В рамках поддержки проекта возрождения донской породы лошадей в России «Золото донских степей» мы публикуем рассказ Евгении Конфоркиной «Самый красивый конь» о своем любимце. Хорошая и добрая история!

 «С Дугласом я познакомилась в тот момент, когда решила раз и навсегда закончить с верховой ездой. За плечами было несколько некрупных КСК, разовые прокаты и верховые прогулки на отдыхе. Множество мелких травм и один перелом. Не угасающая любовь к лошадям, грамоты с местных соревнований и боль в сердце от того, что меня отчислили из спортивной группы «за возраст».

Я училась на втором курсе ветакадемии и мне была нужна работа. Как профессионал я мало что умела, а денег катастрофически не хватало. И вот, каким-то чудом, наткнулась на объявление на конном форуме, гласившее, что требуется ночной конюх.

Пройдя нехитрое собеседование, я приступила к работе. В первый же день торжественно, в присутствии 8-ми голов лошадей я пообещала, что заниматься конным спортом больше не буду. Только дежурство. Только рок-н-ролл.

Дуглас был одним из 8-ми лошадей, которым я и пообещала не садиться в седло.

донская порода

Евгения и Дуглас: минутка нежности.

Он был рослым дончаком с меланхоличным выражением «лица», и , как я позже узнала, богатым каскадерским прошлым. Эдакий неразговорчивый и лояльный интроверт, что меня вполне устраивало, как работника. Особого впечатления он на меня тогда не произвел.

Шли ночи и мои дежурства. Я обживалась, знакомилась с местными, все чаще оставалась и днем, начиная вникать в подробности инструкторской работы, помогала по разным делам на конюшне.

Однажды хозяйка конюшни предложила мне взять Дуська (так звали Дугласа по-домашнему) покататься. Была зима. Парк вечерами и по утрам был пуст. Но выезжать одной на незнакомой лошади… Ну уж нет! Мой юношеский максимализм и бесстрашие уже давно меня покинули, уступив место инстинкту самосохранения. Но, то ли звезды сошлись тогда как-то по-особенному, то ли Дуглас кинул через плечо на меня свой фирменный саркастичный взгляд…. И вот, я уже тащу седло и уздечку из каптерки. Уже седлаю и сажусь в седло, дрожащими руками, разбирая повод и проклиная тот день «когда я села за баранку этого пылесоса».

На мое счастье Ду оказался тюфяком. Более того, до сих пор я уверена, что большая часть людей именно таким его и запомнила. Именно таким он и хотел быть для большинства.

донская порода

Дуглас демонстрирует поклон.

После той первой поездки в парке, мы очень мелкими шажками пошли навстречу друг другу. Он убирал мой страх, я училась снова доверять и слушать. Ду был безопасным прокатным конем основную часть времени, что, однако, не мешало ему выступать по джигитовке, сниматься в фильмах и участвовать в соревнованиях.

Я упустила тот момент, когда мы по-настоящему подружились и стали партнерами. Я и до сих пор вряд ли смогу рассказать, чем он меня взял. Да, он был красив, это несомненно, хоть и не особо фотогеничен. В езде очень часто его считали скучным и тяжелым. В общем, я была только рада этому. Но свое чувство юмора, надо сказать, довольно своеобразное, он иногда проявлял весьма некстати.

Дус мог моментально перевоплотиться из ленивой прокатной лошадки в коня-огня. Нет, он не таскал, но упорно отыгрывал роль на публику, словно его снимали в фильме. А также, с удовольствием изображая страшного дракона, безостановочно свечил в моих руках, не давая одеть на себя седло. В тот момент на меня сочувственно озирались и спрашивали, не страшно ли лезть на такого зверя? И вот парадокс, мне было не страшно! Ну вот совсем... Ни одна лошадь не давала мне большего ощущения безопасности, чем Дуглас. В нем, кажется, просто жил хороший актер! 

дуглас донская порода  

Дуглас на съемках фильма «МУР».

Как-то на соревнованиях по выездке мы разминались на конкурном поле, и Дуглас, не особо любивший прыгать, воспользовавшись тем, что я зазевалась, самостоятельно затащил меня на чухонец (высотное препятствие в виде жердевого забора, жерди закреплены на двух стойках), а потом с энтузиазмом и на тройник (высотно-широтное препятствие, состоящее из трех жердей, расположенных одна за другой по постепенно возрастающей высоте) и счастливо их отпрыгал. Но схему по выездке в тот день мы запороли. У Дугласа, в его личном графике, стояли соревнования по конкуру…

дуглас донская порода

Евгения и Дуглас на соревнованиях.

Он боялся только лишь воздушных шариков! О да, это была истинная фобия, мешавшая нам жить на праздничных выступлениях. Зато он защищал от злых собак и от всяких невоспитанных проходимцев в парке, достаточно было сказать: «Дуся, ФАС!». Он был намного мудрее, мой рыжий друг, чем многие о нем думали.

Жизнь крепко связала меня с донской породой. Практику я проходила в конезаводе им. С.М. Буденного. Работа с молодняком, табуны, ипподром, материалы для диплома.

Моими любимцами в заводе были донские жеребцы производители Бруч и Грач и буденновский Тотем. Собственная кобыла была наполовину буденновская. Жизнь так или иначе пересекала меня с золотыми лошадьми и с людьми, преданными им. Но началось все, конечно, с «самого красивого коня»!

дуглас

Дуглас - золотое лето. 

Сейчас Дугласа уже нет...

Иногда он снится мне, заставляя вспоминать, как я скучаю. Он вволю лопает зеленую траву и бездельничает по своему обыкновению, хитро поглядывая на нас из своего лошадиного рая. А я больше не занимаюсь верховой ездой. Но почему-то мне кажется, что однажды я снова увижу этот слегка саркастичный взгляд с легкой донской хитринкой, который опять заставит меня доверять».

(Автор: Евгения Конфоркина).

Заглавное фото: Фефа Королева. Конный завод им. Буденного. 

Узнать больше о проекте «Золото донских степей» можно по ссылке