Когда роботы работают лучше доярок и при каких условиях они не могут заменить людей

 

Владимир Козлов стал участником программы роботизации ферм и получил грант в размере 10 млн рублей.

За пять лет коров у него стало в пять раз больше, и пришлось покупать дополнительное оборудование. Подробности рассказывает Анастасия Богдашева в своем материале на портале ТАСС.

В Калужской области реализуется проект «100 роботизированных ферм», и Владимир Козлов — один из его участников. В кабинете предпринимателя стоит компьютер, с помощью которого корректируются все процессы на ферме. В специальной программе есть информация о каждой корове — их у Владимира Александровича 500. Компьютер показывает, сколько каждая из них съела, сколько дала молока, давно ли болела.
 
«С появлением роботов на ферме удои увеличились в среднем на два-три литра с каждой дойки. Плюс эта система умная: если в одном соске молоко кончилось, она не будет мучить до крови: просто перестанет доить», — объясняет глава предприятия. Сейчас у Козлова четыре доильных робота, один из них пока не задействован.
 
 

Дойка — дело добровольное

 
 
Дымчато-серые, коричневые и привычные бело-черные буренки просовывают навстречу рогатые головы сквозь забор загона. Но стоит протянуть руку, и корова немного отходит и укоризненно смотрит: зачем, мол, пришла.
 
Владимир Козлов перечисляет очевидные преимущества робота: он не болеет (а если и ломается, то чинится в течение пары-тройки часов), работает круглые сутки, не курит и не уходит в продолжительные запои. Держать робота выгодней: стоит он около 27 млн рублей, а заменяет десяток доярок — на их зарплаты и налоговые отчисления уходило бы куда больше.
 
Машину периодически нужно обслуживать: менять фильтры и смазывать шарниры. Стоит это примерно 100 тысяч рублей, но электронная рабочая сила все равно оказывается дешевле.
 
Доильный робот состоит из трех частей: это загон, куда заходит корова, так называемая «рука» со щетками и присосками, а также установка с мини-компьютером и резервуаром для молока. Дойка на роботизированной ферме — дело добровольное. Чтобы убедиться в этом, затихаем в уголочке — автоматика для буренок привычна, а незнакомые люди могут спугнуть.
 
оборудование для дойки
 
 
Через пару минут в ангар заходит коричневая кучерявая «немка». Она пьет из подогреваемых поильников и направляется к роботу, но по пути замечает нас.
 
Тут появляется ветеринар Сергей Федюшин. «Доча, ну что ты испугалась? Не бойся, тут все свои», — убеждает он корову и тихонечко направляет ее в загон. Как только животное заходит, сзади опускается шлагбаум, который не дает выйти, а спереди — кормушка с комбикормом. Буренка отвлекается на еду, и в работу вступает «рука» — с помощью лазера она находит вымя и моет соски щетками. Потом надеваются присоски и начинается дойка.
 
По трубам молоко поступает в специальный резервуар, оттуда берется проба. И если с качеством все нормально, по трубам оно поступает в холодильник. Забракованное молоко сливается в специальные ведра, им потом кормят телят.
 
На мониторе видно, сколько времени идет дойка, сколько литров собрано и в норме ли микробиологические показатели. Компьютер идентифицирует корову и записывает результаты каждой дойки в личную карточку.
 
Как только процесс завершен, вымя еще раз промывается, а щетки и присоски дезинфицируются перекисью водорода. Кормушка убирается, и корова может спокойно выйти.
 
Главный вопрос, который меня беспокоит, — не больно ли буренкам? «Некоторым настолько нравится процесс, что подходят несколько раз подряд, — объясняет Владимир Козлов. Но технику не обманешь. Когда буренка заходит, робот считывает ее код, и если с момента последней дойки прошло меньше пяти часов, прогоняет. — Сверху опускается проводочек с мелкими токами, щекочет корову, и она уходит».
 
 

Ручная работа

 
 
В среднем каждая корова на роботизированной ферме дает около 25 литров молока в сутки. Есть и рекордсменки, дающие по 40 литров. Самые большие надои бывают после появления на свет телят.
 
Интересно, что на ферме все-таки есть доярки. Но они работают с только что отелившимися буренками. Из-за родов у животных меняются физиологические параметры, и такую тонкую и нежную работу машине не доверяют. Поэтому доярки уверены, что электронные рабочие не скоро полностью заменят ручной труд.
 
Наиболее молочными, по словам хозяина фермы, считаются немецкие буренки, но молоко они смогут давать максимум лет пять. Отечественные коровы продуктивны в течение лет восьми-девяти, но средний надой в день чуть меньше.
 
Закупать новых коров невыгодно, поэтому на ферме Козлова буренок еще и разводят. Для этого здесь держат элитных быков.
 
«Хорошо, если роды идут несколько дней подряд, успеваешь все подготовить. Поэтому специально делаю все для того, чтобы подогнать примерно под один срок», — поясняет ветеринар Сергей Федюшин. Сергею всего 21 год, но в профессиональной среде он считается одним из лучших. На этой ферме он ввел консервацию кормов для увеличения надоев и специальную систему выхаживания новорожденных телят. По его словам, очень важно в первые часы жизни сформировать иммунитет телят, поэтому им обязательно дают особый продукт беременных коров — молозиво, делают прививки, при необходимости переливают кровь. Важным моментом в становлении здорового организма является чистота, поэтому загоны для малышей чистят два или три раза в неделю.
 
 

О качестве и количестве

 
 
Владимир Козлов стал одним из первых участников региональной программы и получил грант в размере 10 млн рублей. Начиналось производство с 80 голов и двух доильных роботов. За пять лет поголовье увеличилось больше чем в пять раз, и пришлось покупать дополнительное оборудование.
«Как и везде, надо сначала наладить рынок сбыта. Пока молоко я перепродаю фермерам, которые делают из него сыр, сливки и сметану. Еще часть отвожу на молокозавод», — рассказывает Владимир Козлов.
 
Фермер уверен, что потребность в натуральном молоке с каждым годом будет только увеличиваться. По его словам, на рынке сейчас много фальсификата. Настоящее молоко не может храниться месяц — максимум семь суток. То, что собрано на роботизированной ферме, даже без пастеризации не скиснет в течение пяти дней. Секрет в резком перепаде температур: парное молоко сразу попадает в холодильник, где всего плюс три градуса.
 
(Источник: tass.ru. Автор текста и фото: Анастасия Богдашева).