Как утверждают ученые, массовая деградация почв в России происходит повсеместно

За последние 50–60 лет почвенное плодородие уменьшилось более чем в 2 раза. В почвах Центрально-Черноземной зоны количество гумуса сократилось с 8–10 до 3–4 процентов. А на некоторых ландшафтах и вовсе наблюдается биологическая и физическая деградация: содержание гумуса снизилось до критических 1,3 процента.

Мы ее теряем

В целом только за год пахотные земли Тамбовской области от несбалансированной структуры посевных площадей и севооборотов теряют 1750 - 3300 тонн гумуса, а приобретают 10 - 20 тонн. Темпы потери гумуса в 100 - 200 раз превышают его накопление. Фактически на 98 процентах посевных площадей плодородие почвы снижается, и только на 2-х сохраняется или повышается.

Многие площади подвержены ветровой и водной эрозии, превращаясь в полупустыни и бесполезные балки и овраги. Выходит, мы ее, землю, постепенно теряем?

 Да разве только мы!  Подсчитано, что в Европе и США теряется в среднем 17 тонн почвы на гектар в год из-за эрозии. В других странах мира и того больше - от 20 до 60 тонн.

 Вот еще один красноречивый факт: в США половину всех удобрений применяют только для компенсации потерь плодородия из-за деградации почв.

 Почему же каждый год с отнюдь не завидным постоянством миллиарды тонн плодородной почвы уносятся ветром, смываются в моря, реки и болота? Почему цивилизованное человечество вынуждено тратить огромные средства на восполнение этих потерь?

 По мнению группы ученых-аграриев, такую высокую цену земледельцы платят за… использование плуга, то есть отвальной вспашки!

 Как же так? Ведь именно изобретение и совершенствование плуга веками признавалось столпом аграрного производства. Считалось, но, как оказывается, не всеми.

 Еще в 1899 году известный русский аграрий Иван Евгеньевич Овсинский говорил: «Знаменитый Крупп своими снарядами военного разрушения не принес столько вреда человечеству. Никакие военные контрибуции не сравняются с теми убытками, какие приносит земледелию глубокая вспашка».

 Пытаясь бороться с отвальной вспашкой, он приводил весьма убедительные доводы: плуг, переворачивая почву, оставляет поля незащищенными, не покрытыми растениями. Их иссушает солнце, плодородный слой сдувает ветер, смывают дождь и вешние воды.

 Казалось бы, все очевидно. Так почему же на протяжении тысячелетий аграрии не отказались от плуга, не придумали ему достойную альтернативу?

 Ответ прост: без вспашки практически невозможно бороться с сорняками. Точнее, было невозможно. Пока в XX веке не изобрели и не запустили в массовое производство гербициды - группу химических препаратов, уничтожающих (угнетающих) сорные растения.

 Нулевая технология

 Довольно долгое время no-till (сокращенное название нулевой технологии, при которой производится посев семян в почву, не подвергавшуюся никакой обработке) существовал, можно сказать, в единичных экземплярах.

 Внедрению ее в сельхозпроизводство мешало несовершенство гербицидов, из-за чего приверженцам no-till приходилось сеять на недели позже оптимального срока.

 Прорыв случился лишь в 60-х годах минувшего столетия, когда фирма Imperial Chemical Industries Ltd разработала гербициды паракват и дукат. Они почти мгновенно разрушались при контакте с почвой, устраняя тем самым главное препятствие для массового применения нулевой технологии во всем мире.

 Чем нулевая обработка, помимо упомянутых выше почвосберегающих свойств, может заинтересовать наших аграриев?

 Прежде всего она позволяет значительно снизить производственные затраты. Если при традиционном методе земледелия в среднем требуется 12 - 15 проходов сельхозмашин по участку за сезон, то при no-till от 3 до 5.

 Как следствие, в разы снижается потребность не только в топливе, машинном масле и запчастях, но и самих машинах.

 При этом урожайность не просто сохраняется на прежнем уровне, а растет: на 10 - 90 процентов в зависимости от условий и опыта сельхозпроизводителей. Особенно no-till проявляет себя во время засухи, когда мульча на поверхности почвы сохраняет влагу, способствуя лучшему росту растений и постепенному улучшению почвенной структуры.

Долой климатическое рабство!

 Применительно к нашей зоне рискованного земледелия, нулевая технология способна освободить крестьян от так называемого климатического рабства, то есть заметно снизить зависимость от погодных условий - засухи, дождей или заморозков.

Исследования показали: no-till улучшает температурный режим почвы, увеличивая ее (температуру) зимой и понижая летом.

 Накапливающаяся (за счет минимального количества обработок) дополнительная влага повышает урожайность - особенно в засушливые годы.

 При традиционной обработке быстрая потеря влаги в посевном слое вынуждает начинать полевые работы слишком рано, когда почва еще холодная и переувлажненная. Это вызывает уплотнение почвы техникой, чего вполне можно избежать при no-till: влага сохраняется лучше, позволяя оптимально оттянуть выход в поле.

  Увы, но давно доказано, что отвальная вспашка жестоко разрушает структуру почвы, тогда как нулевая технология, сохраняя почвенные агрегаты, способствует ее восстановлению и сохранению.

 Щадит «нулевка» дождевых червей и микроорганизмы, чье обитание в верхних слоях почвы также способствует улучшению ее структуры.

 Не говоря уже о том, что накопление в полях растительных остатков не сразу (для нормализации процесса требуется от 3 до 5 лет), но приводит к усилению процесса накопления гумуса и, как следствие, к увеличению плодородного слоя почвы.

 Даже при применении технологии mini-till (минимальная обработка почвы), через 5 - 10 лет величина гумуса в верхних слоях почвы превосходит на 18 - 28 процентов аналогичные показатели традиционно возделываемых участков.

 Про эрозию уже говорилось. Добавим сюда способность no-till сберегать качество и количество пресной воды, и получим - трудно с этим не согласиться яркий позитивный «портрет» не то чтобы нового, а как-то подзабытого метода земледелия, способного избавить аграриев от многих застарелых болячек, проблем.

 Так почему же нулевая технология до сих пор является диковинкой на наших полях? Только ли из-за боязни преступить ветхозаветный принцип хлеборобов?..

 Хотя их и не много, но нулевая технология имеет ряд недостатков. Для перехода на нее необходимо серьезно выравнивать поля и закупать новые (отнюдь не дешевые) стерневые сеялки.

 Не говоря уж об обязательности применения соответствующих моменту гербицидов, которые также влетают в копеечку.

 Стоит ли овчина выделки? Когда такой вопрос задали германскому конструктору сельскохозяйственной техники Майклу Хоршу, он ответил: «Если у вас в хозяйстве 1000 гектаров земли, вам можно еще подумать - стоит ли тратить деньги, чтобы перейти на новую технологию.  А когда у вас 100 тысяч гектаров земли и надо принять решение: выгонять технику на эти просторы, чтобы посеять пшеницу, 6 раз на посев при традиционной технологии или 2 раза при нулевой? Ответ один - только no-till!»

 В тему

 Анатолий ПЯТИБРАТОВ, генеральный директор ОАО «Степное гнездо»:

 - Как говорят в таких случаях, вопрос назрел: процент гумуса в почве неуклонно сокращается, поля «урезает» эрозия. Поэтому считаю, что  no-till применять надо. В нашем хозяйстве мы к этому подошли вплотную.

 Уже на протяжении нескольких лет часть полей «Степного гнезда» возделывается без применения плуга, который с успехом заменили дискаторы и лущильники.

 Какие-то глобальные выводы из этого делать, пожалуй, еще рано, но точно могу сказать – хуже не стало.

 От редакции: безусловно отдача гектара складывается из множества факторов, но при прочих равных в ОАО «Степное гнездо» на фоне катастрофического минимума осадков получили на круг зерновых и зернобобовых культур по 43,6 центнера - значительно больше, чем в других хозяйствах района и области. Причем эта цифра не окончательная, так как в полях «степновцев» ждет своего часа кукуруза, славящаяся своей «крупнокалиберной» урожайностью.

 Вячеслав ДУБРОВИН, генеральный директор ООО «Вымпел»:

 - Почему нулевая технология обработки почвы, прямо скажем, с большим трудом входит в нашу жизнь?.. Думаю, сказывается сила привычки, тот багаж знаний руководителей и специалистов, в основе которого заложен базовый атрибут – отвальная вспашка. Многие, видимо, рассуждают примерно так: «Зачем тратить сотни и сотни тысяч рублей на покупку новой техники, зачем экспериментировать? Поля-то, слава Богу, еще родят!..»

 Я лично склоняюсь к мнению тех, кто утверждает, что в сельхозпроизводстве нужно сочетать обе технологии – традиционную и нулевую. В текущем сезоне по no-till в ООО «Вымпел» возделываются порядка 1000 гектаров подсолнечника и кукурузы. Для этого более чем 2 миллиона рублей пришлось направить на покупку стерневой сеялки американского производства.

 Не хотелось бы делать какие-то прогнозы, но пока состояние посевов нормальное. Посмотрим, что увидим на току.

Источник: top68.ru