Казанский предприниматель вложил деньги в сельское хозяйство и обнаружил, что честный труд на земле нерентабелен

 

 

Городской человек Ильдус Янышев купил 40 гектаров земли, еще 30 взял в аренду, приобрел 30 коров, развел птицу, овец и кроликов. В свое время его деда, имевшего 15 детей и 15 коров, коммунисты раскулачили, а семью пустили по миру. И вот внук кулака стал помещиком, пишет www.novayagazeta.ru.

Ленин этим вряд ли может быть доволен, но если у него есть потусторонняя связь с Энгельсом, то Фридрих Фридрихович может успокоить Владимира Ильича и напомнить ему свою мысль из 8-го тома: «Крестьянство нуждается в инициативном воздействии со стороны более просвещенного и более подвижного населения городов».

Тут как раз инициативное воздействие. А уж просвещенность Ильдуса Янышева может сравниться только с его подвижностью. У Ильдуса Ахтямовича высшее юридическое и высшее экономическое образование. Он объехал множество стран, причем — на велосипеде. От Праги до Парижа, например, ехал он не по хайвею, а по сельским дорогам и внимательно наблюдал жизнь европейских земледельцев. Теперь он сам — европейский земледелец. Деревня Каенсар, где у него уже три года что-то вроде поместья, находится в Восточной Европе, в 60 километрах к востоку от Казани. Чтобы вы не спрашивали лишний раз, как проехать, Янышев дает на своем сайте точные координаты: северная широта — 56.0204°, восточная долгота — 49.9554°. Хотя лучше спросить. Допустим, у Зеппа Хольцера, всемирно известного австрийского фермера, который у Янышева уже побывал. До того Ильдус Ахтямович прочитал книги Хольцера, и оказалось, что они придерживаются одинаковых правил: животные — в свободном выпасе, земля — без химических удобрений.

Впрочем, пора пояснить, откуда у Янышева земля без химии.

— Я занимаюсь предпринимательством с 89-го года, — рассказывает он. — Наиболее преуспел в охранном бизнесе. Еще занимался недвижимостью, автомобильным прокатом, инвестициями в ценные бумаги, IT-бизнесом… Играл на фондовом рынке. Кризис 2008 года открыл мне глаза. Я достаточно много инвестировал в ценные бумаги, в акции, считал это реальным сектором экономики. И потерял в кризис несколько миллионов. Призадумался: что происходит?

Янышев понял, что в современной экономике происходит что-то не то. Что деньги и денежные заменители вовсе не отражают уровень производства, товарную массу и создают огромный финансовый пузырь. Люди занимаются псевдопредпринимательством на фондовом рынке, в IT-сфере, на рынке недвижимости…

— Я понял, что просто обязан подстраховать свой бизнес, свои активы реальным производством, — говорит Ильдус Ахтямович. — И решил заняться сельским хозяйством.

Янышев пришел к выводу, что нет ничего надежнее коровы:

— Даже в случае экономического коллапса человек становится обладателем 350–450 килограммов мяса. Мясо всегда можно поменять на компьютеры, сапоги — на все, что хочешь.

Сам по себе замысел, конечно, похвален.

Купив пустующую муниципальную землю и технику, построив животноводческие помещения и дома, Янышев распространил обращение к инициативным гражданам, где говорилось: «Мы предлагаем Вам стать нашим инвестором в «живой капитал» — КОРОВЫ…» Потенциальным партнерам предлагалось не пожалеть 40–50 тысяч рублей на покупку коровы, а далее всё надежно: «По инвестиционному договору мы берем на себя обязательство по ее уходу, кормлению и содержанию. За счет удоев и реализации молока мы покрываем все расходы по кормлению и содержанию коров, а Вы как инвестор получаете прирост ее веса. Ежегодно Ваша корова рожает одного теленка, которого мы гарантированно у Вас покупаем за 5000 рублей. Дополнительно в качестве «натуральных дивидендов» мы доставляем в Ваш дом еженедельно молоко (и/или деревенские творог, сметану, сыр) из расчета использования на их приготовление 10 литров натурального и экологически чистого молока от ВАШЕЙ СОБСТВЕННОЙ КОРОВЫ. Таким образом, в год Вы получите натуральное молоко (молочные продукты) из расчета 500 литров при его рыночной цене от 20 до 30 рублей за литр и совокупно доходность от владения коровой будет составлять не менее 25%».

Уже нашлись люди, которые откликнулись, и Янышев исполняет перед ними свои обязательства. В его хозяйстве работают несколько родственников, а на посевную и уборочную приглашаются наемные работники. Коровы у него мычат и телятся, но кто бы мог подумать, что состоятельный, экономически грамотный и со всех сторон защищенный человек (Ильдус Ахтямович еще и депутат Казанской городской думы) столкнется с нашей реальностью и через три года на одном из круглых столов выскажется о ней так: «Мне хотелось проверить истинность теории об эффективности честного и добросовестного труда на селе… Для меня остается большой загадкой, почему на селе, когда ты владеешь 30 коровами и 70 гектарами земли, ты не можешь себя прокормить. Почему происходит так, что, засевая одно зернышко весной, получая осенью 8–10 зерен на выращенном колоске пшеницы или выращивая 300-граммового птенца в 4-килограммового гуся, российский фермер не получает достойной прибыли и экономического признания своего нелегкого, но нужного любому обществу труда».

По итогам трех лет Янышев в минусе. Есть причины, которые на виду. Это высокая стоимость электроэнергии: фермерам ее отпускают втрое дороже, чем крестьянским подворьям, да и вообще электричество у нас дороже, чем в Казахстане или Белоруссии, где нет сравнимых с нашими природных ресурсов. Это цена солярки, стоимость литра которой втрое превышает закупочную стоимость литра молока. Это диктат монополистов при закупке молока. Бывали случаи, когда приезжали независимые закупщики и предлагали приемлемую цену, но конкуренты шантажировали их и протыкали колеса автомашин. Есть проблемы со сбытом птицы. С гусями, например, пробиться в торговые сети невозможно. Туда может попасть только крупный производитель с долгосрочным контрактом. Закупочной кооперации нет, а самому производить и торговать — это разные профессии. Но главное — не в этом.

Россия, считает Янышев, пошла по пути создания крупных агрокомплексов. А там поощряют применение биологических стимуляторов роста, гербицидов, химических удобрений.

— На крупных фермах с помощью стимуляторов цыпленка выращивают до курицы за два месяца. Получается стоимость 80–90 рублей за килограмм, — поясняет Ильдус Ахтямович. — Я же покупаю суточного цыпленка за 80 рублей, 4 месяца выращиваю до курицы двух-трехкилограммовой, и у меня никак не получается, что она будет стоить 80 рублей. У меня только себестоимость — около 120. Но у них нездоровое мясо. А у меня курица на свободном выпасе, питается зерном, червячками, жучками. И мясо по качеству совершенно другое. В Европе я не видел ни одного крупного животноводческого комплекса, а у нас на них делается ставка.

В этих гигантских комплексах Янышев к тому же усматривает социальный изъян. В деревне, считает он, создается небольшое количество олигархов, прослойка фермеров и множество батраков.

— Люди, не став собственниками, уходят в города, таксистами, охранниками, и мы теряем средний класс на селе. У меня в Казани, — вспоминает он, — в охранном предприятии работал главный агроном колхоза. Не было работы в деревне, и он охранял школу за 9 тысяч рублей. Сейчас говорят о патриотизме, о духовных скрепах. Путин придает значение церкви, исторической науке, инвестициям в кинопроизводство — созданию фильмов патриотической направленности. Но для меня большим патриотом и более полезным для России человеком будет тот, кто владеет землей. Этот никуда не уедет, в отличие от IT-специалиста, который за хорошей зарплатой махнет в Силиконовую долину.

Все это так, но нельзя же долго работать с убытками. Ильдус Янышев ищет выход. Он принялся коптить гусей (копченые уходят лучше), изготавливать сыры. Еще хочет сделать ставку на агротуризм.

— Я построил дома, стилизовал их под старину, чтобы люди могли погрузиться в прежний деревенский быт, пожить немного без электричества и водопровода. Привозил как-то старшеклассников из казанского лицея, где учится мой сын. Они работали на ферме как скотники. Раньше студентов возили на картошку, сейчас никого не возят. И не все городские ребята знают, как она растет.

Эксперимент на земле Янышев не бросит. Он уверяет, что никакой дайвинг на экзотических островах, никакие шоу в элитных клубах не заменят ощущений от сбора урожая, выращенного своими руками.

Иногда Ильдус Ахтямович делится своими мыслями о сельском труде с читателями местных СМИ. Среди откликов я заметил иронический: «Земля — круглая. Солнце горячее. 2х2=4». Мол, все это давно известно, и не надо никаких экспериментов, чтобы прийти к выводу о незавидном состоянии сельского предпринимательства.

Возможно, Земля и круглая, но свои 70 гектаров плоские, а когда считаешь вложенные в них деньги и полученный результат, 2х2 не всегда 4. И уже начинаешь сомневаться, что Солнце горячее.