Сельское хозяйство Красноярского края

 
Традиционно перспективные направления в краевом АПК - овощеводство и животноводство. Но если еще два года назад сх предприятия собирались инвестировать в эти ниши, то сейчас планы пересмотрены.
 
Интересная ситуация сложилась в АПК Красноярского края. Краевые власти и сельскохозяйственные предприятия, по сути, живут в параллельных мирах. Первые говорят о беспрецедентной поддержке и больших перспективах отрасли, вторые изо всех сил сокращают издержки, поголовье скота и отказываются от ранее намеченных планов развития. В чем же дело? Все проблемы АПК, которые были в регионе всегда, сохранились. Во-первых, край остается зоной рискованного земледелия, здесь короткий теплый сезон, а значит, аграрии, занимающиеся растениеводством и овощеводством, ежегодно рискуют не собрать урожай из-за погоды. Во-вторых, в крае дорого содержать крупный рогатый скот — в силу тех же климатических факторов и длинной цикличности роста поголовья буренок. Но если последние 4-5 лет эти риски сглаживались дотациями из краевого и федерального бюджета, то сейчас бизнесмены говорят о сокращении поддержки.
 
«Думаю, в ближайшее время с сельским хозяйством в крае будет покончено. В рамках вступления России в ВТО начала действовать очень сложная схема поддержки АПК, — рассказывает «ДК» генеральный директор компании «Чистые луга» АНДРЕЙ КОЗИКОВ. — Все сводится к тому, что запрещается прямое субсидирование сельхозпроизводителей. Сделано это для того, чтобы развивалась конкуренция, и в отрасли руководили рыночные отношения. Если бы мы были европейской страной с длинным теплым сезоном и сформированной сотни лет назад отраслью сельского хозяйства, то и вопросов бы не возникло. Но АПК в крае был и будет дотационным».
 
Стадо — под нож
 
Согласно заявлению и.о. министра сельского хозяйства и продовольственной политики Красноярского края ЛЕОНИДА ШОРОХОВА, краевой АПК, как и прежде, имеет самую большую господдержку среди регионов СФО. Даже в 2014-м, крайне непростом, году она составляет около 5 млрд руб. (4 мдрд — край, 1 мдрд — федерация). Закон о господдержке АПК края предусматривает 74 направления помощи. Меры предусмотрены самые разные.
 
«Это и помощь малым формам хозяйствования, развитию которых мы уделяем большое внимание, и субсидирование процентной ставки по кредитам, и несвязанная поддержка на гектар пашни, и субсидии на килограмм произведенного молока и мяса. Мы компенсируем до 30% затрат на строительство животноводческих и овощеводческих комплексов, субсидируем приобретение техники и племенных животных. Мне неизвестно, в какой другой отрасли инвестору предоставляется такая существенная помощь», — подчеркнул Леонид Шорохов.
 
 
По оценке и.о. министра, сельское хозяйство в целом привлекательно для бизнеса. Однако есть приоритетные направления, которые профильное министерство поддерживает в первую очередь — животноводство и овощеводство и переработка их продукции.
Владелец фермерского хозяйства ВАЛЕРИЙ ПОХАБОВ уверен, что бюджетные деньги доходят не до всех игроков АПК края:
 
«Личные подсобные хозяйства не получили ни рубля из миллиардов господдержки. В Хакасии, например, есть отдельные дотации для личных подсобных хозяйств на корову, овцу, свинью. И там поголовье в республике выросло. А у нас в крае уменьшается. Я считаю, это делается, чтобы расчистить рынок для импортной продукции. Мы стимулируем зерновое хозяйство и продаем зерно за рубеж, потому что некому его скармливать, животноводство в крае сокращается».
 
К слову, согласно статистике, в крае действительно все в порядке с зерновыми культурами. Местные аграрии обеспечивают регион зерном на 99,6%. Сравнительно неплохо обстоят дела с производством мяса птицы, яиц, свинины, молока и молочных продуктов — более половины краевого рынка наполняют местные хозяйства. С крупным рогатым скотом все гораздо хуже. В 2013 г. в крае произведено 3,6 тыс. т говядины —  это всего 1,7% от общего объема произведенного в регионе мяса. Цифры подтверждают слова г-на Похабова — из года в год снижается поголовье коров. Планы по сокращению стада имеют и крупные агрокомпании.
 
«В нынешних условиях даже мы вынуждены предпринимать определенные шаги, чтобы сохранить предприятие. Будем уменьшать поголовье крупного рогатого скота на 35%, с 2,3 тыс. голов до 1,5 тыс. — делится Андрей Козиков — Сейчас держать такое крупное стадо невыгодно. Причины как чисто финансовые, так и кадровые. Впрочем, если бы господдержка оказывалась, как было еще два года назад, мы бы сохранили поголовье».
 
ГК «Чистые луга» также отказалась от планов инвестирования в овощеводство — выращивание картофеля, свеклы, моркови — и от идеи строительства мельницы. Причины те же самые. По словам г-на Козикова, в этом году компания даже на посевную не получила дотаций на топливо.
 
 
Дорого и долго
 
Сельское хозяйство — это всегда длинные и немаленькие деньги. Инвестиции в этой отрасли нередко достигают 1 млрд руб. Столь внушительная сумма формируется из-за затрат на покупку земли и строительство объектов, будь то коровники, молокозаводы, свинокомплексы или овощехранилища. В крае практически нет готовых предприятий, которые можно приобрести и сразу запустить молокозавод или свиноферму. Более 85% сельхозпостроек в крае введены в эксплуатацию более 25 лет назад. Небольшое хозяйство объемом 50 коров или 100 коз тоже обойдется фермеру недешево — от 40 млн руб. При этом нужно учесть еще и затраты на покупку животных и присоединение фермы к электросетям.
 
«Привозить племенное стадо из другого региона тяжело и дорого. Например, одна племенная коза стоит около 100 тыс. руб., племенная корова — 200 тыс. руб., — перечисляет председатель КРОО «Сибирское подворье» АНДРЕЙ БОЛСУНОВСКИЙ. — Энергетики зачастую выставляют невыполнимые ни по деньгам, ни технологически условия присоединения к сетям, и бороться с этим практически невозможно».
 
При таких затратах срок окупаемости как крупного, так и небольшого предприятия составит не менее 7-10 лет.
 
Никуда не деться фермеру и от проблемы нехватки квалифицированных сотрудников. Проблему пытаются решать и бизнесмены, и власти. Людей приглашают из других регионов, краевое министерство помогает аграриям обеспечивать жильем молодых специалистов, реализует кадровую программу. Но ситуация остается сложной, каждый выкручивается, как может. Кто-то выращивает кадры на местах, кто-то перебирает сотни человек, прежде чем сформировать рабочую бригаду. Но даже укомплектованному трудолюбивыми трезвенниками сельхозпредприятию придется искать рынки сбыта продукции. Сделать это не так просто.
 
«Сегодня такого безобразия, какое творится на прилавках красноярских супермаркетов, я не видел ни в одном регионе. На прилавках практически отсутствует продукция фермерских хозяйств, — отмечает Андрей Болсуновский. — Я знаю массу примеров, когда фермеры бьются-бьются и не могут попасть на полки магазинов. Это натуральная дискриминация. Крое того, ужесточилась политика по размещению временных сооружений, в том числе и ларьков с фермерской продукцией, которые и без того работали полулегально. Поскольку выполнить все требования контролирующих органов простому фермеру практически невозможно».
 
Решая вопрос со сбытом, ГК «Чистые луга» развивает собственную розничную сеть. В сложившихся условиях горожане нередко сами приезжают в сельскую местность за с/х продукцией. Небольшие хозяйства довольствуются малым — формируют свой пул покупателей, открывают магазинчик на ферме. Валерий Похабов сам развозит молоко по клиентам и считает, что вокруг Красноярска можно создать «молочное кольцо»:
 
«250-300 фермерских хозяйств, на 50-60 молочных коров каждое, обеспечивали бы город свежим молоком и молочными продуктами. По такой схеме работают фермеры крупных городов европейских стран».
 
Андрей Болсуновский согласен с тем, что у небольших хозяйств есть потенциал для роста, но им нужно помочь:
 
«В крае много частников, которые выращивают кроликов для пяти семей или делают сметану для 15 человек. Но развиваться им пока некуда, т.к. возникнет проблема со сбытом продукции — нет возможности ставить ларьки. Если бы городская администрация повернулась лицом к фермерам — этот вопрос можно было бы решить».
 
Источник: krasnoyarsk.dk.ru