В любой экологической системе животные и растения находятся в процессе постоянного взаимодействия

Растения «воюют» друг с другом за место под солнцем и питательные вещества, получаемые из почвы, травоядные животные поедают растения, хищники охотятся на травоядных и так далее.
Агроэкосистемы отличаются тем, что несут на себе печать разумного планирования взаимоотношений между участниками: человек борется с сорняками, удобряет полезные растения, уничтожает вредителей, защищает животных от хищников и болезней. Однако, на самом деле взаимоотношения в живой природе гораздо глубже видимых на поверхности и может ли вмешательство человека эти взаимоотношения полностью исключить? В данной статье рассматривается взаимодействие между участниками экологической системы.


Вместе с положительным для одного или обоих видов-участников отношений, в экосистемах сельскохозяйственного назначения возможны и другие, заставляющие организмы претерпевать лишения и потери. И возникнуть они могут как среди особей одного вида, так и непосредственно между разными видами, граничащими в пространстве. Внутривидовые отношения многогранны и сложны. Основу их составляет соперничество за самку среди самцов, стремление к лидерству во внутривидовых группировках, забота о детенышах, опека над молодыми особями и самками со стороны самцов. Не менее глубокими и многоликими связями пронизаны и межвидовые отношения. Их примерами могут быть аменсализм, конкуренция, хищничество и паразитизм, повсеместно распространенные как в природных сообществах, так и в агросистемах.

Аменсализм — распространенная форма антибиоза между популяциями

Взаимодействия между организмами различных видов или их популяциями в пределах экосистемы, когда один из них угнетает другой, при этом сам на себе не ощущает от этого пользы, носят название аменсализм. Как отдельный пример этого можно назвать химическое воздействие выделений одних организмов на другие, как это проявляется между помидорами или капустой и виноградом. И если томаты только способствуют подавлению роста винограда, то капуста, посаженная рядом с лозой, еще и способна значительно ухудшить вкус ягод.

Это некоторая разновидность аменсализма, известная в науке под названием аллелопатия. В данном случае есть два вида, один из которых — аменсал, а второй — ингибитор. Первый из них подвергается подавлению со стороны второго, который создает давление на его ростовые процессы и развитие. Причем сам ингибитор может и не догадываться, что причиняет кому-либо вред, тем более что он создается не прямым влиянием, а даже самим фактом их близкого друг к другу существования.

Взаимоотношения в фитоценозе очень часто принимают характер аменсализма, когда ингибирующее воздействие создается благодаря определенному средообразующему эффекту либо химическому подавлению ингибитором растения-аменсала. И рассматривается он как природный фундамент для конкурентного исключения среди видов, обитающих или произрастающих на совместной территории.

Немало примеров аменсализма для водной среды обитания, в ходе чего страдает не только дикая флора и фауна, а и одомашненные представители. Так, всем известное явление, связанное с интенсивным развитием сине-зеленых водорослей и «цветением» воды, способно оказать токсический эффект не только на население этого водоема, а и даже на скот, использующий его для водопоя.

Высшие растения также могут быть участниками антагонистических отношений. Известно, что под елями даже на самой благоприятной почве практически нет травяного покрова. По мере роста, такие деревья начинают сильно затенять пространство под собой. В таких условиях дефицита света, выживают самые теневыносливые растительные группировки или сциофиты, выдерживающие недостаток света. Светолюбивые же или гелиофиты напрочь исчезают, отдавая свои ниши более неприхотливым собратьям. В данном случае, ингибитор — ель, а аменсалами оказываются растения открытых мест существования, не привыкшие к лишениям в плане солнечного света.

Или другой пример. Многие слышали, а может даже и испытывали на себе лекарственное действие антибиотика пенициллина, спасшего немало человеческих жизней. Изготавливается он из вещества, выделяемого грибами рода Penicillium, относящимися на сегодня к систематической группе Дейтеромицеты. Биологическое действие его заключается в том, что оно угнетает развитие и дальнейшее размножение болезнетворных бактерий. Этим и объясняется такой ошеломительный успех данного препарата в борьбе с заболеваниями бактериальной природы, такими как пневмония, дизентерия, сифилис. В таком противодействии бактерии оказываются обезоруженными и обратного давления на своего ингибитора оказать не могут.

Но с другой стороны, клиническими испытаниями удалось установить, что широкое применение пенициллина привело к другой проблеме — скачку в числе недугов грибковой этиологии. Это объясняется тем, что в естественной среде разрастанию грибковой микрофлоры мешают бактерии, находящиеся рядом. Если искусственно при помощи тех же таблеток этот баланс сдвинуть, то получим не совсем ту картину, которую желали.

Паразитизм и хищничество — не всегда явная угроза

Распространенными формами антибиоза между популяциями разных видов является паразитизм. Дословно он означает процесс, когда один вид — паразит, использует организм другого вида — хозяина, питаясь его соками или используя его в качестве места обитания. Паразит не заинтересован, как это происходит в случае с хищничеством, в моментальной гибели организма хозяина. Главная цель — изъять как можно больше пользы для себя. При этом хозяин такого паразита будет испытывать прямое негативное влияние, сопровождающееся ухудшением здоровья, истощением, вялостью. В зависимости от того, на какой период времени устанавливаются данные отношения, различают паразитизм:

  • облигатный;
  • факультативный.


В первом случае идет речь о постоянном и обязательном паразитизме. Примером облигатного паразитизма наиболее крайней степени являются взаимодействия вирусов и живых объектов. Поскольку вирусы способны проявлять свою жизнеспособность исключительно в клетках живых объектов, их принято считать облигатными внутриклеточными паразитами. Вирусная диарея, инфекционный ринотрахеит, ящур и многие другие вирусные болезни — пример облигатного паразитизма вирусов в организме крупного рогатого скота.
Но это не весь список облигатных паразитов, беспокоящих сельскохозяйственных животных и растения. Воздействие ленточных и круглых червей — также одно из проявлений паразитизма на постоянной основе. В ходе эволюции подобные паразиты получили способность производить до нескольких миллионов яиц в сутки, что развилось на фоне редуцирования нервной, дыхательной и даже пищеварительной системы, поскольку многие из них лишены органов чувств, дышат и поглощают питательные вещества всей поверхностью тела. Бычий и свиной цепень, печеночный сосальщик, лентец широкий, эхинококк — нередко представляют серьезную угрозу для животных ферм и домашних хозяйств, и решает ее зачастую только своевременная и правильная профилактика.

Кроме внутренних (или эндопаразитов), обитающих внутри организма хозяина, среди облигатных вредителей выделяют еще и эктопаразитов или внешних, поселяющихся на кожном или волосяном покрове. Это вши, блохи, клещи, пероеды и прочие, от которых ни одно домашнее животное не застраховано.
Факультативный паразитизм распространен не так широко, как облигатный. Такие паразиты не до конца зависимы от своих хозяев. В качестве примера можно упомянуть омелу — растение, умело использующее свои корни-присоски для высасывания из дерева или иного живого субстрата элементов питания. Данное вечнозеленое растение вполне способно к фотосинтезу. Но это не мешает ему угнетать клены, тополя, сосны, создавая на них кустистые формы.

Или пример марьянника дубравного, которого считают полупаразитическим растением. Его корневые присоски прикрепляются к корням соседей и начинают в буквальном смысле «скачивать» воду и минеральные компоненты. При всем этом он не утрачивает способности к фотосинтезу, что и успешно проводит.

В случаях, когда один организм убивает другой и съедает частично или целиком, говорят о хищнических взаимоотношениях. Такого рода отношения не всегда наносят вред биологическим видам своих жертв. В начале их становления наивысшая вредоносность всегда ощутима. Под давлением естественного отбора их сила начинает ослабевать. Система отношений «хищник-жертва» явилась результатом многолетнего опыта обоих видов, который привел к их установлению. Поэтому уже знакомые хищники и паразиты обычно воспринимаются не так страшно, как другие внезапно появившиеся в экосистеме. Это же, прежде всего, касается новых вредителей культурных растений.

Конкуренция или жизнь в постоянном соперничестве

Борьба за пищу, территорию, первенство спаривания, самку довольно часто возникают как внутри отдельных популяций, так и между ними. Еще в первой половине прошлого века работой ученого Гаузе, был сформулировано правило, известное как принцип конкурентного исключения. Оно гласит, что два вида, экологические ниши которых пересекаются, совместно проживать не смогут. Более сильный всегда вытеснит слабого. Иными словами, если имеются определенные совместные притязания на пищу, свет, воду, местообитание, и даже за кислород конкуренция будет иметь место в абсолютном количестве случаев.
При создании агроэкосистемы человеку необходимо учитывать возможные взаимодействия ее участников, совместимость выращиваемых видов растений или содержащихся животных. Именно с этой целью проводятся вакцинации и дегельмитнизации животных.