Также спросом пользуются растительные экстракты

Агентство ТАСС опубликовало материал, в котором упомянуло самые необычные, но востребованные продукты экспорта из России.

Рынок на рогах


Панты — это рога северных оленей, клетки которых богаты кровью. Для почитателей восточной медицины это целебное средство. Многие считают его эффективным лекарством от множества болезней. Из рогов в Китае делают пищевые добавки, которые в России не пользуются спросом. В восточной медицине считается, что панты оленей — это источник долголетия и омолаживающее средство. Считается, что препараты из них сокращают морщины, активизируют память, внимание, обостряют зрение, помогают вывести из организма тяжелые металлы и токсины.
В 2016 году оленеводы Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) впервые отправили на экспорт в Китай почти 40 тонн рогов, сумма контрактов составила порядка $1 млн.


«С Китаем экспорт у нас налаживается. Представители малого и среднего бизнеса Ямала находят себя партнеров в Поднебесной. Власти же помогают решать таможенные вопросы и проблемы логистики. Китайские инвесторы заинтересованы в развитии такого сотрудничества, даже делают авансовые платежи и хотят продолжать поставки», — сказал ТАСС заместитель директора департамента международных и внешнеэкономических связей ЯНАО Сергей Урамаев.

Как рассказывают оленеводы, добыча пантов — очень трудоемкий процесс, период которого очень ограничен. «Сначала мы отбираем молодых оленей, потому что у них рога наиболее насыщены кровью. Затем следим за ростом пантов, где-то в июне рога становятся большими, и мы начинаем заготовку, но главное — успеть до того момента, пока они не начнут сохнуть. Рано утром по очереди ловим оленей, каждого загоняют в корали (загон. — Прим. ТАСС) и острой пилой отпиливают рога», — сказал оленевод Иван Ного. Чтобы остановить кровь у оленей и предотвратить заражение, места отреза обрабатывают народными средствами. «Панты продаются по килограммам, за один — более 1 тыс. рублей. В прошлое лето я заготовил около 600 кг рогов. Мы сдаем рога в совхозы или средним предпринимателям, которые сами уже сушат и консервируют панты, ищут покупателей», — добавил он.

При этом власти добавляют, что в сезоне 2016 года впервые была осуществлена именно легальная экспортная поставка. Черный рынок гораздо больше — годовой оборот теневой продажи пантов в ЯНАО составляет более 2,5 млрд рублей. Поэтому власти региона предлагают легализовать пантовый рынок. «В России на данный момент отсутствует порядок выдачи разрешений на переработку пантов и эндокринного ферментного сырья, также нет необходимых ГОСТов, в результате существует нелегитимный и неконтролируемый рынок. Ценное сырье попадает на стихийную продажу, при которой государственные бюджеты различных уровней теряют доходы в виде налогов», — отметил заместитель губернатора Алексей Ситников. Перспективы пантового экспорта предприниматели Ямала обсудят с китайскими коллегами во время Российско-китайского ЭКСПО, которое пройдет в середине июня в Харбине.

Регион, где также развито пантовое оленеводство, — Алтайский край. На сегодня он — вторая в России территория по поголовью маралов, 25 тыс., и лидер в стране по производству продукции переработки пантового оленеводства. По словам первого заместителя председателя правительства Алтая Александра Лукьянова, край заинтересован в более глубокой переработке пантового сырья.

«Вопрос стоит о том, чтобы и дальше заниматься увеличением поголовья и переработкой пантов. У нас есть желание расширить ассортиментный перечень продукции на основе пантового сырья. В том числе обсуждается вопрос производства продуктов питания на его основе для спортсменов. Прошло совещание с участием медуниверситета, управления по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологиям, НИИ пантового оленеводства, привлечен центр биотехнологии. Они делают наработки: куда нам дальше двигаться, как будет востребована продукция на основе пантов и для каких целей будет выпускаться», — рассказал Лукьянов. На сегодня в крае производится более 350 наименований различных препаратов на основе пантовой продукции. По данным Всероссийского НИИ пантового оленеводства (г. Барнаул), около 80–90% консервированных рогов — сырья — экспортируется в первую очередь в Корею и Китай, оставшееся перерабатывают на Алтае и отправляют в другие регионы.

Бизнес на экстрактах


Прежде чем в 2006 году построить в Великом Новгороде фабрику ООО «Грумант» по производству экстрактов (концентрат всех полезных веществ растения. — Прим. ТАСС), предприниматель Юрий Казенин с партнерами два года отрабатывал технологию за рубежом, чтобы лучше понять специфику экспортных рынков. В основу своего бизнеса он положил собственные разработки. «Мне не страшно и не стыдно идти на зарубежные рынки, я уверен в своих технологиях и продукции», — говорит он.


На предприятии Юрия производятся эфирные масла и экстракты с использованием диоксида углерода, что позволяет расширить спектр биологически активных веществ. Натуральные экстракты обладают мощными лечебными и косметическими свойствами, используются в парфюмерной, кондитерской и пищевой промышленности. По словам Казенина, сейчас его компания выпускает в месяц более 10 тонн готовой продукции, в том числе и на водно-спиртовой основе. «Пока наши главные зарубежные партнеры — белорусские кондитерские предприятия, куда отправляется 10% объема продукции. На завоевание этого, казалось бы, близкого нам рынка, ушло четыре года, — рассказывает гендиректор компании. — Все это время изучали продукцию европейских поставщиков, которые работали на тот момент с белорусами, и смогли добиться не только нужного качества, но и превзойти их, в том числе по ценовым предложениям».


Однако демпинг при экспорте не всегда играет главную роль, признается Казенин, описывая отказ от сотрудничества финского производителя сливочного масла. «Их завод в России покупает у нас каротиноиды — натуральные красители, придающие желтую или оранжевую окраску. На предложение использовать нашу продукцию на головном предприятии нам ответили: «Мы поддерживаем своих производителей и даже более низкая цена нас не интересует». И это правильно, тут не поспоришь», — говорит он. К слову, демпингует фабрика не в убыток себе — просто у них и производство дешевле, и сырье доступнее, подчеркивает собеседник агентства.


Как считает гендиректор Юрий, одна из самых больших трудностей на пути покорения зарубежных рынков — зарегистрировать российский продукт. «В каждой стране собственные стандарты: самые жесткие нормативы в скандинавских странах, далее следуют Германия и Австрия, намного легче в Италии, Греции и Испании. На рынок Франции бесполезно соваться, если не апробировал свою продукцию в близлежащих европейских странах».


Учиться приходится прямо в процессе сотрудничества. Один из крупных зарубежных заводов по производству лимонадов и слабоалкогольных напитков попросил показать документацию на заинтересовавшие их экстракты. «Стали отправлять документацию, а нормативные требования Таможенного союза не совпадают с европейскими. И нас попросили сделать по требованиям их страны, приложив номера законодательных актов и перечень нужных бумаг. Когда работаешь с потенциальным покупателем, он тебя большему научит, чем чиновники», — делает вывод Казенин.


Сейчас на предприятии работает 17 человек, это классический малый бизнес, и расширять штат гендиректор до заключения новых контрактов не планирует. Однако то, что работников меньше 30, стало законным основанием для отказа от компенсации части затрат на зарубежные выставки. «Наша основная задача на 2017 год — выйти на реализацию продукции с прямыми поставками в дальнее зарубежье: европейские страны, восточные страны, США и Австралию», — рассказывает о перспективах Казенин. Кроме того, в ближайших планах предприятия - получить кошерный и халяльный сертификат целиком на все производство, в том числе и для перспективных азиатских рынков. (Источник ТАСС).