Рост латифундий предложено ограничить 

 

В этот день (по старому стилю - 9 ноября 1906 года) указом императора Николая II каждый крестьянин получил право выйти из общины со своей земельной долей. Из накрепко привязанного к общине человека он превращался в "персону". Этим успело воспользоваться более четверти общинников. За Урал переселились 4 миллиона человек, бесплатно получив подготовленные участки общей площадью 33 миллиона га (!) земли.

Реформу остановила война и перечеркнула революция. Ее идеи "ожили" через 70 лет и были использованы при проведении "ельцинской" реформы. "РГ" опросила участников преобразований 90-х и выяснила, что в итоге удалось сделать.

"Когда разрабатывалась реформа 90-х годов, мы все время оглядывались на опыт Столыпина и даже освобождения крестьян в 1861 году, - рассказывает директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда. - Как и тогда, например, предстояло решить, как "освобождать" крестьян - с землей или без нее. Если с землей, то в каком размере? За плату? При этом шанс давался всем, но, как и в столыпинской реформе, ясно было, что воспользоваться ее возможностями смогут активные и инициативные люди".

Из-за преобладания краткосрочной аренды множество районов целиком скуплены крупными агрохолдингами
В начале XX века концентрация крестьянской земли в одних руках в пределах уезда была жестко ограничена. "Нам не удалось отстоять позицию о необходимости верхней планки концентрации земли, - говорит один из идеологов реформы 90-х Виктор Хлыстун, бывший вице-премьер и министр сельского хозяйства РФ, ныне гендиректор Центра международных инвестиций в АПК. - В каждом районе должно быть как минимум четыре конкурирующих правообладателя, а у нас, напротив, установлена минимальная планка для создания нового фермерского хозяйства (в некоторых местах - до 1000 га). Кроме того, значительную часть земли фермеры арендуют, но поскольку она в основном не поставлена на кадастровый учет и должным образом не зарегистрирована, договоры аренды заключаются менее чем на год, земля постоянно перераспределяется". Из-за этого множество районов целиком скуплены крупными агрохолдингами, идет постоянное перетекание земли к крупному бизнесу.

И в начале XX века, и в 90-е обсуждался вопрос, кто может покупать землю крестьян: в столыпинскую реформу это могли делать только крестьяне. В 90-х многократно предлагалось ограничить круг покупателей сельхозпроизводителями, но сейчас землю сельхозназначения может покупать кто угодно. К 2002 году, когда был принят закон об обороте сельхозземель, лишь в небольшом количестве организаций, фермерских хозяйств было надлежащим образом оформлено землепользование, особенно аренда. Это и дало возможность в начале нулевых стороннему бизнесу прийти и купить, забрать землю, и тогда начался массовый вывод земли под застройку, отмечает Шагайда.

Землеустройство за счет государства было стержнем столыпинской реформы, сейчас оно по закону обязательно, но никто его не делает, и за это никому ничего не бывает, отмечает президент Российской ассоциации частных землемеров Валерий Алакоз. "Нет проектного землепользования с разработкой мероприятий по охране земель, нет выделения особо ценных земель. В результате идет "воровство" плодородия у земли, ее деградация", - констатирует Алакоз.

Половина сельхозземель осталась в собственности селян, возродился класс зажиточных фермеров
Кроме того, успехи в сельском хозяйстве достигнуты за счет агрохолдингов в местах с хорошими агроклиматическими условиями - Юга России, Кавказа, Алтая. А проблема - Нечерноземье, Сибирь, Дальний Восток, там село вымирает, и никакой программы по улучшению состояния этих сельских территорий нет. "Агрохолдинги туда не пойдут, а вот средние и малые сельхозпредприятия там можно возродить, но только через создание кооперативов по сбыту и переработке с госучастием, как в США или Европе", - уверен Валерий Алакоз. Кстати, успех столыпинской реформы сопровождался рекордными темпам развития кооперации: кооперативы объединяли до 90 процентов зажиточных крестьян.

Хуторяне вызывали зависть оставшихся в общине, которая после 1917 года вылилась в погромы их усадеб. Фермеры 90-х тоже не могли похвастаться хорошими отношениями с соседями и вдобавок с местной администрацией - а вот в начале XX века, напротив, губернаторы развернули негласное соревнование, у кого больше крестьян выделится на хутора и отруба. При Столыпине для этого специально готовились участки, а в 90-е об этом были только разговоры. "Первым фермерам межевали участки бесплатно, это быстро закончилось. До сих пор практически нет службы сельского консультирования, а провести межевание, зарегистрировать права на землю, договор аренды - долго, дорого, сложно", - отмечает Наталья Шагайда.

Источник: https://rg.ru/