Думаю, что никто из присутствовавших на пресс-конференции министра сельского хозяйства Николая Федорова не сомневался

 

в его умении находить максимально «общие» ответы на наиболее острые вопросы. В общем-то так все и было: традиционная пресс-конференция, традиционные вопросы, традиционные ответы. «Матерый» управленец, экс-президент Чувашии, а ныне министр сельского хозяйства России подготовился, как на экзамен; вступительная речь, в которой Федоров сообщил, что до 2020 года объемы господдержки АПК ежегодно будут повышаться – не стала откровением. А если конкретнее, то министр сообщил, что

 


«вместо постоянно понижающего тренда господдержки мы добились принятия решения с повышением объемов господдержки из года в год - до 2020 года. Вместо 124 млрд рублей уже на следующий год запланировано выделение 137 млрд рублей и дальше с повышением. А с учетом вступления России в ВТО и других факторов возможно выделение еще до 14 млрд рублей для поддержки самых разных секторов аграрного комплекса».

 

Следующим вопросом на повестке была проблема увеличение доли регионов в финансировании агропромышленного комплекса.
Согласно мировой практике, поддержка АПК - это прежде всего дело регионов, им виднее, какие подотрасли приоритетно развивать. В рамках госпрограммы "Развитие АПК на 2013-2020 гг." общий объем финансирования запланирован на уровне 2,28 трлн руб., в том числе из федерального бюджета - 1,51 трлн руб. и из консолидированных бюджетов субъектов РФ - более 770 млрд руб. Таким образом, в целом средства регионов составляют только одну треть от общего финансирования госпрограммы. Мы хотим в нашей практике поменять это соотношение, федеральная поддержка как институт должна работать на стимулирование и мобилизацию властей регионов, чтобы они понимали значимость политики в сфере АПК.

В будущем же министерство планирует заключать соглашения с регионами, по которым на каждый вложенный из федерального бюджета рубль субъекты РФ должны привлечь из своих средств 2-3 руб. Эти показатели необходимо будет корректировать исходя из экономической ситуации в регионе. Кроме того, регионы должны будут привлечь около 3-7 руб. от частных инвесторов. Уже сегодня есть примеры успешных субъектов успешные, которые на каждый вложенный из федерального бюджета рубль привлекают до 10 руб. из регионального бюджета и внебюджетных источников.
Хочется надеяться, что указанные соглашения с регионами будут более развернутыми, более обязывающими и более прозрачными. За счет обеспечения прозрачности, уверен, можно если не в разы, то на десятки процентов увеличить эффективность аграрной политики.

 

Не могли не задать вопрос о плюсах и минусах для отечественного АПК от вступления в ВТО.

 

Нельзя драматизировать ситуацию в АПК в связи с вступлением России в ВТО.
Я не вижу поводов для драматизма, если не драматизировать, а грамотно, трудом качественным и вдохновенным реагировать на это, то у нас все получится. Я в этом абсолютно убежден.

Для тех, кто хочет работать и любит Родину, это очень полезные испытания для того, чтобы стать более конкурентоспособными. Сколько можно прозябать, 10-летиями, паразитируя на каких-то подачках, которые и умереть не дают, и жить не дают нормально?

Конечно присоединение к ВТО - болезненно, но Россия рано или поздно должна была пройти этот путь. Российских аграриев ужесточение конкуренции не пугает.

Касаясь судьбы малого агробизнеса в условиях ВТО, министр подчеркнул, что оптимальный путь - это его интеграция с крупными агрохолдингами, которые будут оказывать им поддержку в ветеринарном обеспечении, в обеспечении кормами, а также в оказании других услуг.

           

В конечном итоге, своим оптимизмом и уверенностью Николай Федоров развеял все страхи журналистов. ВТО не казалась уже такой ужасающей, российское сельское хозяйство таким обреченным. Какое-то молчаливое единодушие царило в зале. Или мне это только показалось...

 

 

Снижение объемов урожая, прогнозируемое из-за сложившихся неблагоприятных погодных условий в ряде регионов России, не повлияет на обеспечение потребностей россиян.

Вновь приободрил всех министр.


Конечно, урожай, особенной урожай зерновых культур, будет меньше, чем в прошлом году. Прогнозы меняются почти каждый день в зависимости от погодных условий. Но в любом случае мы можем уверенно сказать, что потребности российского населения, потребности для аграрного сектора, для животноводства мы закрываем на все 100%.

Вне зависимости от возможного изменения цифр, связанных с прогнозом, никаких угроз для страны, для потребителей и для сохранения агропромышленного комплекса на стабильном уровне страна не имеет. У нас есть хорошие переходящие запасы.
В настоящий момент нет никаких предпосылок для введения каких-то ограничительных мер.

 

Также минсельхоз РФ изучает возможность проведения интервенций на рынке зерна в отдельных регионах в случае, если в этом будет необходимость. 

Министерство пока сильно не корректирует озвученный в июне прогноз по урожаю зерна в этом году (на уровне 85 миллионов тонн). В прошлом году Россия собрала 94,2 миллиона тонн зерна.

И мы не прогнозируем каких-то проблем по удовлетворению внутренних потребностей, и по продуктовой корзине, и по кормам.

Переходящие запасы зерновых к началу этого сезона (начался 1 июля 2012 года) составили 16,8 миллиона тонн против около 19 миллионов тонн в прошлом году. Но это абсолютно нормально, даже оптимально.

В том числе, в интервенционном фонде РФ в настоящее время хранится 4,9 миллиона тонн.

В случае необходимости мы будем использовать запасы. Сейчас изучаем ситуацию: в разных регионах по-разному складывается конъюнктура рынка, в том числе есть спекулятивные вещи. У нас есть разные сценарии, и мы готовы, если нужно по отдельным регионах провести интервенционные операции.

В случае дефицита зерна и резкого роста цен на рынке проводятся товарные интервенции, то есть реализации зерна из госфонда, а в случае падения цен – закупочные.

 

По данным Минсельхоза, к настоящему времени зерновые и зернобобовые культуры обмолочены с площади 5,5 миллиона гектаров, что составляет 12% от общей уборочной площади, намолочено 13,7 миллиона тонн зерна, в том числе пшеницы 11,7 миллиона тонн (она убрана с 18% посевных площадей). В прошлом году на эту дату было намолочено чуть более 7 миллионов тонн зерна, однако урожайность в этом году ниже, чем годом ранее.

По прогнозу регионов, валовой сбор пшеницы в 2012 году составит 45,33 миллиона тонн. Экспортный потенциал там тоже приличный - от 14 миллионов и выше, до 17 миллионов тонн, может быть.

Экспорт зерна в прошлом сельскохозяйственном сезоне превысил 27 миллионов тонн. С 1 июля 2012 года РФ уже экспортировала чуть менее 500 тысяч тонн зерна.

 

К большому сожалению, нам удалось задать только один вопрос – о развитии глубокой переработки зерна в качестве альтернативы зерновому экспорту. На это Николай Федоров заметил,

что «не считает правильным сосредотачиваться на экспорте зерна как сырья. Статус России как крупного экспортера зерна преподносится как предмет гордости. У меня лично это вызывает больше даже не гордость, а сожаление. По сути, мы радуемся тому, что становимся экспортерами сырья. Конечно, если и поддерживать экспорт, то лучше не зерна, а продуктов его переработки, например, муки, макарон.
В рамках реализации госпрограммы развития АПК до 2020 года, Минсельхоз планирует поддерживать переработку зерна, в том числе и глубокую переработку.

А стимулировать экспорт зерна вряд ли нужно за счет госпрограммы.

 

Вот в таком ключе, как раньше писали «в конструктивном и дружественном диалоге», проходила пресс-конференция. Звучали вопросы о модернизации, сельхозтехнике, о конкурентоспособности, диверсификации отрасли, мотивации фермеров и некоторые другие. Николай Федоров отвечал четко и лаконично, избегая, как уже писалось, острых углов. Да никто их и не старался заострять. У меня лично создалось впечатление, что все хорошо и «в области балета мы впереди планеты всей», как язвил бард. А может так и есть?

 

Подготовил Алексей Шульгин