Традиции выращивания риса или пшеницы повлияли на поведение даже потомственных горожан, выяснили ученые

 

Глубоко укоренившиеся культурные различия в повседневном поведении между выходцами из северного и южного Китая всплывают, когда китайцы отдыхают, потягивая кофе в Starbucks.

В зависимости от того как сидят китайцы в кафе или перемещают стулья, блокирующие проходы, можно определить их «сельскохозяйственные корни» - были ли их предки рисовые земледельцы на юге Китая или занимались выращиванием пшеницы в северном Китае.

Целых 9 000 лет тесного соседства семей, которые вместе культивировали рисовые поля в южном Китае, поощряло у людей постоянную ориентацию на других. Среди китайцев-южан и сегодня социальная взаимозависимость и взаимопомощь остаются культурными ценностями региона, говорит психолог Томас Талхельм, проводивший оригинальное исследование поведения китайских жителей в кафе Starbucks.

Проводя время в кафе, жители среднего класса на юге Китая, которые сами никогда не выращивали рис, часто сидят в компании и ведут себя очень культурно. Если на их пути поставить заранее стулья, блокирующие проход, они постараются аккуратно протиснуться между ними.

китаец

В северных городах Китая люди чаще всего сидят в одиночестве, а если стулья мешают проходу, то запростно могут отпинуть их в сторону.

Ученые связывают эти поведенческие особенности с длительной историей индивидуального выращивания пшеницы и проса на севере страны.

«Различные сельскохозяйственные практики наделили северных и южных китайцев отличительными особенностями социального поведения, даже среди людей, которые оставили фермерство позади», - говорит Талхельм из Университета Чикагской школы бизнеса Бута.

Потомственное чувство взаимозависимости среди жителей южных китайских городов, включая Гонконг, бросает вызов идее, что расширение города неизбежно приводит к индивидуалистическому, вестернизированному мировоззрению, добавляет он.

Группа Талхельма изучил поведение 9 000 человек в 256 Starbucks и других кафе в шести китайских городах - Пекине и Шэньяне на севере, и в Шанхае, Гуанчжоу, Нанкине и Гонконге на юге.

В будние дни около 30-35 процентов людей, проживающих в северных районах (где их предки выращивали пшеницу), сидели за столиками в одиночестве. У южан одиночки составляли не более 25 процентов.

Во втором эксперименте члены команды Талхельма тайно подталкивали стулья друг к другу, чтобы заблокировать проходы в общей сложности в 29 Starbucks в обоих регионах. Затем команда наблюдала, как 678 человек перемещались по этим «ловушкам из стульев».

Люди в самоценной культуре часто пытаются изменить ситуацию в свою пользу, тогда как люди в ориентированной на других культуре обычно меняются в соответствии с ситуацией. В соответствии с этой моделью, только около 6 процентов китайцев-южан переместили стулья в сторону, а не протискивались между ними, против примерно 16 процентов северян, которые бесцеремонно убирали препятствия на своем пути. Самое низкое «передвижение стула» - около 2 процентов — было зафиксировано в южном городе Шанхае.

(Источник: www.sciencenews.org. Фото: T. TALHELM, RICHARD AMMERMAN ).