Причины и последствия

 

        Переполох среди американских фермеров в 2010 году вызвало сообщение исследователей на конференции экологического сообщества Америки в Питсбурге, Пенсильвания, о том, что генномодифицированный (ГМ) рапс был найден свободно растущим в Северной Дакоте. Нужно сказать, что если ГМ-культуры с устойчивостью к гербицидам распространяются за пределами фермерских земель, они могут стать практически непобедимыми сорняками. К тому же в США впервые были найдены ГМ-растения, прекрасно чувствующие себя в условиях дикой природы. После данного открытия ученые говорят, что это подчеркивает отсутствие надлежащего контроля и мониторинга за ГМ-культурами в США.

Американские фермеры резко увеличили использование ГМ-культур, с тех пор как они были введены в 1990-х годах. В 2009 году около 50% мировых трансгенных растений выращивались на почвах США. Бразилия, вторая в списке, выращивала только 16 %.

ГМ-культуры перешли за пределы сельскохозяйственных земель в нескольких странах, включая Канаду, Соединенное Королевство и Японию, но ранее эти культуры не были обнаружены на необрабатываемых землях США. «Масштабы бегства беспредельны», – говорит Сесилия Саджерс, эколог Университета Арканзаса в Файтевиле, которая возглавляла поисковую группу, нашедшую рапс (Brassica napus). Саджерс и её команда нашли две разновидности трансгенной канолы (канадская разновидность рапса) в дикой природе – одна модифицирована для устойчивости к глифосату (Monsatos Roundup), другая к глюфосинату (Bayer Crop Scienses Liberty). Они также нашли несколько растений, которые были устойчивы к обоим гербицидам.

В общей сложности с 1995 года было разработано более сотни гербицидоустойчивых форм канолы. Но подобные разработки проводились и раньше. Так, например, в 1984 году в Университете Гельфа была зарегистрирована разновидность B. napus, устойчивая к триазину (ТТС – Triazine-tolerant canola). Данная форма была разработана для того, чтобы позволить фермерам выращивать рапс на полях, «зараженных» семенами крестоцветных, таких как дикая горчица, дурман обыкновенный и другие, которые невозможно контролировать гербицидами при выращивании обыкновенного рапса. В 1995 году были выведены имидазолинон-устойчивая форма «45А71» (Pursuit-Odyssey гербициды), найденные на полях Дакоты разновидности, устойчивые к глифосату (Roundup) и глюфосинату аммония (Liberty). А в 1999 году в Университете Манитобы были получены сразу несколько бромоксинил-устойчивых форм рапса: 295 BX, Armor BX, Zodiac BX.

Саджерс говорит, что  других странах популяции трансгенного рапса были также  обнаружены на невозделываемых землях, но в пределах или  около полей, используемых для коммерческого производства трансгенных растений. В отличие от данных исследований, её поисковая команда нашла дикие популяции рапса, устойчивого к гербицидам, на достаточно больших расстояниях от сельскохозяйственных полей, растущие вдоль дорог, около заправочных станций, магазинов.

Исследователи взяли образцы растений с интервалом в 8 км вдоль дорог Северной Дакоты с 4 июня по 23 июля 2010 года. Количество растений B. napus в каждой пробе были посчитаны и протестированы на наличие белков, которые способны придать устойчивость к гербицидам. Команда обнаружила B.napus  примерно в половине из 288 мест испытаний. Из них 80% имели, по меньшей мере, один устойчивый к гербициду трансген (41% – к глифосату, 40% – к глюфосинату); также были найдены два растения, обладающие двумя трансгенами.

Саджерс говорит, что открытие растений, устойчивых к обоим гербицидам, показывает: «это дикое поколение канолы было частью пейзажа на протяжении нескольких поколений». Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, могут ли эти сбежавшие ГМ-растения вызывать экологические последствия. Но те, которые обладают устойчивостью к обоим гербицидам, могут стать проблемными сорняками для фермеров.

«Регулирующий протокол, разработанный  для уменьшения и предотвращения  «побега» и распространения диких трансгенных культур является неэффективным, а текущее слежение и мониторинг ГМ-культур является недостаточным», – говорит она. Руководитель исследования утверждает, что основная причина задержек в раскрытии  бегства – недостаточное финансирование.

Том Никсон, глава экологической политики в Монсанто, Сент-Луисе, сказал Nature: «Те, кто знаком с канолой знает, что эти растения легко можно найти на обочинах дорог и на землях близ фермерских полей. Так было до внедрения ГМ-рапса, а общий источник семян – семена, рассеянные во время сбора урожая, и семена, упавшие с грузовика при транспортировке». Действительно, семена рапса очень маленькие (0,9-2,2 мм) и легкие, легко могут переноситься ветром, при транспортировке или попадая в оборудование. 

Саджерс соглашается, что популяции могли образоваться после падения семян с грузовиков при транспортировке. Она отмечает, что частота и плотность популяции ГМ рапса, обнаруженные ими, могут быть неточными, поскольку пробы были взяты с обочин дорог.

Эдисон Сноу, эколог из Государственного Университета Огайо,  говорит, что бегство ГМ-рапса в США не удивительно, так как оно уже было отмечено в других странах. «Сбежавшая популяция» может быть проблемой, если вы волнуетесь относительно использования гербицидов», - говорит она. Главная выгода от гербицидо-устойчивых культур это то, что против них можно будет использовать гербициды неизбирательного действия.  Но, если трансгенные культуры  свяжутся с близкородственными видами сорняков, это принесет множество проблем, придется использовать разнообразные гербициды и в больших количествах.

Вопрос о сбежавшем рапсе лишь один из многих, которые появляются, когда речь заходит о генномодифицированных продуктах. Многие исследователи утверждают, что в США уже невозможно различить обычные и ГМ-продукты, называя эту ситуацию игрой в русскую рулетку. Особенно велико опасение перед аллергией. Эйтл Бонс профессор биологии Норвежского Университета Науки и Технологий парирует: «Невозможно гарантировать, что новый ген рапса или кукурузы не вызовет аллергии. Как и невозможно гарантировать отсутствие аллергии на традиционные растения. Любая продукция должна быть проверена в каждом конкретном случае и только потом утверждена и выпущена в производство».

Перечисляет профессор и преимущества модифицированных растений. Такие, как устойчивость к неблагоприятным климатическим факторам, повышенная устойчивость к насекомым и грибку, что позволит уменьшить дозу вносимых пестицидов. По его словам, это значит, что фермеры будут вносить всё меньше и меньше пестицидов, уменьшиться их количество и в экосистемах и, что самое важное, в самих продуктах.

«Нет ничего плохого и неэтичного в использовании генномодифицированных растений. Потому что, по сути дела, все известные нам культурные растения модифицированы. Они также были созданы из дикорастущих видов с помощью человека, с использованием контролируемых программ разведения и генетической селекции», – заключил Бонс.

 

Седа Саакян,

по материалам Nature и Science Daily