Интервью с Владимиром Подобедовым для журнала "Агромир XXI"

 

В последнее время такая малопопулярная в России и в мире сельскохозяйственная культура как топинамбур постепенно занимает все больше внимания как у аграриев, так и у потребителей. В ближайшие годы может начаться массовое освоение продуктов питания из топинамбура, если программа инновационного развития этого рынка будет поддержана государством.

Мы задали несколько вопросов Владимиру Ивановичу Подобедову, ученому-селекционеру по топинамбуру, старшему научному сотруднику Всероссийского научно-исследовательского института (ВНИИ) картофельного хозяйства им. А.И. Лорха. 

 

- Скажите пожалуйста, топинамбур используют для защиты от почвенной эрозии?

– Да, топинамбур применяется как кулисная культура, как ветрозащитная и эрозийная культура. У нас есть сорта (например, «Егерский»), клубни которых по столонам распространяются на 1,5 метра от центра. Корневая система топинамбура, в отличие от картофеля, во время засухи может уходить в глубину на полтора метра. В 2010 году, когда пострадала от засухи кукуруза без полива, топинамбур выстоял за счет особенностей своей корневой системы. Зелень снаружи засохла, а весной наросли клубни наросли. Когда мы их рассадили, растения выросли такими, какие были. Топинамбур засухоустойчив, но в поливе все же нуждаются.

 

 – Но степную эрозию топинамбуром все же не укрепить? К примеру, если его посадить в Астраханской области, где барханы наступают на город?

Надо пробовать, потому что мы его рекомендуем как кулисную культуру. Стебель топинамбура жесткий, но хрупкий: если случится ураган, то может поломать стебли. Вырвать стебли ветер тоже может, причем вместе с гнездом, потому что у топинамбура большая парусность, большое сопротивление ветру из-за широкой поверхности листьев.

А вообще в качестве кулисной культуры топинамбур хорош. У нас есть публикация на эту тему: мы проводили посадку топинамбура как кулису для картофеля. Эффект оказался неожиданным: благодаря топинамбуру поражение картофеля колорадским жуком было гораздо меньше - то есть, запах топинамбура отпугивает вредителей. А когда мы специально сажали колорадского жука на топинамбур и говорили – кушай! Он не хотел, не по зубам: настолько волосистая поверхность листьев. Потом, эти теплолюбивые культуры, - тыквы, огурцы. Если между ними посадить топинамбур, то плети будут виться прямо по его стеблю.

 

– Где занимаются селекцией топинамбура?

У нас в институте (ВНИИ картофельного хозяйства им. А.И. Лорха – прим.ред.). Я занимался сначала спонтанно, в с 2003 года занимаюсь целенаправленно. Сейчас уже выведены сорта для районирования в Белоруссии. Мы заложили опытные посадки в белорусском Институте Радиологии, на зараженной территории, чтобы определить, можно ли есть их клубни. Вывод такой, что можно. Если есть 100-300 грамм клубней топинамбура 2-3 раза в неделю, то уровень радиоактивности будет естественным. Сейчас наш институт получит патенты на два сорта (три года, с 2009 по 2011, проходили испытания в Белоруссии): Сиреник и Десертный.  В России сейчас идут сортоиспытания в семи областях. Среди них - Костромская, Кировская, Ульяновская, Ярославская.

В Переславле-Залесском есть завод по производству биогумуса. Когда мы подкормили им посадки топинамбура, то получили очень хорошую прибавку урожая в тридцать-пятьдесят процентов. Некоторые сорта, выкопанные весной, по сравнению с осенним выкапыванием, дают прибавку около 150% клубней.

Интересно, что у стеблей поздних сортов топинамбура (Егерский, французский сорт Виолетта),  очень вкусный сок – такой фруктовый. Сок получают по специальной технологии – стебли срезают, выжимают, жидкость концентрируют и получают фруктозо-глюкозный сироп.

Из стеблей топинамбура делают и биотопливо, биоэтанол. С биотопливом была история, когда в Америке при Буше уничтожили все посадки топинамбура: тогда «кукурузное» лобби не захотело, чтобы внимание переключалосьс кукурузы на топинамбур. По этой причине все власти у нас говорят о чем угодно: о пшенице, картофеле, о сахарной свекле, но не о топинамбуре. И это не зря, потому что и у нас лобби сильно развито. Поэтому биотопливо из топинамбура можно делать у себя в хозяйстве, для своих нужд, не афишируя.

В Европе уже добавляют биотопливо к бензину. Немцы возмущаются: мол, не будем портить двигатели автомобилей! Но на самом деле, это организованная кампания. Дмитрий Медведев год назад ездил в Бразилию, где ему дали семь колбочек с биотопливом, произведенным из самых разных растений. Но биотоплива из топинамбура ему никто не дал, и он о нём не знает. Сейчас мы  вышли уже на Зубкова с программой финансирования российско-белорусского проекта производства биотоплива из топинамбура.

 

– Как топинамбур относится к бедным почвам?

На бедной почве и топинамбур будет бедным. В нашем институте легкие песчаные почвы, и из-за дороговизны удобрений мы не применяем ничего, только оздоравливаем почву сидератами после картофеля, чтобы вирусов не было. Сейчас есть очень эффективные опыты в Белгородской области. Губернатор, Евгений Савченко, – очень прогрессивный губернатор, и он уже много лет назад издал указ о том, чтобы в каждом районе области были фабрики по производству биогумуса из животных и растительных отходов. На фабриках эти отходы перерабатывают специальной породой компостных червей, которые называются «Старатель». Они перерабатывают, например, свиной навоз – в том числе, все яйца гельминтов, глистов, – и получается чистая органика, 100% гумус. Компостные черви перерабатывают все сорняки. Пропускают через свой кишечник все, что можно. Производство биогумуса – очень ценное направление.

Биогумус может быть в твердой форме (сыпучий), или в форме водной вытяжки. Например, в магазины «Ашан» поставляют из Переславля-Залесского как раз водную вытяжку биогумуса, «Чудо-жидкость». На биогумус все растения реагируют очень положительно. Его можно вносить индивидуально под каждое растение специальными сажалками. Получается, растению «некуда бежать» за минеральным питанием. Тому же топинамбуру незачем раскидывать корневую систему на 70 см, если все питательные вещества собраны в одной локации, - и образуется плотное гнездо. Это облегчает работу сельскохозяйственных машин, тех же копалок, и в результате идет больший процент уборки урожая.

 

 Для топинамбура нужны какие-то особые условия хранения?

– Этот вопрос не разработан. В тридцатых годах топинамбур хранили в буртах. Мы до сих пор говорим, что надо держать его в почве. Но в почве топинамбур можно держать после замерзания, а в южных районах это бессмысленно, потому что клубни после уборки немножко отдохнут, ноябрь-декабрь, и могут начать прорастать прямо в месте хранения. Поэтому в хранилищах нужна температура не +2°С, +5°С, как для картофеля, а -1°С. В этом вся суть.

Сейчас в процедуре хранения используют различные достижения науки и техники, например, регулируемую газовую среду (уменьшение в воздухе, подаваемом в хранилище,  содержания кислорода, увеличение содержания углекислого и нейтральных газов). Создают различные полимерные пленки на поверхности хранимых яблок, апельсинов, слив, того же топинамбура. В Подольске есть предприятие, производящее суперактивированную воду, которая обладает бактерицидными свойствами. Ей обрабатывают хранилище, тары и сам продукт. Это всё безвредно, после процедуры отмывать ни от чего не нужно. В Кирове ученые Технического университета разработали съедобную полимерную пленку, которая покрывает мешки или ящики с картофелем или топинабуром, – и благодаря ей продукт может храниться от трех до шести месяцев. То есть, вопрос хранения разрабатывается, но частных вложений частных никто пока не делает из-за малых объемов хранения и отсутствия многотоннажной переработки. Когда начнется многотоннажная переработка, можно будет потратиться и на хранение.

 

– Что нужно, чтобы запустить массовую переработку топинамбура?

– Нужно, чтобы этим занимались крупные холдинги. Сейчас мы над этой проблемой работаем. Есть наметки. Возможно, будет холдинг в Тверской области. Есть некоторое шевеление в этом смысле в Чебоксарах (Чувашия). Они выкупили большой советский завод по чипсам, потом делали там грибы. У них как раз есть возможности комплексной переработки до 40 тыс. тонн в сезон, и в ближайшее время они займутся топинамбуром. Брянскому холдингу китайцы предлагали оборудование на этот объем, но пока не получилось. Волгоградская область уже вырабатывает астролин (активную форму инулина).

То есть, кое-что прорезается. Пока нет, к сожалению, статистических оценок: никто не считает, сколько в стране посажено гектар, 5 или 50. Оценивать можем только мы сами, с помощью знакомых фермеров.

В Костроме уже проводили силосование. Коровы силос из топинамбура хорошо поедают, есть прибавка надоев. Там даже хотели выпускать бренд: «Молоко от коров, которые едят топинамбур»! Свиноводства пока не касались, но первое назначение топинамбура – кормовое растение. У меня была коллекция новых сортов топинамбура, пять гектаров под Минском. И в 2009 году случилось так, что тысяча голов свиней съела эти пять гектаров за неделю. Мне говорят: «Международный скандал! Приезжай, что хочешь, делай!» А что я хочу делать? Убивать свиней, что ли? Я разогнал их палкой, и собрал несколько сортов, чтобы отдать на сортоиспытание. Это как раз были сорта Сиреник (красного цвета) и Десертный (белый). Десертным он назван за счет того, что в его клубнях уже с осени много фруктозы и глюкозы, а инулина меньше.

Вообще, в процессе хранения, в поле или в хранилище, кривая содержания инулина в клубнях топинамбура падает, а кривая сахаров возрастает. Все это надо улавливать, - в каком месяце большее содержание инулина, в каком месяце – фруктозы. А это – лабораторные исследования, деньги: лаборанты бесплатно не работают. Многие вопросы неотработанны. Нет химического анализа, как нет в стране и лаборатории для тестирования, куда бы мы все сдавали материалы топинамбура на анализ. Кое-где по доброте душевной нам делают эти исследования. То птицеводы, то лесоводы.

 

Беседу вела Людмила Старостина

 

 
СПРАВКА. Подобедов Владимир Иванович, родился в г. Туринск Свердловской области. В 1966 году закончил Нижнетагильский государственный педагогический институт по специальности «Химик-биолог». С 1978 по 1984 год работал в Уральском Ботаническом саду, в 1984—89 годах заведовал «Уральским садом лечебных культур» в Екатеринбурге, с 1996 по 1999 год работал в подмосковном НИИ селекции и семеноводства. Академик РАЕН, научный сотрудник ВНИИ картофельного хозяйства им. А.И. Лорха, селекционер, куратор программы Союзного государства по топинамбуру, куратор программы “Создание садов здоровья”, автор новых сортов топинамбура “Сиреник” и “Десертный”.