Почему российские фермеры вынуждены идти за сельхозгрантами в суды? 

В Орловской области парламентарии призвали реформировать систему господдержки фермеров и сельхозкооперативов. Как отмечают депутаты и сами аграрии, есть важные статьи расходов, которые бюджетными субсидиями покрыть нельзя. Изменить условия выдачи грантов малым сельхозпредприятиям побуждают и постоянные судебные процессы фермеров с чиновниками из-за нарушений условий соглашений и отступлений от бизнес-планов. Зачастую эти нарушения вызваны объективными обстоятельствами. Но деньги все равно приходится возвращать.

Программа по выдаче казенных средств фермерам финансируется из федерального и областного бюджетов. Например, средства дают на создание и развитие семейных животноводческих ферм. По другому направлению начинающий фермер может получить немалую сумму на бытовое обустройство или покупку автомобиля. Однако для этого сначала надо выиграть конкурс. Победителей определяют по бизнес-плану, деньги дают на реализацию конкретных проектов. Департамент АПК заключает с фермером соглашение, часть которого дублирует бизнес-план. В нем указано, что и к какому сроку надо сделать. На фермы выезжают проверки. Если находят серьезные нарушения, то грант требуют вернуть. Как правило, споры доходят до суда.

Процессы проходят с переменным успехом. Например, один из фермеров доказал, что план не выполнил из-за болезни, на несколько месяцев приковавшей его к кровати. Арбитраж счел это уважительной причиной и разрешил осваивать грант дальше. В другом случае чиновники доказали, что фермер у знакомого купил коров и почти тут же продал их. Суд решил, что животных использовали для увода бюджетных средств. Купив их, фермер отчитался о целевом расходовании, а продав, потратил выручку на личные нужды. Хитрость не прошла, грант обязали вернуть. Подобные примеры вызвали критику со стороны Контрольно-счетной палаты, проверившей эффективность программ. Аудиторы считают, что с нарушениями был потрачен каждый седьмой рубль.

- Общий объем проверенных средств составил 117,2 миллиона рублей, а нарушения установлены на сумму 16,5 миллиона, - сообщил председатель областной КСП Иван Левин.

Критике подверглась реализация программ поддержки начинающих фермеров и сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Последние получают гранты на развитие материально-технической базы. Аудиторы подчеркивают, что речь идет не о массовых хищениях, а о неэффективности - часть средств уходит впустую, поскольку хозяйства закрываются, не успев начать работу.

Отчет КСП изучили и в департаменте сельского хозяйства, сотрудники которого программой удовлетворены. По статистике, орловские фермеры обрабатывают 23 процента угодий. В прошлом году на их долю пришлось почти четверть валового сбора зерновых, 85 процентов сбора овощей и почти 89 процентов картофеля. Да и каждая пятая корова в регионе принадлежит фермеру.

- Во многом такие результаты стали возможны благодаря господдержке, - считает глава департамента Юрий Сидыганов. - В 2016 году получателями грантов стали 17 фермеров и две семейные животноводческие фермы. Началась реализация проектов по развитию овцеводства и переработке кожевенного сырья.

По его словам, на полученные в прошлом году гранты уже создаются две молочные фермы, предприятие по производству продуктов из козьего молока, рыбоводческое хозяйство, ферма по выращиванию овощей и шампиньонов, а также девять хозяйств, планирующих специализироваться на выращивании зерновых культур и картофеля.

Чиновники считают, что нельзя вносить в "список нарушений" гранты, решения о взыскании которых еще не приняты. А такие дела есть. Впрочем, для КСП "нарушением" является сам факт того, что суд вынужден определять законность расходования гранта. Аудиторы призывают быть строже при проведении отборов.

- Грантовая поддержка оказывается по итогам решения конкурсной комиссии, - объяснил Юрий Сидыганов. - Свыше половины ее состава - это представители фермерского сообщества, науки, банковских структур и общественных организаций.

На фоне взаимных упреков в тень ушла главная проблема. Бюджетные средства выделяют на создание и развитие действительно перспективных проектов. Гранты выдают тем, кто хочет работать на селе. Но многое зависит от обстоятельств. Кто-то при разработке бизнес-плана не учел административные барьеры. Не станешь же об этом говорить на заседании конкурсной комиссии. Другие не рассчитали силы. Где-то повлияли санкции, рост цен на оборудование, корма и животных. Как показывает судебная практика, многие тратили деньги на заявленные цели: нанимали работников, а создание рабочих мест - обязательное условие, покупали технику. Но не уложились в сроки или объемы. К примеру, должны были купить 30 коров, а из-за подорожания денег хватило на 25. Такое нарушение и есть формальность. Но с точки зрения закона повод для претензии имеется. Обязательство было подписано при заключении соглашения. А в программе о господдержке сказано, что грант следует вернуть в случае невыполнения обязательств. Парадокс, но в результате такой поддержки разоряются даже недостроенные хозяйства. Фермеры остаются в долгах, поскольку часть гранта они успели потратить.

Свое видение ситуации аграрии озвучили в региональном парламенте. Выяснилось, что проблема возврата грантов волнует их все же не так, как условия развития бизнеса. Они жалуются, что трудно найти рынок сбыта. Изначально предполагалось, что программы поддержки фермеров и сельхозкооперативов будут друг другу помогать. Минсельхоз даже выдал регионам план по созданию кооперативов. Исходя из него, рассчитывают объем федерального финансирования. В Орловской области, например, в 2017 году должно быть создано девять таких предприятий. Однако желающих - дефицит. В 2016 году, например, было закрыто 14 потребкооперативов и ни одного не создано.

Источник: https://rg.ru/