Полная версия интервью с Анатолием Устюжанином, президентом Российского соевого союза

 

Во втором номере журнала «Агромир» за 2012 год мы размещали интервью с Президентом Соевого союза России. Сегодня мы вновь пришли к Анатолию Петровичу Устюжанину, чтобы узнать, какие качественные изменения случились в отрасли за год.

– За минувший год в соевом комплексе страны произошло много интересных изменений.

Первое: мы значительно увеличили мощности переработки сои. Здесь, как и прежде, лидером стала группа компаний «Содружество». Если в прошлом году они перерабатывали около полутора миллионов тонн сои, то в этом году «Содружество» запустило новый мощный комбинат в этом же регионе, Калининградской области, и сейчас они вышли на мощности уже около трех миллионов тонн. Затем, «ЭФКО» – белгородская аграрно-промышленная компания, которая может перерабатывать порядка 500 тысяч тонн сои. Сейчас они поставили задачу построить новый комплекс мощностью один миллион тонн сои в год.

Мы запроектировали строительство трех заводов по производству пищевых соевых продуктов здесь, в Центральной полосе России. Это, прежде всего, соевые изоляты и соевые функциональные концентраты, которые до сих пор у нас не производились. Эти дополнительные заводы будут производить исключительно высокоценные соевые пищевые продукты. Таким образом, в Центральной полосе России увеличатся мощности по переработки сои на пищевые цели до уровня 250-300 тысяч тонн.

На Дальнем Востоке мы запланировали построить завод мощностью 200 тысяч тонн переработки сои в год на соевую обезжиренную муку. Из этой муки можно будет делать мясные фарши, молочные продукты соевого питания и так далее.

Кроме этого, в наших планах – создание сети предприятий, которые производили бы соевую продукцию, прежде всего, для организованных коллективов: столовых больниц, столовых домов престарелых, детских садов и яслей. Речь идет о развитии социального питания. Такие предприятия запланировано построить вокруг Санкт-Петербурга, чтобы производить продукты питания для Ленинградской области, Москвы и Московской области, начиная с этих крупных промышленных центров. У нас будет пять таких предприятий, поставляющих непосредственно сами пищевые соевые продукты. Это и изоляты, где содержится 91-95% белка, и концентраты, в которых 70% белка, и текстураты, где доля белка составляет 50%.

Эти предприятия будут работать на своем соевом молоке и одновременно станут использовать соевые изоляты, соевые концентраты и обезжиренную соевую муку, которая, как я уже сказал, будет производиться на Дальнем Востоке, в объеме 150-200 тысяч тонн в год.

Вся эта пищевая соевая промышленность, по расчетам нашего Союза, потребует еще около 500 тысяч тонн сои. Таким образом, в ближайшие 2-3 года мы ожидаем, что мощности соевой промышленности у нас возрастут примерно до 7-8 миллионов тонн в год.

Произошли и другие изменения. Сейчас мы перестроили всю работу с агрономическими кадрами, занимающимися соеводством, для того, чтобы за этот год (весенний сев, летнее время, осенний период) их переучить. Для этого необходимо провести массу различных семинаров, конференций, дней поля, включить интернет-курсы и переучить агрономов в направлении использования новейших технологий.

Во-первых, это технологии, нацеленные исключительно на преодоление засухи, обеспечивающие засухоустойчивость возделывания сои. Сюда входит и выбор специальных полей под сою, способствующих наиболее высоким урожаям, и новые сорта. Мы намерены сделать все, чтобы эти сорта как можно ближе выходили на потенциальную продуктивность, заданную селекционером.

Ведь какая у нас была ситуация до последнего времени? Когда мы еще начинали работать (в 2002-2007 гг.), урожайность сои по стране была примерно 10 центнеров с гектара, тогда как потенциальная сортовая урожайность – 30 центнеров. То есть мы брали только 30% урожайности сорта. А сейчас реальная урожайность поднялась примерно до 14 центнеров с гектара – то есть, мы увеличили ее на 40%. Но этого мало. Мы ставим задачу значительного повышения урожайности сои в ближайшие годы, чтобы довести ее хотя бы до 16 центнеров с гектара на богаре примерно к следующему году. Сортовая урожайность у нас приличная – 3 т/га. Если мы будем получать 16 центнеров с гектара, это уже будет очень неплохо для России, потому что у нас больше половины посевных площадей сои расположены в зонах с низкими агрономическими и агробиологическими ресурсами, и практически вся страна попадает в зону сухого засушливого климата. Все это учитывается, потому я и начал разговор о том, что мы будем учить агрономов, как обеспечить высокую засухоустойчивость соевых посевов.

Наибольшее внимание мы будем уделять биопрепаратам, перестраивая соеводство на биологизацию. Сейчас, к сожалению, у нас в стране, как и во всем мире, масштабно происходит химизация соеводства.

Введение биопрепаратов необходимо для увеличения корневой и надземной биомассы, их применяют как стимуляторы роста и развития растений. Такие препараты уже есть, и одна крупная лаборатория выдала нам препарат, представляющий собой вытяжку эндофитов из корневой системы растений. Эти эндофиты дают растению то, что нужно корням для быстрого роста. Корневая система, стимулированная биопрепаратом, проникает глубже в землю и берет из нее больше влаги.

Важно, что эндофиты помогают нам решать основную задачу засохоустойчивости: развитие корневой массы, корневой системы растений. Мы провели в течение трех месяцев всероссийскую акцию, нацеленную на проверку эффективности этих эндофитов на 50 сортах по всей стране.

Это дало такой феноменальный результат, какого я даже не ожидал. Потому что большинство сортов очень сильно среагировали на эндофиты, дав за 4 дня прирост корневой массы 20-40% по сравнению с контролем. Были и такие сорта, которые реагировали слабо, от 1 до 10%, но их мало. К тому же, и 10% – очень здорово, потому что мы использовали препарат, который стоит очень дешево, порядка 180 рублей на гектар. Поэтому даже 10%-й прирост – серьезный результат, покрывающий эти затраты.

Семена надо обрабатывать препаратом вместе с инокуляцией (обработкой ризоторфином), это значит, что на внесение эндофита не надо дополнительных затрат. Данные исследований, проведенных в прошлые годы, показали, что эндофиты дают по вегетации особенно сильную прибавку при применении гербицидов. Дело в том, что если использовать гербициды даже исключительно соевого направления, все равно, они очень отрицательно влияют на само растение сои.

Все гербициды, которые применяются для борьбы с сорной растительностью, вредят сое больше, чем всем зерновым культурам. Это происходит потому, что на одном квадратном метре сои полезных микроорганизмов в десять раз больше, чем вредных. А на пшенице, к примеру, наоборот: вредных микроорганизмов на порядок больше, чем полезных. Таким образом, когда мы применяем гербициды для сои, то практически полностью уничтожаем полезную микрофлору. И пока микрофлора развивается заново, чтобы дать возможность роста и развития самому соевому растению, проходит 2-3 недели, а это очень много.

Так вот, поэтому при любой обработке гербицидами соевых посевов создается «гербицидная яма». Чтобы ее сократить, применяют эндофиты. Их надо вносить вместе с баковыми смесями гербицидов, что тоже не требует дополнительных затрат, а результат приносит колоссальный. Это второе, чему мы учим агрономов.

Какие следующие шаги в борьбе с засухой? Мы намерены применять новые технологии обработки почвы и посева сои. Я сторонник того, чтобы уходить от посева сои по зерновой технологии. Соя – особая культура, надо это учитывать. В засуху мы должны сеять сою не сплошным способом, а с междурядьями как минимум 45-70 см. Мы должны использовать эти междурядья, чтобы помогать сое в нужное время, особенно, когда стоит острая засуха, и месяц-два нет осадков. В это время культивируй сою не менее 3-4 раз, и ты будешь получать от каждой культивации приток подземной влаги за счет росы. Мы должны научить агрономов получать эту почвенную росу, чтобы помогать соевой корневой системе питать себя, и таким образом защищать от засухи. Это очень важно. Надо понимать, что, когда сеешь сплошным посевом, ты не можешь вызвать почвенную росу. И нам надо доказать агрономам, что соя – пропашная культура, а не зерновая. Этим я постоянно и занимаюсь.

Очень важно и то, что мы сейчас намерены договориться с агрономической службой и мобилизовать ее на работу не «вслепую», на то, чтобы она занималась мониторингом, знала все состояние посевов по сое.

У нас агрономы до того ленивые, что уму непостижимо! Ни один агроном в течение всего сезона не проводит мониторинг посевов. Он приедет на поле, посмотрит и уедет. Поэтому мы намерены приучать проводить мониторинг сорняков, вредителей, болезней, роста и развития растений, прежде всего по корневой массе: когда корневая система схватилась за землю, когда начинается прорастание – по фазам роста. Когда начинается образование и формирование клубеньков, насколько их много, насколько они близко к почве. Таким образом, мы предлагаем каждому агроному завести свою соевую тетрадь и записывать в нее все, что связано с мониторингом. Это особенно нужно для борьбы с сорной растительностью, чтобы не упустить время, чтобы вовремя начать: боронить посевы, обрабатывать междурядья, вовремя обработать последний раз. Мы должны не только разъяснить все это агрономам, но и мобилизовать их, заставить действовать.

– Год назад мы говорили о том, что в программу развития соеводческой отрасли входит пропаганда сои в стране. Как проходит популяризация сои в стране?

– Я вам скажу, что все это также очень круто меняется к лучшему. Дело в том, что в своей пропаганде по сое мы, прежде всего, ориентируемся уже не на кормовое направление – здесь очень многое сделано. Мы вырабатываем своего соевого шрота столько, сколько нужно для кормопроизводства. Мы производим принципиально новые корма: полножирную сою для всех видов скота и птицы, наши собственные разработки – защищенный белок для высокоудойных коров, кавитационная кормовая масса для свиноводства.

Я считаю, что основной ориентир у нас сейчас должен быть на пищевую сою и производство соевых продуктов питания. Это направление дает свои результаты: в прошлом году (по сравнению с предыдущим) за первый квартал продажи соевой продукции увеличились примерно вдвое. В этом году в наших магазинах продажи отечественной соевой продукции выросли где-то в три раза. Темпы роста весьма значительные.

Соевых продуктов питания сейчас особенно не хватает, как мы чувствуем, в связи с постом. Пост как бы заставляет человека интуитивно искать белковое питание, потому что запрещает питаться мясом и молоком. А постящиеся все больше становятся грамотными, они читали, слышали, что соевый белок полезен для человека. И таким образом обращают внимание на продукты соевого питания.

В этом направлении у нас сейчас работа и идет. Мы проводим по пищевому применению сои различного рода мероприятия и конференции, семинары. Результаты со временем скажутся, и будут очень приличные.

Перед нами стоит задача, чтобы не просто в каждом областном центре, но и в каждом райцентре, в каждом крупном населенном пункте были свои предприятия, которые производили бы соевые продукты питания шаговой доступности, так мы их называем. Чтобы были установлены хотя бы мини-технологические линии, которые бы могли и на селе, и в городе поставлять продукты питания короткого времени хранения. Это очень важно, поскольку длительное хранение требует консервантов, а мы категорические противники такого рода веществ. Надо, чтобы соевый продукт был чистым.

– В прошлом году вы говорили, что вся нелюбовь народа к сое происходит от антипропаганды ГМО. А сегодня это как бы ушло вглубь, все больше людей покупает соевые продукты!

– Дело в том, что продукты берут, но спрашивают: они из ГМ-сои или нет? Но да, люди в основном почувствовали, что у нас вся пищевая соевая продукция производится из российской сои. Сейчас уже многие поняли, что отечественная соя не содержит ГМО. Мы добились того, что вопреки усилиям многих не допустили семена генно-модифицированной сои в Россию. Но мы сдержали этот процесс, нам в этом плане очень помог Россельхознадзор и наши пограничники на местах, которые за этим серьезно следят и направляют обратно трансгенные семена или продукты, содержащие элементы ГМО. Так или иначе, уже сейчас все меньше и меньше людей, которые боятся сои.

– И последний вопрос. Поддерживает ли ваши усилия в направление государство?

– Я скажу так. Поддерживает или не поддерживает, мы всё равно это будем делать.

Беседовала Людмила Старостина