До 5 млн диких перелетных птиц ежегодно заканчивают свою жизнь в ловчих сетях, опутывающих Средиземноморское побережье. Бизнес по ловле соловьев, камышовок или горлиц не считается в средиземноморских странах нелегальным. В Египте это важный источник дохода для населения

Нидерланды и Германия обвиняют египтян в промышленной добыче мигрирующих диких птиц, что приводит к исчезновению видов. В ответ Египет готов запустить масштабное исследование.

Отлов диких птиц - источник дохода и пищи для многих людей в Египте. Исследователь и кандидат наук Халед Элноби вместе с экономистом по развитию Эрвином Булте, экологом Марком Нагибом и несколькими другими коллегами изучает эту проблему.

«Птицы всегда были важным источником белка. Древние египтяне ловили птиц для еды. Разница в том, что сегодняшнее поколение отлавливает птиц в огромных количествах, используя современные технологии, такие как птичий крик для приманки и клей-карандаш. Массовый отлов происходи в гораздо больших масштабах, чем нужно для пропитания. Это бизнес», - говорит Халед Элноби.

Отлов для еды не ограничивается одним Египтом - это происходит по всему Средиземноморью. Птицы, от перепелов до соловьев, запутываются в стене сетей, опутывающих побережье Средиземного моря.

«Египет с его растущим населением более 100 миллионов человек граничит с тремя континентами: Азией, Европой и Африкой. Из-за своего географического положения миллионы перелетных птиц пересекают страну из Азии и Европы», - объясняет Элноби.

Отлов птиц в Египте в целом не является незаконным и основан на разрешительной системе. В основном, этим занимаются бедные люди, частично для потребления, но в основном для получения дохода, продавая их торговцам. Торговцы дают им сеть, инструкции, а иногда и доступ к местам отлова. Торговцы покупают птиц у охотников, а затем вычитают стоимость сетей. Это привело к созданию всей цепочки создания стоимости вокруг отлова птиц.

По словам Элноби, упорядочить отлов птиц невероятно сложен: «Сохранение птиц является сложной задачей в такой стране, как Египет, где также необходимо учитывать культурные аспекты. Что законно, а что незаконно? Ловцы птиц не думают об исчезающих видах. В прошлом охотники были активны только осенью, а не весной, что позволяло перелетным птицам добраться до мест их гнездования. Теперь они ловят круглый год».

Хенк ван дер Йеугд, руководитель Центра миграции и демографии птиц NIOO-KNAW, говорит, что несколько лет назад обвинения в ущербе популяции перелетных птиц Египту выдвигала Германия. Сейчас недовольны и Нидерланды, где есть некоторые виды, например, красноспинный сорокопут и камышовка, которые размножаются в Нидерландах и выбирают восточный маршрут через Египет, где их ждет гибель в ловчих сетях.

Эксперт подчеркивает, что отлов диких птиц надо рассматривать шире как общую проблему Средиземноморья.

«За этим стоит целый мир и целая экономика. Рыбалка сокращается, и людям нужно что-то есть. Эта форма отлова птиц является законным средством к существованию. И это происходит не только в Египте. В огромных количествах отлавливаются и отстреливаются перелетные птицы вдоль побережья Ливии, а также на Мальте, в Италии, Франции и Испании. В этих странах отлов птиц не является источником дохода, он глубоко укоренился в культуре. Там борьба затягивается и требует постоянного лоббирования».

По словам Ван дер Йогда, перелетные птицы переживают особенно тяжелые времена в последние годы. Количество многих видов сокращается по причине глобального потепления, вызывающего засухи в Африке, расширении аграрных ландшафтов и, конечно же, отлова. Например, популяция европейских горлиц почти полностью истреблена. В большой опасности популяции перепела, иволги, сокола.

С 2015 по 2017 год организация Nature Conservation Egypt проводила полевые исследования в различных точках вдоль побережья. Эти точки регулярно посещались для документирования действий по отлову, например, количества птиц и видов. «Мы ходили на рынки, чтобы посмотреть, что там продается. Это было впервые и давало представление о количестве истребляемой птицы. Точные цифры трудно назвать, но ежегодные оценки колеблются от 800 000 до 1-5 миллионов во всем Средиземноморском регионе», говорит Элноби.

Стало очевидно – использование устройств, имитирующих крики птиц, позволило увеличить отлов на 60%. «Но убрать этот инструмент чрезвычайно сложно, потому что его нельзя запретить. Обычно это простое приложение для телефона. Полиция мало что может сделать», сказал эксперт.

Ван дер Йегд руководит командой добровольцев, которые занимаются дикими перелетными птицами.

«Если бы не пандемия, я бы отправил эту группу в Египет и посмотреть, возможен ли постепенный переход от отлова к орнитологическому виду туризма – ведь это так красиво, любоваться тысячами перелетных птиц во время птичьего сафари. Но я понимаю, что это далекая мечта - без устранения фактора бедности проблему не решить. Многие ловцы птиц также являются рыбаками. Для них нет разницы, косяк рыб или стая птиц. Все дело в образе мышления. Хорошее общение и диалог помогают повысить осведомленность. Это важно, так как нужно понимание рынка. Бедные звероловы берут взаймы деньги у крупных торговцев и выплачивают свои долги, отлавливая птиц. Другая финансовая система могла бы решить эту проблему. Если мы позаботимся о людях, люди позаботятся о птицах. Их собственное выживание важнее сохранения природы. Они считают, что в море всегда будет полно рыбы и много птиц в небе, но это, увы, уже далеко не так».

(Источник: www.wur.nl).