Заводчики орловских рысаков на Алтае считают, что в России для успешного развития элитных пород лошадей нужно привлекать людей на ипподромы и развивать тотализаторы 

 

На Алтае прошел аукцион элитных орловских рысаков Алтайского конного завода, которому в следующем году исполнится 110 лет. Из 35 выставленных лошадей удалось продать 10 — часть купили москвичи, а часть осталась на Алтае.

По словам гендиректора конного завода Евгения Куковицкого, специалиста с 20-летним стажем, это далеко не самые высокие продажи. Сегодня лошадей мало заводят - содержать тяжело, а заработать на них весьма проблематично. Куковицкий считает, что ситуацию могла бы исправить грамотная организация тотализатора на региональных ипподромах, подключение их к всемирной системе ставок и повышение интереса к ипподромам у населения.

"Призы на ипподромах копеечные"

Орловские рысаки Алтайского конного завода пользуются популярностью в Китае и Северной Корее — в 2003 году на день рождения Ким Чен Ир получил в подарок трех жеребцов из Тюменцевского района, а потом их стали периодически закупать и для сына корейского лидера — Ким Чен Ына, используют и для парадных выездов.

Однако, по словам руководителя завода, в самой России развивать племенное коневодство в последние годы достаточно сложно: породистые лошади сегодня не первая необходимость даже для обеспеченных людей.

"Корейцы предпочитают серых орловских рысаков, приезжают и берут их по 9–15 голов, это очень хорошее подспорье для нас. Но развивать сегодня племенное коневодство в России сложно не только Алтайскому конному заводу, а любому вообще. Это глобальная проблема — конные заводы, которые сегодня остались в стране, и наш в том числе, все убыточны, племенное коневодство у нас в принципе убыточное. На нем не озолотишься, это очень затратно. Много ручного труда, вырастить лошадь дорого, но содержать ее на ипподроме еще дороже", — рассказывает Куковицкий.

По словам руководителя предприятия, только там, где есть инвесторы-фанатики, готовые поддерживать такое производство, заинтересованные не в прибыли, а в сохранении отрасли, удается сохранить и поголовье, и предприятие. Специалист отмечает, что, помимо Алтайского конного завода, который поддерживает инвестор (компания "Казачья станица"), сегодня в России удается держаться на плаву Московскому конному заводу, Хреновскому конному заводу в Воронежской области и конному заводу "Восход" в Краснодарском крае. Зарабатывать самостоятельно такие предприятия, по словам Куковицкого, могли бы через систему тотализаторов.

"Призы на ипподромах копеечные, или это вообще бесплатно, поэтому реализационная цена невысокая, неокупаемая. Человек, даже богатый, не выбросит миллион за лошадь — она может у него потом заработать за всю жизнь тысяч 200 максимум. Когда-то в России запретили тотализатор вместе с игорным бизнесом, а сейчас тотализатор разрешили, но эта сеть должна работать не только на московском ипподроме, но и на региональных, пока же она фактически не действует. Не только у нас, но и в Москве люди ставят неохотно", — делится руководитель завода.

"Тотализатор — социально значимый бизнес"

Куковицкий вспоминает, что в 80-е годы, когда он был еще студентом, на Московском ипподроме яблоку было негде упасть, и многие играли на тотализаторе — тогда в СССР за счет отчислений московского тотализатора содержался Большой театр. Сегодня же, по словам эксперта, на Центральный московский ипподром приходит 500 человек (при вместимости 3,5 тыс. мест): тех, которые играли раньше, почти не осталось, а молодежь не знает, что это такое, а значит и заработок невысок.

"Помимо этого, главный приз для орловских рысаков, например, в Москве — 300 тыс. рублей, а аналогичные призы в других странах — от 500 тыс. до миллиона долларов или евро. Например, первый раз бежит двухлетняя лошадь на французском провинциальном ипподроме, и там разыгрываются призы в 3–4 тыс. евро, и это самые дешевые призы, а у нас они получаются самыми дорогими. Поэтому цены на лошадей в мире на порядок выше, чем у нас, — есть шанс, что она окупит свои затраты выигрышем", — говорит Куковицкий.

В то же время, по словам директора Алтайского конного завода, предприятие получает господдержку в 1 млн рублей. Однако при затратах примерно в 20 млн в год и при собственном заработке в 6 млн убытки все равно составляют около 14 млн рублей, которые и компенсирует инвестор. Куковицкий уверен, что отрасль коневодства должна содержаться либо за счет большого полеводства в составе крупных аграрных предприятий, молочного животноводства, либо других направлений, которые будут гасить многомиллионные убытки.

"Систему тотализаторов в РФ начали развивать, организовали компанию "Российские ипподромы". Идея хорошая, но тотализатор медленно развивается. Раньше было просто: сидел бухгалтер и билеты считал, а сегодня в мире действует электронная система — ты можешь сидеть в Барнауле, смотреть бега в Норвегии, Париже и делать ставки через Интернет. Например, лет пять назад на Венсенском ипподроме в Париже Приз Америки лучшей лошади составил миллион евро. При этом было сделано ставок на 42 млн евро, 2 млн из них было поставлено на ипподроме, а 40 млн — через Интернет. В их системе 33% прибыли забирает тотализатор. Эти деньги идут на призовые суммы, на налоги с этих средств содержатся дома престарелых — это социально значимый бизнес и это прекрасно и для города, страны, и коневодческой отрасли", — поясняет Куковицкий.

"Кому-то не повезло, а мы работаем"

Как отмечают в Главном управлении сельского хозяйства Алтайского края, Алтайский конный завод — одно из самых значимых предприятий отрасли в регионе. По данным ведомства, это единственный завод на территории Сибири и Дальнего Востока, который проводит аукцион по продаже племенных лошадей.

Алтайский конный завод входит в число лучших конезаводов страны и вносит большой вклад в развитие спортивного коневодства. По итогам VII Всероссийского фестиваля орловского рысака "Сибирь-2016" лучшим жеребцом орловской рысистой породы стал гнедой жеребец Ледопад, рожденный и принадлежащий Алтайскому конному заводу Тюменцевского района. Это предприятие входит в пятерку лидеров среди регионов России по поголовью лошадей, их разводят во всех районах края, отмечают в профильном ведомстве.

Сегодня на алтайском предприятии содержится 200 лошадей, и это поголовье удается сохранять уже последние несколько лет. Кроме того, при поддержке инвестора удалось обновить и материальную базу предприятия. В конноспортивный комплекс, где выращивают и содержат орловских рысаков, вложено более 80 млн рублей, в лабораторию с французским оборудованием — около 6 млн рублей, построен зимний манеж для выгула жеребят в любое время года.

По словам Куковицкого, маточный состав завода свой, а жеребцов обновляют и с помощью других предприятий. На предприятии установлено современное оборудование: семенной материал собственных жеребцов морозят и продают, либо привозят породных жеребцов из других регионов, морозят их семенной материал.

"По нашей отрасли, как по барометру, можно мерить ситуацию в стране: племенная лошадь не средство первой необходимости, — рассуждает руководитель Алтайского конного завода. — В нулевых возрастали и спрос, и цена, после 2009 года спрос упал, цена перестала расти. Сейчас, особенно в последние два года, люди не могут позволить себе содержать лошадь, даже те, кто хотел бы. Богатые люди тратят деньги на что-то другое, мало кто занимается коневодством. Кому-то не повезло, некоторые заводы перестали существовать, а мы работаем. В любом случае мы носа не вешаем и держим хвост пистолетом."

Источник: http://tass.ru/