Осушение болот позволяет ввести в сельскохозяйственный оборот обширные территории, но и резко увеличивает эмиссию углекислого газа в атмосферу

Болот в Германии сегодня осталось мало. А когда-то было много. Но потом восторжествовала идея их осушения и превращения в сельскохозяйственные угодья. Лишь сравнительно недавно экологам и биологам удалось донести до сознания широкой общественности, что в торфяниках аккумулировано огромное количество углерода, который в процессе осушения болот высвобождается и в виде углекислого газа уходит в атмосферу, усиливая парниковый эффект. Не говоря уже о том, что осушение болот приводит к исчезновению уникальных биотопов с их неповторимой флорой и фауной.

Поэтому сегодня в Германии активно разрабатываются концепции регенерации освоенных ранее торфяников путем вторичного их обводнения и восстановления прежнего гидрологического режима бывших болот. Целый ряд такого рода проектов был представлен на прошедшей недавно в Люнебурге ежегодной сессии Экологического общества.

Болотный VIP-проект

Один из проектов именуется VIP - но не следует думать, что речь тут идет об «особо важной - или, если хотите, весьма именитой – персоне». «Да ничего подобного! Эта аббревиатура означает Vorpommern-Initiative Paludikultur - то есть Переднепомеранская инициатива по рекультивации болот. Palus - это по-латыни болото», - поясняет профессор Михаэль Мантай (Michael Manthey), специалист в области экологии растений из Грайфсвальдского университета.

В рамках этого проекта ученые надеются выяснить, могут ли болота послужить дополнительной территорией для возделывания таких технических культур, которые используются в качестве возобновляемых источников энергии и биомассы. Ведь сегодня весь мир, и Германия не исключение, испытывает острый дефицит таких ресурсов, и специалисты давно ломают голову над этой проблемой. «Это - решение, если болота не осушать. Но в том-то и загвоздка», - говорит профессор Мантай.

Назад, к исходным рубежам

Использование заболоченных местностей в качестве сенокосно-пастбищных угодий практикуется уже давно, однако при этом торфяники предварительно осушают, что сопровождается эмиссией в атмосферу огромного количества углекислого газа. А искусственная регенерация болот, то есть их вторичное обводнение, запускает процесс образования нового торфа, при этом углекислый газ из атмосферы снова поглощается и связывается.

Вопрос лишь в том, можно ли продолжать использовать восстановленное болото в сельскохозяйственных целях? И если да, то как? Именно на эти вопросы и пытаются найти ученые в рамках проекта VIP: ведь на северо-востоке Германии, на территории Передней Померании, очень много эвтрофных, то есть неглубоких, хорошо прогреваемых низинных болот, богатых питательными веществами и питаемых грунтовыми водами.

Тростник может быть и биотпливом,..

Идея, собственно, сводится к тому, чтобы культивировать там растения, от природы предпочитающие болотистые почвы. «Это, прежде всего, обыкновенный тростник, - говорит профессор Мантай. - Возможно также, что годится и тростниковидный канареечник. Но это могут быть и представители лесной флоры, то есть деревья. Например, красная ольха. Или смешанная растительность - скажем, тростник и различные виды осоки».

Наибольший интерес у экспертов вызывают стебли. Сейчас, в частности, ведутся исследования, призванные определить, насколько тростник пригоден в качестве сырья для получения биотоплива. «Нынешние эксперименты осуществляются совместно с высшей школой в Штральзунде, - поясняет профессор Мантай. - Эти опыты касаются не только свойств, характеризующих горение тростника, но и, скажем, его пригодности к брикетированию и к гранулированию».

...и добавкой в стройматериалы

Впрочем, рассматривается и возможность использования болотных злаковых трав в качестве добавки в стройматериалы, говорит ученый: «Ведутся опыты по применению тростниковых стеблей в качестве армирующего наполнителя при производстве огнестойких стеновых панелей для внутренней отделки зданий и помещений сухим способом».

Долгое время экологи ратовали за прекращение всякой сельскохозяйственной деятельности на торфяных болотах. Теперь такая деятельность, судя по всему, поможет вернуть болотам их первозданный вид и одновременно позволит производить значительное количество ценного растительного сырья.

Нерешенных вопросов еще немало

Профессор биологии Фолькмар Вольтерс (Volkmar Wolters), президент Экологического общества, поясняет: «За ближайшие 40 лет мы должны будем увеличить производство растительной биомассы на 60% по сравнению с нынешним уровнем, иначе мы не сможем удовлетворить потребности человечества. Если мы перестанем разрушать природу производством биомассы, если мы научимся, наоборот, ее регенерировать, особенно такие ценные биотопы как болота, это станет очень важным вкладом в общую концепцию охраны природы».

Впрочем, с одной оговоркой, добавляет профессор Вольтерс: «Нужно принять меры, чтобы сельскохозяйственное использование болот было не слишком интенсивным. Чтобы в торфяники не начали вдруг вносить удобрения или какие-то другие химикаты, нарушающие естественное развитие болот».

Как быть с метаном?

А еще предстоит разобраться с проблемой метана, который, как известно, в отсутствие кислорода образуется биогенно в переувлажненных почвах - недаром же его называют болотным газом. Необходимо сопоставить количество углекислого газа, который регенерированные болота поглотят из атмосферы, с количеством метана, который те же болота выделят в атмосферу. Крайне важно учесть при этом, что парниковая активность метана в 21 раз выше, чем у углекислого газа. И если окажется, что климату нашей планеты от регенерации болот, в конечном счете, все же больше вреда, чем пользы, то VIP-проект и все прочие сходные с ним концепции придется, видимо, похоронить.

Источник: inosmi.ru