Отразятся ли на посевной кампании в Сибирском регионе проблемы со сбытом зерна прошлогоднего урожая

 

В регионах Сибири началась посевная кампания. О том, что волнует аграриев, рассказывает в своем материале автор «Российской Газеты» Сергей Зюзин.

Неопределенность и тревога - эти настроения одолевают сейчас многих растениеводов. Обрушение цен на зерно прошлой осенью привело к снижению прибыли сельхозорганизаций по итогам года на 24 процента. Какие культуры и в каких объемах сеять? Сколько еще держать непроданное зерно? Чем пожертвовать, чтобы провести полноценную посевную? А может, вообще сократить посевные площади, оставив часть пашни под парами? Вот, пожалуй, главные вопросы повестки дня.

На прошлой неделе были обнародованы результаты третьего ежегодного Индекса развития сельхозтоваропроизводителей России. Исследование основано на результатах опроса, проведенного ВЦИОМ в марте этого года. В нем приняли участие руководители ведущих агрофирм и фермерских хозяйств из 21 российского региона, в том числе представляющих юг Западной Сибири.

- Результаты показали, что динамика развития аграрного сектора перешла из стадии роста в стабилизационную фазу. Определяющими факторами становятся конкурентоспособность и снижение издержек производства, - прокомментировал итоги опроса Антон Пушкарев, руководитель по коммуникациям компании «Сингента», специализирующейся в России на производстве семян и средств защиты растений. - В целом у производителей оптимизм относительно цен на аграрном рынке снижается.

Сократилась и доля тех, кто рассчитывает на увеличение доходов от реализации урожая в этом сезоне. Если в 2017 году доход надеялось увеличить 86 процентов хозяйств, то в нынешнем таковых оказалось всего 67. Зато ощутимо вырос процент тех, кто рассчитывает сохранить доход на прежнем уровне (23 процента в сравнении с 15 в прошлом году). По нынешним сложным для сельского хозяйства временам уже это будет достижением.

Один из тех, кто намерен продолжать развиваться, - директор ООО «Майское» Косихинского района Алтайского края Виктор Траутвейн. В мае этого года в его хозяйстве будет открыт зерноперерабатывающий завод, а пока он пущен в тестовом режиме.

- Бывали времена и похуже. Правда, тогда солярка стоила двенадцать рублей за килограмм, а не сорок, как сейчас. Мы закупаем ее оптом, но цена все равно кусается - 38 рублей минимум. Но я сохраняю оптимизм: накануне посевной земля и хорошие семена в хозяйстве подготовлены, техника в порядке. Да, закупочные цены на зерно пока возмутительно низкие, но крестьяне всегда говорили: «Хоть плачь, хоть умирай, а жито сей». Если я не буду сеять, то надежд на лучшие времена и вовсе не останется. Я думаю, ситуация с ценами выправится. На гречиху они стали чуть-чуть подниматься. Покупатели уже спрашивают про пшеницу, особенно озимую, - говорит заслуженный фермер России.

Однако Виктор Траутвейн сегодня, скорее, исключение из правил. Это подтверждает другой аспект опроса, касающийся кредитов и инвестиций. Впервые за три года доступность кредитов, по мнению участников опроса, выросла. Если в 2016-м и 2017 году ими пользовался 71 процент респондентов, то в 2018-м - 76. Тем не менее на фоне доступности кредитов существенно сократился слой аграриев, планирующих увеличить инвестиции в основной и оборотный капиталы. В том же, что касается внедрения новых методов и технологий, ситуация остается стабильной.

Применять новации в защите сельхозкультур, внесении удобрений и селекции собирается половина хозяйств.

 - Признаки торможения, которые были заметны еще в прошлом году, начинают проявляться повсеместно, - отмечает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. - Эффект от девальвации рубля и политики импортозамещения практически сошел на нет. В нынешний период основным фактором для поддержания роста определенно должен стать курс на расширение экспортного потенциала. От того, удастся ли это сделать российским аграриям, будет зависеть, перейдем мы к новому росту или нас ждет фаза стагнации. Второй важной особенностью наступающего периода может стать усиление нестабильности на мировых аграрно-продовольственных рынках и, соответственно, резкие ценовые скачки извне. Если откровенно, я не понимаю политику алтайских аграриев относительно посевных площадей в новом аграрном сезоне. В прошлом году под гречиху было отдано 750 тысяч гектаров, в этом планируется сокращение всего на тридцать тысяч гектаров. Выскажу нашу общую точку зрения с Владимиром Петриченко - авторитетным экспертом в области зерновых и масличных культур. В крае в конце этого аграрного сезона останутся колоссальные запасы гречихи, которыми можно еще полсезона спокойно кормить всю Россию, либо, чтобы от них избавиться, - набивать, как в Японии, матрасы и подушки. Конечно, нужно проверить, есть ли на самом деле на Алтае такие запасы (может, это колоссальная мистификация). Но, скорее всего, они действительно имеются. В регионе пора определиться с приоритетами: если хотите получать большие урожаи, то будьте готовы к низким и сверхнизким закупочным ценам, и не только на гречиху. Спасет ли положение строительство в крае завода по глубокой переработке зерна? Сложно сказать. Многие рынки, связанные с глубокой переработкой, уже насыщены. А прибыль от продажи продукции, которую будет выпускать завод, в значительной мере зависит от реализации большого количества побочных продуктов. Здесь налаживание сбыта и маркетинга будет намного важнее и сложнее, чем поиски инвестиций для строительства завода.


В 2018 году в Алтайском крае планируют, как и в прошлом году, засеять 5,4 миллиона гектаров пашни. По словам регионального министра сельского хозяйства Александра Лукьянова, алтайские аграрные предприятия-экспортеры рассчитывают получить из средств федерального бюджета 119 миллионов рублей компенсации на транспортировку своей продукции в Китай. В прошлом году аграрии вывезли за рубеж сельхозпродукции на 316 миллионов рублей, а транспортная субсидия составила 25 миллионов.

(Источник: rg.ru. Автор: Сергей Зюзин).