Россельхознадзор хочет вернуть контроль над сырьем для взрывчатки

Россельхознадзор намерен восстановить свое право следить за безопасностью в обращении с пестицидами и агрохимикатами — в частности, над аммиачной селитрой, которая используется в производстве взрывчатки. С прошлого года (сообщаютizvestia.ru) применение химикатов в сельском хозяйстве, по сути, лишилось госконтроля, что привело к увеличению контрафакта и фальсификата в этой области, заявили «Известиям» в Россельхознадзоре. Служба также озабочена отсутствием контроля за заброшенными складами и бесхозными свалками химикатов, оставленных в наследство еще от Советского Союза.

Пестицидная путаница

Россельхознадзор утратил полномочия в сфере безопасного обращения с пестицидами и агрохимикатами 1 августа 2011 года, когда вступили в силу изменения в федеральный закон № 109 («О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами»). Ответственность за химикаты частично легла на другие ведомства: например, на Росприроднадзор — токсикологический надзор за производством, захоронением и утилизацией пестицидов, на Роспотребнадзор — санитарная гигиена при производстве и применении агрохимикатов.

Россельхозу, в свою очередь, оставили борьбу с паразитами у животных, мышевидными грызунами в животноводческих помещениях и контроль за безопасностью кормов. Однако ни одному ведомству не достался контроль за соблюдением регламента применения пестицидов и использование фальсифицированных химикатов, рассказал начальник Управления земельного контроля Россельхознадзора Владимир Попович.

— Вот беру и обрабатываю яблоневый сад пестицидом, который недопустим к применению на яблоне. Кто это должен контролировать, правительство не сказало, — сетует он. — Взяли и обработали сегодня, а через 10 дней начали убирать урожай, а после этого пестицида положено через 20 дней. Кто должен это контролировать — то ли Росприроднадзор, то ли Роспотребнадзор, известно лишь достоверно, что не Россельхознадзор.

«Правительство не сподобилось»

В настоящее время в сельском хозяйстве ежегодно применяется до 64–65 тыс. т средств защиты растений (пестицидов) и более 2,16 млн т минеральных удобрений. Лишив всё это надзора, правительство создало своего рода прецедент, считает Владимир Попович, потому что во всем мире пестицидами заведуют именно органы сельского хозяйства.

— В Казахстане контроль за использованием пестицидов и агрохимикатов осуществляет Комитет государственной инспекции в агропромышленном комплексе министерства сельского хозяйства, у другого нашего партнера по Таможенному союзу, Белоруссии, — Главная государственная инспекция по семеноводству, карантину и защите растений, в Аргентине — Национальная служба здоровья животных и качества сельскохозяйственной продукции, в Чили — Национальная служба по сельскому хозяйству и животноводству, — аргументирует собеседник. — В странах — членах Евросоюза контроль за безопасным обращением пестицидов осуществляют аналогичные Россельхознадзору службы.

По информации Поповича, в России уже год никто не следит за раздельным хранением агрохимикатов.

— Гербициды — это пестициды для уничтожения сорняков, инфектициды борются с вредителями, фунгициды — против грибных болезней растений, есть еще стимуляторы роста — всё это нужно не перепутать при хранении, чтобы не нанести вред окружающей среде, вред растениям и не получить опасную продукцию, — возмущен Попович. — Правительство не сподобилось пока распределить эту нишу, поэтому никто сейчас это вообще не контролирует, посмотрите, чем нас кормят? Куда смотрит Роспотребнадзор, кого-нибудь он защитил от этой дряни, которой нас вместо колбасы кормят? Теперь точно так же и пестициды будут без контроля.

Свалки — хороший источник селитры

Есть в этой области еще одна проблема, считает руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт. По его словам, страна буквально покрыта заброшенными еще с начала перестройки складами с пестицидами и агрохимикатами. Когда приватизировали все более-менее ценные активы, эти склады никто не захотел взять на баланс. При длительном хранении стойкие хлорорганические соединения, ртуть- и мышьяксодержащие препараты не теряют своих токсичных свойств.

— А что такое гексоген, который активно используют террористы? Это взрывчатка, которая готовится на основе удобрения — аммиачной селитры! Которая, в свою очередь, лишена присмотра со стороны государства. Это нормально? — обеспокоен Сергей Данкверт.

Адольф Мишуев, руководитель НТЦ «Взрывоустойчивость», пояснил, что гексоген по своей разрушительной силе превосходит тротил 30%, но для терактов гексоген — удовольствие дорогое. Гораздо доступнее обычная аммиачная селитра, удобрение, говорит Мишуев.

Амирхан Амирханов, замглавы Росприродназора, в разговоре с «Известиями» признал наличие проблемы.

— Я не хочу втягиваться в межведомственный спор, тем более что не мы его начали. Если Минсельхоз обратится с разумными предложениями по части распределения полномочий, то кто же возражает? Сейчас на высоком уровне рассматривается вопрос о пересмотре полномочий федеральных надзорных органов в части их передачи в органы власти субъектом федерации. Здесь не спорить нужно, а подумать, каким образом можно повысить эффективность работы со всем этим добром. Есть же еще проблема финансового обеспечения работ, связанных с утилизацией. Как правило, сельхозпредприятиям, особенно мелким, которым все эти участки достались по наследству, сложно быстро решить эту проблему — когда такого добра у нас в стране десятки тысяч тонн накопилось.

На одном из последних совещаний новый министр сельского хозяйства Николай Федоров признал целесообразным восстановление полномочий Россельхознадзора по надзору за безопасным обращением с пестицидами и агрохимикатами. Сейчас этот вопрос прорабатывается, говорят собеседники «Известий».