На клубничных полях Финляндии русские и украинцы собирают клубнику бок о бок 
Евгения Гнедаш, страховой агент из Выборга, сидит на деревянной скамейке во дворе клубничной фермы в Пюхтяя и плачет. Только минуту назад двадцатипятилетняя Гнедаш назвала Владимира Путина достойным лидером России, всю весну старавшимся только помочь Украине. По мнению молодой женщины, украинцы беспричинно обвиняют Россию в сложившейся ситуации.
 
В слезах она рассказывает, что видела по телевизору, как во время демонстрации в День Победы в Донецке украинцы срывали со сторонников России черно-оранжевые георгиевские ленточки. Их, наверное, как-то неправильно воспитали, предполагает Гнедаш. Она считает, что Крым является сейчас частью России, потому что крымчане захотели вернуться домой. О захвате не может быть и речи, и в народном голосовании нет ничего неясного. Решение большинства.
 
Сейчас Гнедаш все же вытирает слезы о рукав толстовки церковной общины Котка. Кофту она купила на блошином рынке. О Будапештском договоре она ничего не знает и не понимает, что значит обещанная в нем территориальная неприкосновенность Украины. Но не это вызвало у нее слез.
 
Причины надо искать в Пюхтяя.
 
Среди полей у края тропинки стоит красный чурбан высотой в метр, так что мы не ошиблись местом. Здесь, на клубничной ферме Дрокила, собирают клубнику.
 
Правда, именно в данный момент ее не собирают. Рабочий день закончился уже три часа назад, хотя сейчас только час дня. В прошлом году в это время уже собирали малину, но в этом году урожай сильно запаздывает. Так сказать, финское лето.
 
«Грядки прочесаны под марлей с десяток раз, и теплицы опустошены», — с порога объявляет хозяин фермы Руне Дрокила. Но он все-таки сохраняет оптимизм. Когда потеплеет — тогда побегаем.
 
Но мы пришли сюда для того, чтобы беседовать о самих сборщиках урожая, а не о погоде или о клубнике.
 
Каждое лето на ягодные фермы Финляндии приезжает около 13 тысяч иностранных сборщиков, большая часть — из Украины. Прошлым летом украинских сборщиков было около 6 тысяч человек. На втором месте русские. В прошлом году их было 5,5 тысячи.
 
На клубничных грядках фермы Дрокила трудятся бок о бок одиннадцать сборщиков из центральной, северной и западной Украины и шесть русских. Наверняка здесь не обходится без трений. Ведь прошло уже шесть беспокойных месяцев на Украине. Потребовавший более ста жизней Евромайдан, ушедшее в отставку правительство и свергнутый президент, экономические санкции Запада против России и газовый шантаж.
 
Выскользнувшая из рук Восточная Украина и потерянный Крым, далекие от действительности речи Путина, просачивающиеся через российскую границу боевики и оружие в поддержку Восточной Украины. Никем не услышанное предложение о мирных переговорах. Неудавшееся перемирие. Сотни погибших демонстрантов, солдат, сепаратистов и мирных жителей. Столько ненужных смертей.
 
Как после всего этого сборщики ладят между собой на клубничной ферме?
 
Семеро одетых в тренировочные костюмы и пластиковые сандалии украинцев сидят на диванах и дворовых качелях, установленных перед красным амбаром, и разглядывают двор, полный грязной жижи. Если бы сейчас не шел дождь, то можно было бы пойти по грибы или на рыбалку. Вместо этого они слоняются от кухни в амбаре до курилки и обратно, туда и обратно, туда и обратно.
 
Ясно, что каждый из них хотел бы сейчас быть дома. Однако на родине зарплаты так малы, что в Финляндии стоит поработать хотя бы две недели.
 
Работающий на скорой помощи в своем родном селе в Ровненской области Роман Новак, ему 23 года, например, рассказывает, что зарабатывает 80 евро в месяц. Месяц работы в Финляндии означает полугодовую зарплату, 
подсчитывает отец годовалого ребенка. Как и остальные, он использует на это свой летний отпуск.
 
Для Новака это уже четвертое лето в Финляндии. Каждый год число украинцев растет.
 
«Нас сейчас больше, так как мы более старательные, чем русские», — объявляет Новак и все остальные смеются.
 
«Но, слышь, не пиши так, — спохватывается он. — Если русские услышат, то в следующем году они меня не пропустят через границу и придется добираться сюда через Польшу».
 
Это шутка. По крайней мере, наполовину.
 
Подошедшую Евгению Гнедаш — о которой уже упоминалось — это не смешит, но в остальном в отношениях между русскими и украинцами нет напряжения. Гнедаш тоже садится рядом с молодыми украинками.
 
Вскоре из кухонной двери выглядывает ее мать Тамара Гнедаш, которую украинцы весело приветствуют. «Хорошая хозяйка», — хвалят они. Похоже, что работающая уже девятое лето на ферме пенсионерка по-матерински относится ко всем.
 
Вообще кажется, что запутанные отношения между двумя странами оставлены за границей Финляндии. Все одновременно рассаживаются в кухне. Но на ночлег все же устраиваются рядом с соотечественниками.
 
Однако иногда первое впечатление может оказаться ошибочным.
 
Сначала может показаться, что украинский кризис не виден и не слышен, но он присутствует. Пока другие разговаривают, две украинки уединяются с ноутбуком. Учительница Людмила Никулина, 31, и управляющая магазином женской одежды Людмила Сарнавская, 38, шепчутся и выглядят озабоченно. Новости с Украины.
 
Объявленное президентом Петро Порошенко накануне Иванова дня перемирие окончилось прошлым вечером, и опять начались бои на территории Донецка и Луганска. С наступлением темноты они разгорятся еще сильнее, будут погибать мирные жители.
 
Обе женщины получили известия от своих друзей через социальную сеть «Одноклассники». Живущая в Овруче Сарнавская только что получила хорошее известие о своем брате. Брат работает на военной базе совсем на границе с Крымом, и от него много дней не было никаких вестей. И вот, наконец, все в порядке.
 
Несмотря на то, что брат в армии, Сарнавская считает, что хорошо, что перемирие закончилось.
 
«Теперь Украина может защищаться, а не только принимать удары», — говорит она, имея в виду поддерживаемых Россией сепаратистов, которые постоянно нарушают перемирие.
 
«Россия убила уже столько украинцев», — вздыхает рядом Никулина.
 
Вокруг Никулиной и Сарнавской наступает тишина. Похоже, что все слушают. И Новак больше не шутит, а задумчиво глядит на дождь.
 
Сидящая на соседних дворовых качелях Евгения Гнедаш искоса смотрит на Никулину и Сарнавскую. Почти все время улыбавшаяся Гнедаш сейчас выглядит рассерженной. Как будто она хочет что-то сказать.
 
Если задуматься, то силы неравны, так как Гнедаш — единственная русская среди украинцев. Если начинать разговор о ситуации в Украине, было бы для всех лучше, если бы представителей сторон было поровну.
 
Настало время собрать людей и поговорить.
 
На столе, застеленном клеенкой с нарисованной на ней клубникой, возвышается стопка тонких-тонких блинов. Тамара Гнедаш напекла их для всех, и это как никогда кстати.
 
«Финны обычно раскладывают блины по одному на каждую тарелку. Это забавно. Мы всегда их складываем стопкой», — рассуждает она, приглашая всех за стол.
 
«Кушайте, кушайте!»
 
В кухне присутствуют все сборщики за исключением трех девочек-подростков из Питера. Девочки прибыли только вчера вечером и бегают где-то на природе. Наверное, так и лучше. Будем беседовать без них, они же еще так молоды.
 
Как продвигается работа на клубничных грядках? Есть ли напряжение из-за событий на Украине?
 
Сначала все улыбаются и ловят взгляды других. Потом начинают убеждать, как хорошо они ладят друг с другом. Но иногда бывают и трудности, признаются сборщики.
 
На самом деле они начали принимать меры для того, чтобы все было хорошо, еще весной. Многие сборщики были знакомы с предыдущих лет, поэтому тема обсуждалась в социальных сетях. Сестра Евгении Гнедаш, которая прошлым летом подружилась с украинской четой по фамилии Мельник, даже побывала у них, чтобы прозондировать ситуацию.
 
Сначала были разногласия. В один вечер сборщики, первыми прибывшие на клубничную ферму, смотрели новости по российскому Первому каналу. Когда начали предавать новости об украинском кризисе, атмосфера в кухне стала напряженной. «Мы заметили, что расходимся во мнениях. Мы попробовали обсуждать вопрос вместе, но разногласия никак не уменьшились», — объясняет Евгения Гнедаш.
 
Поэтому пришлось заключить клубничный мир Пюхтяя.
 
Его первое условие заключается в том, что когда все присутствуют, то политические разговоры не ведутся. Разумеется, ситуацию в Украине можно анализировать, но не повышая голос и среди своих.
 
«Никто из нас не виноват в том, что происходит. Так как мы не можем повлиять на ситуацию, лучше ее не обсуждать», — говорит Людмила Сарнавская.
 
«Мы все хорошие люди, а между хорошими людьми не может быть конфликтов», — добавляет Лена из Питера.
 
Также договорено, что если по русскому телевидению показывают какие угодно новости или программы про Украину, то следует переключить канал. Если кто-то, несмотря на это, поднимет острые темы, другие должны повернуть разговор в другую сторону. Например, можно говорить о клубнике или о погоде.
 
Это касается и журналиста, который, даже услышав про условия заключенного мира, пробует палочкой лед. Но фронт держится, и все отказываются отвечать на вопросы о речах Путина, ситуации в Восточной Украине и присоединении Крыма.
 
«Послушай, сейчас лучше говорить о чем-нибудь другом, например, о дожде», — прерывает возящаяся у плиты Тамара Гнедаш, и все поддерживают ее.
 
И разговор направляется в другое русло. Похоже, что четвертым условием мира является то, что и новоприбывшие должны тоже соблюдать условия договора.
 
То, как две линии фронта становятся по необходимости одной, достойно уважения. Грустно осознавать, как все-таки далеко друг от друга находятся эти люди. Обе Людмилы, Никулина и Сарнавская, и Евгения Гнедаш, например.
 
После блинов Никулина и Сарнавская хотят напрямую выразить мнение украинцев. Они считают, что Россия все время вмешивалась в дела Украины. В неуправляемости ситуации они обвиняют Путина и свергнутого президента Украины Виктора Януковича.
 
Согласно этому мнению, коррумпированный Янукович поставил Украину на грань банкротства. Вдобавок он заключил с Путиным договор, связанный с поставками газа по сниженным ценам и обещаниями субсидий, не прислушавшись к мнению народа.
 
Вообще Никулина и Сарнавская верят в то, что весь украинский конфликт был спланирован заранее. Они считают, что доказательством этого является то, как быстро обострилась ситуация в Крыму и в Восточной Украине. «Есть другие объяснения?» — спрашивает Сарнавская.
 
«Украина не пыталась ничего ни от кого отнять. Как мы можем простить России после всех этих ненужных смертей? Единственный выход заключается в том, чтобы Россия перестала вмешиваться», — серьезно утверждает она.
 
Представляющая мнение русских сборщиков Евгения Гнедаш видит дело в другом свете.
 
«Вообще в России считают, что украинцы не получают о ситуации правильной информации», — говорит она.
 
В качестве примера она приводит народное голосование в Крыму. Она рассказывает, что видела по российскому телевидению, как крымчане, улыбаясь, шли к местам голосования, размахивая российскими флагами.
 
Позже ее украинский знакомый разместил в социальной сети «ВКонтакте» ссылку на ролик украинских новостей, в котором показывалось, как людей гнали на участки голосования, угрожая оружием. В другом ролике говорилось о том, что крымчане перед голосованием сбегали на материк.
 
«Российское телевидение показывает одно, украинское — другое, интернет — третье. Идет информационная война, людей дезинформируют», — говорит Гнедаш.
 
«Люди не виноваты, если средства массовой информации дают им искривленные сведения».
 
Гнедаш знает, что ее правда не является единой для всех. Ее бабушка и тетя, живущие в Киеве, рассказывают, что они не видят там того, что Гнедаш видит в российских новостях.
 
«Я не верю в то, что они рассказывают, но не опровергаю их сведения, так как понимаю, что они основываются на провокации», — говорит она.
 
Потом она начинает плакать. Гнедаш вытирает слезы о рукав толстовки церковной общины Котка и как-то не знает, что сказать. Все так запутано. Гнедаш даже задумывалась о том, может ли она сама ошибаться. Что если выяснится, что именно она является тем, кого дезинформировали? Кто по-настоящему знает, где правда?
 
Самое грустное заключается в том, что братские народы повернулись друг против друга.
 
«Кто-то там за кулисами пытается проводить такую игру, при которой братские народы расшибают друг другу лбы», — вздыхает молодая женщина.
 
«Кто-то».
 
Наконец дождь на минутку прекратился. Горизонт все же настолько сер, что следующий ливень должен быть не за горами.
 
Сборщики по-прежнему разглядывают двор, который покрылся грязной жижей. Некоторые из них ходят из кухни в курилку, туда и обратно, туда и обратно.
 
Пока русская Евгения Гнедаш идет по двору к другим, она опять начинает плакать. Украинки Людмила Никулина и Людмила Сарнавская бросаются к ней. Они похлопывают ее сначала по плечу, а потом заключают в объятия. Мягкий флис обнимает ее со всех сторон.
 
Так хорошо. Сауна уже топится. А завтра будем опять собирать клубнику.
 
 
Источник: inosmi.ru