Импорт пальмового масла в РФ из-за запретов ЕС и низких мировых цен вырос на 19 процентов, несмотря на критичное отношение к нему со стороны ВОЗ и Минсельхоза РФ

Импорт пальмового масла в Россию вырос в прошлом году на 19%. И это несмотря на резкую политику властей РФ, готовых в скором времени запретить его использование в пищевой промышленности (от кондитерских изделий до сливочного масла), предъявляя с 2018 года все более жесткие требования к упаковке и мерчандайзингу. Подробнее в ситуации разбирался журналист издания «Реальное время» Сергей Афанасьев.  

В начале 2019 году удар по пальмовому маслу нанес ВОЗ, сравнивший его производителей с алкогольным и табачным лобби и заявивший о росте смертности от сердечных болезней из-за увеличения потребления этого продукта. В Европе масло с прошлого года начали «банить», и в результате европейские импортеры «пальмы» перебросили запрещенный отныне для них товар на российские склады. Производители же в нашей стране вряд ли добровольно откажутся от его использования, прежде всего в кондитерской промышленности, так как оно почти на треть снижает себестоимость.

Импорт пальмового масла в Россию вырос почти на 19 процентов

После того как в конце января Росстат опубликовал данные о том, что в ноябре 2018 года Россия существенно увеличила импорт пальмового масла и его фракций — рост по отношению к ноябрю 2017 года составил 84,5% — ряд СМИ забили тревогу. Но за 11 месяцев прошлого года объем импорта в страну изменился «лишь» на 24,1% по сравнению с тем же периодом 2017 года, составив 946 тыс. тонн. А по данным аналитической службы «Реального времени», объем импорта пальмового масла за весь 2018 год перевалил за 1 млн тонн.

Эти данные 6 февраля 2019 года подтвердила Федеральная таможенная служба (ФТС), представившая выборку по импорту важнейших товаров за январь — декабрь 2018 года: за год в Россию было поставлено 1 059,7 тыс. тонн «пальмы» на сумму $748,4 млн. По объему ввезенного товара пальмовое масло занимает 16-е место, уступая среди продовольственных товаров только яблокам (1,1 млн тонн), бананам (1,5 млн тонн), цитрусовым (1,6 млн тонн) и соевым бобам (2,2 млн тонн). Таким образом, в 2018 году импорт пальмового масла действительно существенно вырос, но не «почти в два раза», а на 18,8%. При этом с 2015 года он рос примерно на 6-7% в год.

экспорт пальмового масла в РФ

Минсельхоз готов запретить использование пальмового масла

Ощутимый рост произошел уже в первом полугодии 2018 года, когда было импортировано на 20% больше пальмового масла — 550 тыс. тонн (второе место по объему импорта). Эти данные тогда вызвали тревогу у властей: за несколько месяцев до их публикации Минсельхоз РФ предложил запретить использование растительных жиров при производстве всей молочной продукции, при этом один из самых используемых жиров в ее производстве — как раз пальмовое масло.

С середины 2018 года на молочных продуктах должна была появиться надпись, указывающая на наличие в их составе пальмового масла. Впрочем, требования часть производителей может обойти, так как упоминать именно о пальмовом масле дело добровольное. Согласно поправкам в технический регламент о безопасности молочной продукции производители обязаны указывать на упаковке лишь информацию о замене молочного жира на растительный.

С середины 2019 года, однако, требования ужесточатся: натуральные молочные продукты и продукты с использованием растительных жиров в магазине должны будут размещаться на разных полках.

ВОЗ сравнил производителей пальмового масла с алкогольным и табачным лобби

Часть экспертов полагает, что рост объема импорта пальмового масла вызван ограничением содержания в пищевых продуктах трансжиров — норма по рекомендации ВОЗ от 2018 года вступила в действие в январе 2019 года, в том числе на территории Евросоюза и США: трансжиры признаны вредными для здоровья, но ранее использовались в производстве сливочного масла, заметно удешевляя его для промышленной выпечки.

Пальмовое же масло дешевле молочного жира в три раза. По данным Масложирового союза РФ, 30% этого сырья в России используется в производстве мучных и сахаристых изделий, 15% пальмового масла идет на производство хлебобулочной продукции, только 13% — молокосодержащей продукции и 3% — потребительских маргаринов. Иными словами, с большей вероятностью потребитель купит кондитерское изделие, в производстве которого на каком-то этапе использовалось пальмовое масло, нежели само псевдосливочное масло, стоящее на 30—70% дешевле (по этому признаку покупатели, собственно, давно научились отличать оригинал от подделки).

Именно поэтому опубликованный в начале 2019 года доклад Всемирной организации здравоохранения стоит иметь в виду при покупках: впервые официально было сказано, что употребление в пищу пальмового масла ведет к ожирению и развитию хронических заболеваний в глобальном масштабе, а его производство наносит непоправимый ущерб природе. Саму индустрию по производству и продаже пальмового масла ВОЗ прямо сравнил с табачной и алкогольной продукцией (в том числе имея в виду попытки «пальмовых лоббистов» доказать безвредность продукта). Медики ВОЗ указывают на связь между увеличением потребления пальмового масла в 23 странах мира и повышением там уровня смертности от ишемической болезни сердца.

Четырехразовый же рост производства и потребления пальмового масла за 12 лет с 2003 года объясняется связью пальмовой индустрии с производителями готовой продукции и полуфабрикатов, лоббисты которых отстаивают указание в ингредиентах альтернативного названия «жиры растительного происхождения». Сейчас рынок пальмового масла оценивается в $60 млрд в год, 85% его приходится на две страны — Малайзию и Индонезию.

Как европейские импортеры «пальмы» перебросили запрещенный товар в Россию

Действительно, согласно развернутым данным ФТС, за 11 месяцев 2018 года Индонезия импортировала в Россию 791,7 тыс. тонн пальмового масла, Малайзия добавила в эту копилку еще 83,4 тыс. тонн. С учетом импортированного с января по ноябрь 2018 года масла в объеме 946 тыс. тонн, получается, что основная часть импорта — 92% — приходится именно на эти две страны. В гораздо меньших объемах это сырье поставляется из Нидерландов (43,4 тыс. тонн), Германии (11,5 тыс. тонн) и даже Украины (1,5 тыс. тонн).

Отметим, что если в Малайзии пальмовое масло одно из самых дешевых (0,003 доллара за кг) и, вероятно, может использоваться только для технических целей, то в Индонезии его стоимость в прошлом году составила 0,4 доллара за кг или 404,8 доллара за тонну. Добавим также, что европейские страны в таблице Федеральной таможенной службы представлены, вероятнее всего, как страны-реэкспортеры: фактически, например, в строке импорта «Нидерланды» сидит все то же пальмовое масло малайзийского происхождения, так как доставляется оно из Азии, в том числе в нидерландские порты, и, в частности, в Роттердам, распространяясь оттуда по всей Европе.

С учетом европейского запрета на использование пальмового масла при производстве продуктов питания (см. ниже) получается, что все поставляемое ранее в европейские страны «вредное сырье» в 2018 году в итоге оказалось на складах российских производителей.

Индонезия взвинтила пошлины на «пальмовое золото» в разы и наращивает его производство

Как раз в низкой себестоимости, как и в низких рыночных ценах на пальмовое масло, кроется объяснение того факта, что при росте импорта на 18,5% стоимость этого ввезенного в РФ сырья выросла лишь на 6,6% — до $748,4 млн. В 2017 году рост импорта в ценовом выражении составил 8,5% (до $702 млн), в 2016-м — всего 0,8% (до $647 млн). Очевидно, это лишний раз подтолкнет производителей к использованию недорогого сырья.

Причины высокой себестоимости пальмового масла в Индонезии относительно Малайзии в том, что власти Джакарты еще в 2017 году, пользуясь ростом цен на пальмовое масло в мире на 25% (это сырье в 2016 году показало на мировых биржах лучшую динамику, чем ходовые товары, в т. ч. золото и серебро), в шесть раз повысили пошлины, которые местные производители должны уплачивать при продаже пальмового масла за рубеж: с 3 до 18 долларов за тонну. А пошлины на необработанное пальмоядровое масло были увеличены в 21 раз — с 1 до 21 доллара. Малайзия тогда подняла пошлины лишь на 0,5%. Одновременно Индонезия приняла решение увеличить производство пальмового масла до 40 млн тонн к 2020 году.

Почему цены на пальмовое масло в 2018 году начали падать

Однако рынок в 2018 году резко изменился. Уже в начале года котировки пальмового масла упали на 1,5%, до $636,82 за тонну. Аналитики тогда отмечали, что давление на цены оказали планы Европарламента по снижению импорта продукта в Евросоюз с целью предотвращения вырубки тропических лесов.

В итоге в том же январе 2018-го европейские страны приняли решении запретить использовать пальмовое масло для производства биотоплива, а уже в марте 2018 года в Евросоюзе вступили в силу требования к качеству пищевой продукции, которые запрещают использовать вредоносные растительные масла. К их числу отнесли и пальмовое.

Впрочем, в действительности влияние на снижение цен оказал скорее рост производства пальмового масла до рекордного уровня в Индонезии и Малайзии: к концу 2018 года ожидалось, что в Индонезии произведут 37,8 млн тонн масла, в Малайзии — 20,5 млн тонн. В результате цены могли упасть на 7%.

… достигнув 12-летнего минимума, после чего вновь начали расти

Оказалось, однако, что Индонезия перевыполнила свой план, произведя 43 млн тонн. Соответственно вырос и экспорт на 8%, до 34,7 млн тонн, в 2019 году экспорт этого сырья планируют увеличить еще на 4-5%. Что показательно, экспорт как раз в Евросоюз снизился на 5% — что индонезийские производители возместили ростом экспорта в Китай на 18%: да и само снижение экспорта в Евросюз формально может ничего не значить: как мы уже отмечали, через голландские порты оно направится в Россию уже как голландское пальмовое масло.

В то же время, из-за падения цен на пальмовое масло в стоимостном выражении объем экспорта индонезийского пальмового масла упал с 22,97 млрд долларов до 20,5 млрд. Цены на растительные масла в 2018 году достигли 12-летнего минимума именно из-за обильных запасов пальмового масла. Индекс цен на растительные масла был ниже данных 2017 года на 15%. Впрочем, в конце 2018 года цены вновь начали расти под влиянием как растущего внутреннего спроса в основных странах-производителях (в той же Индонезии), так и увеличения спроса на мировых рынках. В 2019 году этот рост цен продолжился, хотя пока он не отыграл всех потерь прошлого года — см. таблицу фьючерсов на пальмовое масло, согласно которой одна тонна сырья сегодня стоит $560,8.

заказчики пальмового масла

заказчики пальмового масла

Производители Татарстана пальмовое масло закупили впервые за 3 года

Разумеется, наибольший объем пальмового масла в РФ поступает в регионы с развитой сельскохозяйственной и пищевой индустрией: половина импорта идет в Краснодарский край (570 тыс. тонн), 159,8 тыс. тонн за 2018 года было закуплено саратовскими производителями, 96,1 тыс. — тульскими. Из регионов ПФО пальмовое масло закупают лишь Самарская область (277 тыс. тонн) и, что интересно, Татарстан. При этом производители РТ закупили пальмовое масло впервые с 2015 года (тогда в регион поставили 474,5 тонны), правда, цифра в прошлом году оказалась небольшой: поставлена была всего 81 тонна пальмового масла стоимостью $84,4 тыс.

В стоимостном выражении наибольшие объемы аналогично ушли Краснодарскому краю ($362,8 млн), Саратовской области ($121,1 млн) и Тульской области ($67,6 млн).

(Источник: realnoevremya.ru. Автор: Сергей Афанасьев).