Медведева под названием «План мероприятий ("дорожная карта").

 Распоряжением утверждался план мероприятий "Развитие биотехнологий и генной инженерии", предлагалось обеспечить реализацию плана, а Министерству экономразвития – осуществлять мониторинг и контроль реализации плана с ежеквартальным докладом Правительству.

 В свете этих документов непонятны высказывания А. Дворковича, похожие на табу для отечественной биотехнологии. В них просматривается «зеленый светофор» для зарубежных ГМ-форм, которые уже включены в список разрешенных для употребления. Спрашивается, почему употреблять в пищу зарубежную ГМ-свеклу можно, а выращивать отечественную нельзя? Можно понять весьма некорректные «голоса» отдельных СМИ, например, передачу «Право голоса» и др. Они рассчитаны на собственную популяризацию. Но имя А. Дворковича, как вице-премьера , не нуждается в этом. И, вместе с тем, трудно поверить, что ни он, ни участники передач не слышали о полувековых гонениях на генетику, отбросивших отечественную селекцию и производство гибридов в стране на десятки лет назад. Итог гонений ныне хорошо известен: – массовое внедрение на поля России иностранных гибридов сахарной свеклы и других растений. Сомнения и препоны, типа «страшилок» на пути биотехнологических культур, в наше время принесут больше вреда, чем запрет в былые годы «реакционной» генетики.
 Остается надеяться на здравый смысл чиновников, ответственных за выполнение программы отечественной биотехнологии, на финансовую поддержку государства. Хочется услышать громкие голоса ученых и специалистов, которые должны просвещать журналистов с тем, чтобы те несли своим читателям и слушателям не только информацию о спортивных достижениях, а и о новых направлениях науки, в том числе биотехнологии, у которой, без сомнения, большое будущее в области свекловодства и, в целом, в растениеводстве России.

- Спасибо за беседу!

 

Беседу вела Диана Насонова

 

Биографическая справка.

 

Иван Яковлевич Балков родился 15 апреля 1929 г. в крестьянской семье с. Тройня Бобровского района Воронежской обл. В 1946 г. окончил Верхне-Озерский сельхозтехникум, три года тработал агрономом МТС и элитсемхоза, в 1949-1954 гг. учился в Воронежском СХИ.. С 1954 г. – на целине с супругой (3 года).

Первый интерес к селекции и генетике проявился в элитсемхозе, когда выращивал семена зерновых культур. По окончании в 1954 г. Воронежского СХИ был приглашен в аспирантуру, но предпочтение было отдано освоению целинных земель. Первые две научные статьи опубликовал во время работы на целине. Они были связаны со сроками сева и способами уборки зерновых культур.

 С 1957 года начал работать в НИИ сельского хозяйства ЦЧП им. В.В. Докучаева. Старший научный сотрудник, зав. лабораторией семеноводства. В 1961 г. окончил заочно аспирантуру по селекции и семеноводству, но был вынужден уйти из Института по причине разногласий с руководителем отдела по вопросам генетики. Руководитель был активный противник генетики и сторонник «агробиологии» Т.Д.Лысенко.

 С сентября 1961 г. принят во ВНИИСС (Рамонь) по теме «Селекция сахарной свеклы на гетерозис с использованием ЦМС». В 1963 г. защитил кандидатскую диссертацию, организовал первую в стране лабораторию селекции свеклы на гетерозис, в 1975 г. защитил докторскую диссертацию по генетике ЦМС сахарной свеклы (первая в СССР). Тема диссертации: «Цитоплазматическая мужская стерильность сахарной свеклы: генетика, селекция и семеноводство гибридов») После смерти акад. А.Л. Мазлумова стал заведующим отдела селекции и генетики ВНИИСС.

 10 января 1978 г. назначен Научным руководителем Союзного Селекционного центра по сахарной свекле (Киев, ВНИС), Главная проблема – переход от сортов к гетерозисным гибридам. Был в научных командировках в США (посетил ряд штатов, Опытную станцию в Калифорнии, где работал генетик проф. В.Ф.Савицкий и его супруга (цитогенетик Е.И.Харечко-Савицкая), в Швеции (фирма Хиллесхег), в Германии (фирма КВС), НИИ свеклы в Кляйнвацлебене (ГДР), в Польше и Чехословакии (НИУ по селекции свеклы). Участник и руководитель ряда международных симпозиумов и совещаний (СССР, ПНР, ГДР) по селекции, генетике и биотехнологии сахарной свеклы. С 1997 г. – в Москве, в должности научного консультанта по сахарной свекле компании «Продимекс» (1997-2007гг.). За годы работы создал 2 гибрида, многое сделал для рекламы гетерозисных гибридов. Привлекался к работе по сорго и другим культурам.

С 04.06.2007 по 31.08.2009 г. работа консультантом фирмы Сингента. С июня .2008 г.- консультантом Института биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН по селекции сахарной свеклы. С сентября 2012 г. – научный консультант и руководитель Творческого коллектива селекционеров по созданию ГМ-гибридов сахарной свеклы Кубанской селекционной и семеноводческой станции РАН.

За 50 лет в области селекции и генетики свеклы создал научную школу (22 кандидата и доктора наук), опубликовал четыре монографии, около 280 статей. Автор и соавтор районированных 4-х гибридов сахарной свеклы, свыше 10 исходных селекционных материалов, в том числе линий О типа, их МС аналогов, имеет свидетельства и патенты на изобретения. За создание научной школы гетерозиса в селекции свеклы в 1987 г. получил звание профессора, за практическую работу отмечен наградами, в том числе знаком «За освоение целинных и залежных земель», медалью «За доблестный труд» в 1970 г., «Изобретатель СССР» (1980 г.), «За вклад в развитие Агрокомплекса России» в 2004 году.