Два гигантских проекта строительства гидроэлектростанций посеяли раскол среди пяти постсоветских государств региона

Россия же предпочитает держаться в тени и разжигать напряженность, пишет Ариэль Тедрель (Arielle Thedrel)в Le Figaro (Франция), на которую ссылается www.inosmi.ru.

Этой зимой в Бишкеке стоят морозы — минус 24 градуса. И поскольку соседний Казахстан сократил объемы поставок газа, некоторые районы киргизской столицы остались без отопления. Жителям расположенной неподалеку столицы Таджикистана Душанбе тоже грозят подобные проблемы: 25 декабря Узбекистан пригрозил (в очередной раз) остановить поставки голубого топлива.

Последние несколько лет в Средней Азии развернулась странная война, которую подогревает Россия, до сих пор ностальгирующая по имперским временам. Киргизстан и Таджикистан выступают против Узбекистана, который стремится заручиться поддержкой двух региональных тяжеловесов и крупных поставщиков углеводородов, Казахстана и Туркменистана. Средняя Азия обладает огромными энергоресурсами, однако распределены они неравномерно. После распада СССР, который установил общее пользование этими богатствами, пять стран региона отбросили в сторону все принципы солидарности. И это тем прискорбнее, что унаследованная с советских времен промышленная инфраструктура на данный момент уже устарела и стала чрезмерно энергоемкой.

Киргизстан и Таджикистан — самые бедные государства во всей Средней Азии. У них нет ни газа, ни нефти, однако в их горах скрывается не менее опасное оружие — вода, которой так не хватает трем большим соседям, лежащим ниже по течению двух главных среднеазиатских рек — Амударьи и Сырдарьи. Бишкек намеревается возвести на реке Нарын две гигантских гидроэлектростанции, Кабарата-1 (1900 мегаватт) и Камбарата-2 (300 мегаватт). Эти ГЭС могут не только обеспечить энергетическую независимость страны, но и создать излишек электроэнергии, который вполне может пойти на экспорт.

Проект фараоновских масштабов на реке Вахш

В Таджикистане, который также может похвастаться немалыми водными ресурсами, сейчас производится всего 4000 мегаватт в год, однако правительство возлагает большие надежды на гидроэлектростанции. Душанбе делает ставку на колоссальный проект советской эпохи, который был заброшен во время опустошившей страну в начале 1990-х годов гражданской войны, однако недавно он получил второе дыхание. Речь идет о Рогунской ГЭС на реке Вахш. Если она будет завершена, то по праву станет крупнейшей в мире (335 метров). Тем не менее, проект стоит огромных денег (более миллиардов долларов) и представляет собой большую опасность для окружающей среды, поскольку в Таджикистане регулярно происходят землетрясения.

Новая «большая игра»

Крупные проекты в Киргизстане (он держит в своих руках 70% водоснабжения Узбекистана) и Таджикистане могут привести к катастрофическим последствиям для узбекской хлопковой промышленности. Кроме того, они могут ослабить позиции Ташкента в новой «большой игре», которая сейчас разворачивается в среднеазиатском регионе. За последние несколько лет Узбекистан не раз пытался оказать давление на соседей. В частности, это проявилось в регулярных остановках поставок газа, блокаде перевозящих товары автомобилей и прочих мелких дрязгах. В случае запуска Рогунской ГЭС узбекские власти могут, по их оценкам, терять до 600 млн долл. в год. В сентябре всегда отличавшийся немалой жесткостью президент Узбекистана Ислам Каримов открыто заявил об опасности водной «войны».

В Средней Азии, как и во многих других регионах, вода всегда занимала видное место в геополитике. Соперничество местных игроков играет на руку Владимиру Путину, который неизменно подпитывает его, чтобы укрепить свое господство в регионе, где все активнее действуют другие политические силы: Китай, США и Европа.

Узбекистан, который заявил о намерении выйти из Организации договора о коллективной безопасности (что-то вроде российского НАТО), пользуется не лучшей репутацией в Кремле. В то же время киргизский режим Алмазбека Атамбаева поддерживает прекрасные отношения с Россией, которая в сентябре списала киргизские долги (почти 400 мн евро) и выделила кредит на 1,3 млн на строительство двух гидроэлектростанций в обмен на сохранение российской военной базы «Кант». Президент Таджикистана Эмомали Рахмон, который также стремится заполучить поддержку Кремля, подписал в октябре вместе с Владимиром Путиным соглашение о продлении срока аренды российской военной базы до 2042 года.

Публикуя этот материал, мы думаем, что посетителям сайта будет интересен взгляд Запада и, в том числе Франции, на политику России в Средней Азии. То, что этот взгляд несет в себе пережитки «холодной войны», вполне очевидно.