В Кыргыстане в ближайшие 8 лет кооперация должна стать основой развития всего сельского хозяйства

Согласно стратегии развития агропромышленного комплекса Кыргызстана, в ближайшие 8 лет кооперация должна стать основой развития всего сельского хозяйства. Однако на деле кооперативов все меньше, а проблем у фермеров все больше.

В розовых очках

«Основу сельского хозяйства в дальнейшем составят фермерские хозяйства, кооперативы, крупные агропредприятия и личные подсобные хозяйства. Они будут работать в тесной взаимосвязи с перерабатывающей промышленностью. До 2020 года в секторе сельского хозяйства будет достигнут существенный рост объемов производства, повысится качество продукции и эффективность работы, сектор сможет обеспечить продовольственную безопасность страны, будет создана эффективная система управления отраслью». Это выдержка не из футуристического романа, а из речи министра сельского хозяйства Чынгысбека Узакбаева на заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям при правительстве. Он презентовал стратегию развития агропромышленного комплекса до 2020 года.

Разработчики красиво прописали повышение результативности и эффективности госуправления, развитие государственно-частного партнерства с последующим выходом государства из предприятия. Чынгысбек Узакбаев прельщал господдержкой сельских товаропроизводителей в части правовой помощи, защитой прав собственности и хозяйственных прав, улучшением информационного обмена с частным сектором и донорами, устойчивым финансовым обеспечением и снижением рисков деятельности... Сказано много. Слушала бы и слушала, если бы думать не умела. Если до 2020 года удалось бы воплотить хоть половину, труженики села были бы более чем счастливы.

«Я не тактик - я стратег»

Стоит снять «розовые очки» и все предстает в совершенно ином свете. «Стратегия не дает четких и ясных ответов на некоторые вопросы, - осторожно заметила на заседании совета президент Ассоциации агробизнесменов «Жер азыгы» Азиза Юлдашева. - Как государство обеспечит доступ к материальным и финансовым услугам, инновациям? Этого в стратегии нет».

Нет и прописанных механизмов создания финансово-кредитной инфраструктуры, обеспечивающей доступными финансами и материально-техническими ресурсами. МКК в стране полно - нет доступных длинных денег. Стратегия оговаривает развитие лизинга, но не прописывает, кто и за счет чего будет его продвигать. Обеспечение доступными продуктами семеноводства и племенного животноводства, строительство мелиоративных и оросительных систем, а также развитие системы зооветеринарных услуг - тоже чистая декларация. На все это в стране просто нет денег, а халявные, ой, простите, грантовые средства традиционно идут не на реальные нужды, а на бесконечные обучающие и информационные программы, выпуск проспектов и брошюр. Показательный пример - в ходе недавней поездки премьера по Нарынской области, жители жаловались на необходимость усиления зооветеринарного надзора и просили восстановить систему полива, однако на это средств нет.

Министр вещал о необходимости организации собственного производства биологических средств защиты растений и животных. В стратегии написано, что цены на них будут доступны большинству. Мы ведь продвигаем идею экологически чистой сельхозпродукции и органического земледелия.

«Успешность реализации стратегии зависит от активного использования фермерами предоставленными стратегией возможностей», - подытожил Чынгысбек Узакбаев, рекомендовав частному сектору кооперироваться и создавать ассоциации.

После 20 лет «свободного плавания» вернулись в «порт»: надо возрождать то, что напрочь разрушили - коллективную хозяйственную деятельность.

Обидно, досадно, ну ладно

Во всем мире кооперативы являются успешной формой сотрудничества мелких фермеров и производственников. По данным ООН, они обеспечивают более 100 миллионов рабочих мест в разных странах мира, что на 20 процентов больше, чем многонациональные предприятия. В 2008 году совокупный оборот 300 ведущих кооперативов достиг $1,1 триллиона - объем экономики Канады.

Если рассматривать в разрезе отдельных стран, то здесь отстающие в лидерах. В Кении кооперативы занимают 70 процентов рынка кофе, 76 процентов рынка молочных продуктов и 95 процентов рынка хлопка. Во Вьетнаме 44 процента всех действующих кооперативов - сельскохозяйственные. В Индии более 50 процентов кооперативов играют роль основных сельскохозяйственных кредитных обществ и помогают своим участникам с хранением и сбытом готовой продукции. В США кооперативы контролируют около 80 процентов производства молочных продуктов.

В Кыргызстане же, где более половины населения живет и трудится в сельской местности, производство как в средневековье - мелкомасштабное и мелкотоварное. По данным Нацстаткома, сейчас в республике почти 345 тысяч крестьянских хозяйств и не более 400 кооперативов. И это в стране, у которой богатейший опыт работы в кооперации - в советское время в Киргизии было более 500 колхозов и совхозов. Сейчас доля произведенной ими продукции от общего объема ничтожно мала - 5,2 процента зерна, 0,8 процента картофеля, 1,9 процента овощей и 1 процент молока.

Кооперативы, на которые так упорно делает ставку Минсельхоз, не выдерживают рыночных условий и распадаются. Декларируя необходимость объединения, государство не делает и полшага навстречу сельчанам.

Из «надо» - в «выгодно»

«Пора вводить экономические стимулы для объединения в кооперативы», - открыто заявила на заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям при правительстве Азиза Юлдашева.

По ее словам, сейчас в Кыргызстане ситуация такова, что выгоднее быть маленькими фермерскими хозяйствами, поскольку для них существуют налоговые льготы - они платят только налог на землю. В то время как кооперативы облагаются всеми налогами. Тенденция четко прослеживается на юге, где кооперативы раздали земли, перейдя на мелкое фермерство. В целом с 2006 года количество сельхозкооперативов по республике снизилось в три раза. По данным программы ЮСАИД по местному развитию, среднее хозяйство владеет примерно 3 гектарами пашни, в то время как для ощутимого эффекта от собственных трудов в распоряжении должно быть не менее 50 гектаров.

У мелких хозяйств нет возможности для приобретения новой техники, обучения новым технологиям и получения передового опыта севооборота и племенного животноводства. При этом нынешнему главе Минсельхоза (как, впрочем, и предыдущим) ничего не мешает рассказывать о повышении урожайности в рамках реализации очередной стратегии.

«Говорить, что к 2020 году мы повысим урожайность, невозможно, если мы не дадим конкретный стимул для объединения фермеров», - подчеркнула Азиза Юлдашева.

В качестве одного из методов она видит дешевые кредиты. «В этом году выдано 9 миллионов льготных кредитов по 50 тысяч сомов, и какой от них эффект? - недоумевает президент ассоциации. - Эти деньги можно было бы дать кооперативам».

Тише едешь - дольше будешь

Второй путь развития аграрного сектора, по словам Азизы Юлдашевой, - консолидация земель. Ассоциация уже поднимала вопрос о земельной ипотеке, и необходимые изменения внесены в шесть законов, однако рынок земли по-прежнему буксует.

«Этот процесс невозможно провести насильственным путем, нужны экономические стимулы, к примеру, создание гарантийных ипотечных кредитов для покупки земельных участков», - предложила эксперт программы USAID по местному развитию Гульзат Наматбекова. В этом случае за невыплату ипотеки ответственность распределится на всю группу заемщиков. Кроме того, необходимо проработать вариант выдачи сельхозоборудования фермерам, имеющим более 50 гектаров земли. «Айыл Банку» надо проводить оценку эффективности кредитования не по количеству выданных кредитов, а по количеству земель, вовлеченных в сельхозоборот», - считает эксперт.

Идей много и каждая по-своему хороша. Но пока все упирается в отсутствие денег и желание что-либо менять. За 20 лет беспрерывной смены министров у каждого приходящего укрепилось четкое понимание, что он здесь временно, а потому начинать что-то бессмысленно, а продолжать - недостойно. Лучший выход - тихо усидеть в кресле, разрабатывая стратегии.

Источник: 24kg.org