Импортозамещение происходит не по причине господдержки, а по вполне экономическим мотивам, в первую очередь - из-за ослабления курса рубля, считает инвестиционный аналитик "Финама" в Казани 

 

«Последние два года со страниц СМИ и экранов телевизоров практически не сходят заявления властей о необходимости „активизации процесса импортозамещения“. Сообщается, что приоритетной задачей на фоне ослабления национальной валюты и снижения цен на сырье стало развитие несырьевых экспортоориентированных отраслей, в том числе — пищевой и легкой промышленности.

Для этого якобы есть все необходимые предпосылки как в России, так и в Татарстане. Например, сообщается, что республика может похвастаться удачным расположением и недорогой логистикой, дешевой и при этом хорошо образованной рабочей силой и большой емкостью местного рынка.

Но действительно ли импортозамещение в стране в целом и в Татарстане в частности идет полным ходом? Что способствует этому процессу и нужно ли стимулировать его, что называется, „без оглядки“ — по всем отраслям без разбору?

На мой взгляд, полтора года назад импортозамещение было инициировано не правительством или политическими лидерами в рамках санкционного процесса, а российским Центробанком — в рамках перехода к плавающему курсу рубля на фоне снижения цен на нефть.

Благодаря ослаблению рубля отечественная продукция получила существенное ценовое преимущество на местном и глобальном рынке. Запрет на импорт лишь немного ускорил данный тренд.

В отдельных отраслях импортозамещение проявилось особо ярко. Например, производство мяса птицы в прошлом году в целом по России выросло на 9,6%. В Татарстане этот сегмент прибавил еще больше — 10,1%.

Более того, слабый рубль улучшил структуру экспорта: если в 2014 г. в России на продовольственные товары и сельхозсырье в денежном выражении приходилось около 3,8%, то по итогам 2015 г. доля этого сегмента возросла до 4,7%. В текущем году тенденция импортозамещения в сельском хозяйстве может получить продолжение.

В Татарстане дополнительный положительный эффект накладывает региональная программа сертификации сельхозпродукции. Чиновники планируют создать добровольную систему сертификации сельскохозяйственной продукции и присваивать продуктам питания бренд „Национальная торговая марка Республики Татарстан“. Его будут получать продукты повышенного качества, а также соответствующие требованиям по преобладанию доли отечественных ингредиентов.

Дело в том, что на фоне снижения конкуренции на отечественном рынке из-за продовольственного эмбарго и ослабления рубля, наблюдается и снижение качества продукции на прилавках. Ведь отечественные производители получили возможность увеличить норму прибыли и нарастить долю рынка, практически не вкладываясь в улучшение качества продукции и разработку новых товаров. В подобных условиях потребители внимательнее следят за покупаемыми брендами и маркировкой на упаковке.

Если организация, производящая сертификацию, не дискредитирует себя маркировкой низкокачественной продукции, то можно предположить, что начинание будет иметь успех. Более того, я думаю, что маркировка не приведет к росту цен из-за расходов на добровольную сертификацию и продвижения в сетях. Дополнительные расходы производителей будут компенсированы ростом объема продаж и скорости оборачиваемости запасов. Аналогичные идеи сейчас продвигаются в ряде регионов. Подобные программы действительно несколько ускорят процесс импортозамещения в сельском хозяйстве, а экономики регионов благодаря им несколько замедлят падение розничного товарооборота.

Однако в целом по экономике эффект от санкций (и, само собой, снижения цен на нефть), скорее, был негативным и развитие одного или даже нескольких сегментов не смогло компенсировать экономический спад. Согласно недавним оценкам Росстата, в РФ за 2015 год промпроизводство сократилось на 3,4% (год к году), а инвестиции в основной капитал с коррекцией на инфляцию упали на значительные 8,4%.

В целом же, в большинстве отраслей России не требуется и никогда не требовалось импортозамещение. В рамках мирового разделения труда производство ряда сложнокомпонентных товаров и ряда услуг нерентабельно или даже вовсе невозможно. Например, нельзя „заместить“ курорты Египта или Турции, поскольку в России в принципе нет зимних курортов. Также невозможно заместить производство большинства электронных компонентов, ПО и т. п., т. к. российская экономика очень мала в сопоставлении с глобальной и у нее на это просто не хватит ресурсов».

Источник: http://kazan.dk.ru/