Остро стоящие вопросы обеспечения международной продовольственной безопасности Крайнего Севера (включая Чукотку, Аляску и канадскую провинцию Нунавут) 

 

Проблема достижения продовольственной безопасности Севера и Арктики имеет целый ряд важных специфических черт, которые недостаточно учитываются в продовольственных стратегиях арктических государств как в Канаде и США, так и в России. В последние несколько лет в поселках коренных народов Канады и Аляски стали разрабатываться специальные программы по выявлению факторов, определяющих продовольственную безопасность и продовольственный суверенитет на территориях традиционной хозяйственной деятельности (ТХД) и проживания коренных народов  Севера. Учитывая много общих черт ТХД коренных народов Севера в Канаде, на Аляске и в России, детально рассматриваются методология и методика оценки ТХД Северной Америки в обеспечении продовольственной безопасности, особенно те подходы, которые могут быть успешно применены на Севере России.Череда глобальных экономических кризисов, сопровождающихся постоянным ростом цен на продовольствие, повышает всеобщее внимание к проблеме обеспечения продовольственной безопасности.
 Существует более двухсот определений продовольственной безопасности. По определению ФАО, «продовольственная безопасность – это ситуация, в которой человек имеет физический, социальный и экономический доступ к достаточному количеству качественной пищи, необходимой для здорового образа жизни»(цит. по [2] и [3]).
 Согласно данным ФАО, в 2012 г. около 925 млн человек не получали пищи, достаточной для обеспечения здорового образа жизни. [4]. При этом около 578 млн человек проживали в Азиатском и Тихоокеанском регионе, а около четверти всех недоедающих в мире – в странах Африки.
Хотя около 77% всего недоедающего населения проживает в низкодоходных странах, проблема недоедания и голода стоит и в таких развитых странах, как Канада и США.
 В 2011 г. около 1,6 млн, или более 12% канадских домохозяйств испытывали в той или иной степени продовольственную необеспеченность. Каждое 8-е домохозяйство, или 3,9 млн человек (из них 1,1 млн – дети), испытывали ту или иную степень продовольственной необеспеченности [5]. Особенно остро стоит эта проблема в отдаленных северных аборигенных поселках Канады.
 По результатам исследования здоровья инуитов канадской Арктики, проведенных в рамках Международного Полярного Года (International Polar Year) 2007-2008 гг., из всего коренного населения, проживающего в промышленно развитой Канаде, наибольший процент испытывающих продовольственную необеспеченность, отмечался в северной провинции Нунавут.

 

 
 Проблема обеспечения продовольственной безопасности остро стоит не только на канадском Севере, но в штате Аляска и в автономной территории Гренландия. Несмотря на отсутствие широкомасштабных исследований этой проблемы на российском Севере, можно предположить наличие значительного процента недоедающих и в этом регионе. 
Отметим, что ранее в национальных программах  достижения продовольственной безопасности ни в Канаде, ни в США, ни в России отдельно не рассматривались вопросы обеспечения продовольственной безопасности на территориях хозяйственной деятельности коренного населения. Канадский Доклад, опубликованный в марте 2014 г., стал сенсацией не только из-за огромной для высокоразвитой страны цифры недоедающих, но и из-за «обнаружения» преобладания в этом обширном регионе традиционного продовольственного  самообеспечения, основанного на традиционных природопользовании и экономики. 
Мало что известно о факторах и процессах, влияющих на продовольственную безопасность, поэтому в 2011 г., под эгидой Министерства здравоохранения Канады (Ministry of Health Canada) и Совете канадских академий  (Concil Canadian Academies), была организована экспертная группа (the panel), основная цель которой состояла в оценке факторов, воздействующих на продовольственную безопасность на канадском Севере. Эта экспертная группа была собрана как из представителей аборигенных поселков, так и из приглашенных ученых. В результате пятимесячной работы группы был подготовлен доклад, прошедший лицензирование одиннадцатью экспертами. Методология доклада базировалась на прямых консультациях с действующими лицами [5]. 
Группа экспертов пришла к мнению, что для понимания всех причин, определяющих продовольственную безопасность, необходимо выделить индивидуальный, семейный, общинный, региональный и национальный уровни (масштабы). Важно, что для каждого уровня (масштаба) необходимы как применение разных методов анализа и оценки, так и разная степень вовлеченности местных жителей [5]. 
Учитывая это, экспертная группа взяла на вооружение целостный подход к исследованиям, и разработала антропоцентрическую схему (people centre framework), показывающую динамическую взаимосвязь между северным аборигенным населением и разнообразными факторами, воздействующими на их продовольственную безопасность и продовольственный суверенитет. 
Концепции продовольственной безопасности и продовольственного суверенитета возникли из взаимосвязей многообразных факторов и тематик. Продовольственный суверенитет – по ФАО, является более широким понятием, чем продовольственная безопасность и включает: права человека на продовольствие, доступ к природным ресурсам и защиту менее масштабного, более трудоемкого, устойчивого и диверсифицированного сельского хозяйства во всех регионах мира. 
Продовольственный суверенитет – это идеальная ситуация, в которой каждому человеку, принадлежащему к определенной группе (например, жителям деревни, города или страны) гарантирована продовольственная безопасность. Продовольственный суверенитет напрямую связан с понятием самодостаточности, он возможен тогда, когда люди сами управляют продовольственной системой и сельским хозяйством с учетом традиционных способов производства [6].
Концепция  продовольственного суверенитета признает многофункциональный характер сельского хозяйства, а также необходимого контроля на местном уровне. 
 В антропологической схеме концепции продовольственной безопасности и продовольственного суверенитета  тесно связаны, поскольку продовольственная безопасность сфокусирована на доступности, достаточности и оптимальном использовании продовольствия. 
 Концепция продовольственного суверенитета основана на том, что решения о продовольственных системах, включающих рынки, модели производства, культуру питания и экологическую безопасность продовольствия должно вырабатывать само население [5]. 
 Соблюдение продовольственного суверенитета особенно важно для  жизнеобеспечения народов Севера, которое основано на традиционных знаниях, навыках природопользования, в том числе на сезонных практиках получения традиционной пищи [7]. 
Обеспечение продовольственного суверенитета коренных жителей Севера в последние 10-20 лет осложняется в связи с утратой каналов передачи традиционных знаний и навыков молодым поколениям. Поэтому в канадском Докладе большое внимание уделяется анализу и изучению каналов передачи знаний; центрам традиционных знаний, сетям, программам, общинным центрам, северным исследовательским центрам, а также организациям, способным интегрировать традиционные и современные научные знания в области продовольственной безопасности и продовольственного суверенитета. 
По мнению составителей Доклада, стратегии обеспечения продовольственной безопасности и суверенитета жителей Севера, прежде всего, должны быть разнообразными. Это и краткосрочные: создание продовольственных банков и программ детского питания, программ по развитию человеческого потенциала и навыков (таких, как организация общинных огородов и закупочных кооперативов), и долгосрочные: выработка политических решений, или программ, сфокусированных на правовых вопросах [6]. 
 Необходимы как многоуровневый, так и межинституциональный и  междисциплинарный подходы. Поскольку ни одна программа не может решить проблемы продовольственной безопасности и суверенитета, необходимо проведение комплекса взаимосвязанных мер. Например, образовательные программы по рациональному питанию не могут компенсировать слабую доступность продовольствия. 
При попытке мониторинга одной из главных проблем коренных жителей Севера – сокращения в их рационе питания традиционной пищи, и увеличения доли покупной «магазинной» была исследована связь продовольственной безопасности и продовольственного суверенитета и здоровья коренных народов. 
Состояние здоровья коренных жителей Севера стало проблемой номер один канадского Доклада. 
 Было признано, что здоровье и самочувствие является одним из важнейших показателей продовольственной безопасности. Проведенные исследования выявили тот факт, что состояние здоровья аборигенного населения Канады оказалось значительно хуже, чем в среднем по стране. 
 Особую тревогу вызвали показатели заболеваемости диабетом: в многих аборигенных селах канадского Севера  оказался превышен уровень эпидемиологической опасности по этому заболеванию. Аборигенное население в большей степени подвержено и другим заболеваниям, прежде всего болезням сердца: смертность от инфаркта миокарда у инуитов и гвичей значительно выше, чем у неаборигенного населения Канады. 
 Специфика Арктика и Севера для человека заключается в больших, чем в южных районах энергозатратах, основной обмен на 8-16% выше, чем у жителей умеренного пояса [1]. Высокий расход биологической энергии выработал у аборигенных народов особый белково-липидный (жировой), особый полярный метаболический тип питания. Для этого рациона питания характерно усиление энергетической роли липидов (животных жиров) и белков, отсюда и огромное значение для коренного населения мяса и рыбы, употребляемых часто в сыром виде [1]. 
 Основной вывод авторов канадского Доклада по поводу причин ухудшающегося здоровья  коренных жителей Севера заключается в констатации резкого сокращения потребления ими традиционной пищи. С сокращением объемов добычи традиционной пищи, как животной, так и растительной, в аборигенные села увеличивается ввоз «магазинного» продовольствия (в основном в консервированном виде). 
 Именно изменение рациона питания в результате сокращения  потребления привычной для аборигенного населения традиционной пищи и увеличения в их рационе привозной «магазинной» пищи признается основной причиной роста рисков заболевания хроническими болезнями в северных аборигенных селах [5]. Кроме того, продовольственная необеспеченность приводит к снижению способности к обучению, к возникновению депрессий, и чувства социальной незащищенности. 
Вторая проблема, выделенная в канадском Докладе, – проблема качества самой традиционной пищи. По многочисленным свидетельствам коренных жителей канадского Севера, штата Аляска, автономной территории Гренландия, везде достаточно остро стоит проблема качества пищи. Опасные загрязнители (соли тяжелых металлов, устойчивые органические соединения, радионуклиды) вследствие промышленного освоения Севера обнаруживаются практически во всей традиционной пище. Проблема качества традиционной пищи на Севере напрямую связана с правами на землю, в Канаде эта проблема может решаться через процедуру предъявления коренными жителями требований на экологически чистые территории для традиционной хозяйственной деятельности. К сожалению, в земельном кодексе России, в отличие от Канады, этому вопросу не уделяется внимания. 
Авторами канадского Доклада было выделено 7 категорий стратегических решений для достижения продовольственной безопасности и продовольственного суверенитета [5]: 
1. Улучшение доступности продовольствия (социально-экономической и транспортной). 
2. Повышение уровня образования в вопросах обеспечения качественным продовольствием. 
3. Повышение благосостояния аборигенных поселков и передача традиционных знаний от поколения к поколению. 
4. Поддержание необходимых объемов добычи традиционной пищи и достижение устойчивости управления естественными экосистемами. 
5. Искоренение бедности и экономическое развитие национальных поселков. 
6. Инфраструктурные инновации и развитие местного производства продовольствия. 
7.  Вовлечение молодежи в достижение продовольственной безопасности и продовольственного суверенитета.
 
Авторы: Сергей Волков и Татьяна Власова